Жозе-Мариа де Эредиа. Артемида и др.

Дата: 01-08-2006 | 01:18:17

Жозе-Мариа де Эредиа
Артемида
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Artemis

Все запахи в лесах и терпки, и густы,
Охотница, а ты, вдыхая их ноздрями,
мчишь, волосы назад, и излучаешь пламя -
сияние твоей чистейшей красоты.

Пантеры зло рычат, как мощные коты,
Ортигия* полна до ночи голосами.
В агонии, дрожа, с последними прыжками,
псы кровь из рваных ран роняют на кусты.

Богиня! Ты не прочь пораниться колючкой,
за когти, за клыки ответить крепкой взбучкой,
железом отстоять и честь свою и власть.

Ты чувствуешь восторг и злое облегченье
бессмертный пурпур свой вмешав в кровотеченье,
которым изойдёт чудовищная пасть.


Artemis

L'acre senteur des bois montant de toutes parts,
Chasseresse, a gonfle ta narine elargie,
Et, dans ta virginale et virile energie,
Rejetant tes cheveux en arriere. tu pars

Et du rugissement des rauques leopards
Jusqu'a la nuit tu fais retentir Ortygie,
Et bondis a travers la haletante orgie
Des grands chiens eventres sur l'herbe rouge epars.

Et, bien plus, il te plait, Deesse, que la ronce
Te morde et que la dent ou la griffe s'enfonce
Dans tes bras glorieux que le fer a venges ;

Car ton coeur veut gouter cette douceur cruelle
De meler, en tes jeux, une pourpre immortelle
Au sang horrible et noir des monstres egorges.

*Ортигия – греческий остров Делос, родина богини Артемиды


Жозе-Мариа де Эредиа
Охота
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La chasse

Планета вся огнём небес обагрена
и в золоте лучей купаются равнины.
Квадригу солнца мчат в слепящие вершины
белейшие, как снег, четыре скакуна.

В лесах, хотя листва густа и зелена,
от Солнца всё равно, сквозь щели и редины,
сквозь тени где звенят струистые стремнины,
повсюду достаёт лучистая волна.

В такой палящий час богиня Артемида
творит всему зверью кровавые обиды.
свой волос распустив, cо сворой гончих псов,

не ведая препон , стремительно и смело
она пускает в цель отточенные стрелы.
Попробуй-ка смирить красу и страх лесов!


La chasse

Le quadrige, au galop de ses etalons blancs,
Monte au faite du ciel, et les chaudes haleines
Ont fait onduler l'or bariole des plaines.
La Terre sent la flamme immense ardre ses flancs.

La foret masse en vain ses feuillages plus lents ;
Le Soleil, a travers les cimes incertaines
Et l'ombre ou rit le timbre argentin des fontaines,
Se glisse, darde et luit en jeux etincelants.

C'est l'heure flamboyante ou, par la ronce et l'herbe,
Bondissant au milieu des molosses, superbe,
Dans les clameurs de mort, le sang et les abois,

Faisant voler les traits de la corde tendue,
Les cheveux denoues, haletante, eperdue,
Invincible, Artemis epouvante les bois.


Жозе-Мариа де Эредиа Нимфея
(Перевод с французского)

Упряжка-четверня в небесной тишине
бежит на горизонт, на златотканный вечер.
Как Гелиос в пути ни замедляет встречу,
но кончится пробнг купаньем на волне.

Квадригу в море ждёт спокойный сон на дне,
но прежде небосвод весь пурпуром расцвечен,
и благостная ночь приходит, не переча
молчащей в вышине серебряной Луне.

А Нимфа в этот час у ключика присела,
отбросив прочь свой лук, забыв колчан и стрелы.
Всё тихо. Лишь олень зафыркал у реки.

Луна кидает свет танцующим наядам.
А развесёлый Пан, меняя лад за ладом,
смеясь, вдувает жизнь в речные тростники.


Nymphee
Le quadrige celeste a l'horizon descend,
Et, voyant fuir sous lui l'occidentale arene,
Le Dieu retient en vain de la quadruple rene
Ses talons cabres dans l'or incandescent.

Le char plonge. La mer, de son soupir puissant,
Emplit le ciel sonore ou la pourpre se traine,
Tandis qu' l'Est d'ou vient la grande nuit sereine
Silencieusement s'argente le Croissant.

Voici l'heure ou la Nymphe, au bord des sources fraches
Jette l'arc detendu pres du carquois sans fleches.
Tout se tait. Seul, un cerf brame au loin vers les eaux.

La lune tiede luit sur la nocturne danse,
Et Pan, ralentissant ou pressant la cadence,
Rit de voir son haleine animer les roseaux.


Жозе-Мариа де Эредиа Пан
(Перевод с французского)
Pan
Jose-Maria de Heredia

Скользя среди кустов укромною тропой,
высматривает нимф охотник козлоногий.
Его горящий взгляд кочует вдоль дороги,
ища желанных встреч с манящей наготой.

Он рад, что слышит всё, и каждый водопой,
и рощи, и луга, и горные отроги.
А Солнце не чинит ни шума, ни тревоги,
и каждый острый луч - как дротик золотой.

Одна из нимф близка. Не чувствует угрозы.
Заслушