Жозе-Мариа де Эредиа. Армор и др.

Дата: 01-08-2006 | 20:57:24

Жозе-Мариа де Эредиа
Армор*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Armor*

Меня от мыса Раз** дорогой на Трогор***
сопровождал пастух, как древний галл косматый.
Мы мяли жёлтый дрок, дышали дикой мятой,
И терпкий кельтский грунт подошвы наши тёр.

Внезапный горький шквал хлестнул меня в упор.
Закат окрасил мир в оттенок красноватый.
И в этой мрачной мгле мой сельский провожатый,
рукою указав, сказал: “Senez Ar-Mor****!”

Вся розовой была от вереска поляна.
откуда я смотрел, как ярость Океана
зелёною волной вгрызается в гранит.

Хмелела голова, сознав необозримость
просторов, мчащих в даль - на Запад и в зенит,
всю мощь морских ветров и их неукротимость.


Armor*

Pour me conduire au Raz**, j'avais pris a Trogor***
Un berger chevelu comme un ancien Evhage ;
Et nous foulions, humant son arome sauvage,
L'apre terre kymrique ou croit le genet d'or.

Le couchant rougissait et nous marchions encor,
Lorsque le souffle amer me fouetta le visage ;
Et l'homme, par-dela le morne paysage
Etendant un long bras, me dit : Senez Ar-Mor**** !

Et je vis, me dressant sur la bruyere rose,
L'Ocean qui, splendide et monstrueux, arrose
Du sel vert de ses eaux les caps de granit noir ;

Et mon coeur savoura, devant l'horizon vide
Que reculait vers l'Ouest l'ombre immense du soir
L'ivresse de l'espace et du vent intrepide.

*Армор, Арвор, Арморика – кельтские названия Бретани.
**Раз - мыс на западе Бретани.
***Трогор –городок невдалеке от мыса Раз.
****Вот море – по-бретонски.


Жозе –Мариа де Эредиа Морской прилив
(Перевод с французского)
Mer montante
Jose–Maria de Heredia

Здесь солнце – как маяк, здесь берег - как в огне,.
меж мысами Пенмарк и Раз, в седой Бретани.
И чайки, тут и там, уже с рассветной рани,
купаются в ветру и пляшут на волне.

Поверхность моря здесь - вся в пенной пелене.
Здесь плещутся валы, подножья скал тараня,
и рифы в пене волн и в брызгах, как в тумане,
видны у берегов и дальше в стороне.

Подобной же волной мои стремленья били.
Теперь душа в тоске по зря пропавшейей силе.
В остатке лишь один осадок горьких дум.

Мне вторит Океан, обнявший всю планету.
И вечно тот же вопль вплетён в кромешный шум:
людской призыв к богам ...И нет ему ответа.



Mer montante
Le soleil semble un phare a feux fixes et blancs.
Du Raz jusqu'a Penmarc'h la cote entiere fume,
Et seuls, contre le vent qui rebrousse leur plume,
A travers la tempete errent les goelands.

L'une apres l'autre, avec de furieux elans,
Les lames glauques sous leur criniere d'йcume,
Dans un tonnerre sourd s'eparpillant en brume,
Empanachent au loin les recifs ruisselants.

Et j'ai laisse courir le flot de ma pensee,
Reves, espoirs, regrets de force depensee,
Sans qu'il en reste rien qu'un souvenir amer.

L'Ocean m'a parle d'une voix fraternelle,
Car la meme clameur que pousse encor la mer
Monte de l'homme aux Dieux, vainement eternelle.


Жозе-Мариа ле Эредиа
Бриз
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Brise marine

Зима. Бесцветный вид. Пески и голый мыс.
Кромсая на ходу береговые скалы,
с Атлантики летят назойливые шквалы.
Последний лепесток на пестике повис.

Но тонкий аромат ко мне доносит бриз.
Как будто купа пальм раскрыла опахала.
И, будто от духов, душа затрепетала.
Дыханье южных стран. Диковинный сюрприз.

Я тайну разгадал. Сюда благоговейно
принёс мне ветер вздох Карибского бассейна,
не убоясь в пути почти трёх тысяч миль.

И у кимрийских скал обветренной Бретани
я вспомнил, как цветёт пахучая ваниль
в саду Америки, в моей родной Гаване.


Brise marine

L'hiver a defleuri la lande et le courtil.
Tout est mort. Sur la roche uniformement grise
Ou la lame sans fin de l'Atlantique brise,
Le petale fane pend au dernier pistil.

Et pourtant je ne sais quel arome subtil
Exhale de la mer jusqu'a moi par la brise,
D'un effluve si tiede emplit mon coeur qu'il grise ;
Ce souffle etrangement parfume, d'ou vient-il ?

Ah ! Je le reconnais. C'est de trois mille lieues
Qu'il vient, de l'Ouest, la-bas ou les Antilles bleues
Se pament sous l'ardeur de l'astre occidental ;

Et j'ai, de ce rеcif battu du flot kymrique,
Respire dans le vent qu'embauma l'air natal
La fleur jadis eclose au jardin d'Amerique


Жозе-Мариа де Эредиа
Раковина
(Перевод с французского)
Jose-Maria deHeredia
La conque

Ты взор мой привлекла цветною скорлупой!
А сколько зим и лет какие Океаны
несли твой перламутр сквозь зыбь и ураганы,
какая глубина испытана тобой?

Сейчас рассталась ты с солёною волной,
и роком суждены тебе напостоянно
песчаная постель и солнечные ванны.
Зато в тебе – всегда - гремит морской прибой.

И у меня в душе, звучат, как в заключенье,
стенания и плач, мольбы и уверенья,
как у тебя внутри, где слышен рёв штормов.

Всё сердце у меня полно лишь только Ею,
и глухо, без конца, всё громче, всё слышнее,
гремит там, как гроза, звучанье давних слов.


La conque

Par quels froids Oceans, depuis combien d'hivers,
- Qui le saura jamais, Conque frele et nacree ! -
La houle sous-marine et les raz de maree
T'ont-ils roulee au creux de leurs abimes verts ?

Aujourd'hui, sous le ciel, loin des reflux amers,
Tu t'es fait un doux lit de l'arene doree.
Mais ton espoir est vain. Longue et desesperee,
En toi gemit toujours la grande voix des mers.

Mon ame est devenue une prison sonore :
Et comme en tes replis pleure et soupire encore
La plainte du refrain de l'ancienne clameur ;

Ainsi du plus profond de ce coeur trop plein d'Elle,
Sourde, lente, insensible et pourtant eternelle,
Gronde en moi l'orageuse et lointaine rumeur


Жозе-Мариа де Эредиа Кровать
(Вольный перевод с французского)
Le lit
Jose-Maria de Heredia

Будь сверху хоть парча, хоть кружево, хоть тряпка,
пестрит ли как цветник, бела ли будто снег,
на ней родится, спит и любит человек:
супруг, жена, дитя, племянница и бабка.

Под образом Христа, на смертном ложе - зябко,
и света нет очам, закрывшимся навек.
На ложе для любви и самых страстных нег -
нежнейших лепестков душистая охапка.

Будь попросту прочна, будь чудом наших дней,
в узорах и цветах и формой помодней,
будь доски без затей, будь дороги и редки,

блажен, кто мирно лёг в семейную кровать,
в которой родились и умирали предки,
в которой спали век его отец и мать.


Le lit

Qu'il soit encourtine de brocart ou de serge,
Triste comme une tombe ou joyeux comme un nid,
C'est la que l'homme nait, se repose et s'unit,
Enfant, epoux, vieillard, aieule, femme ou vierge.

Funebre ou nuptial, que l'eau sainte l'asperge
Sous le noir crucifix ou le rameau benit,
C'est la que tout commence et la que tout finit,
De la premiere aurore au feu du dernier cierge.

Humble, rustique et clos, ou fier du pavillon
Triomphalement peint d'or et de vermillon,
Qu'il soit de chene brut, de cypres ou d'erable ;

Heureux qui peut dormir sans peur et sans remords
Dans le lit paternel, massif et venerable,
Ou tous les siens sont nes aussi bien qu'ils sont morts.




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!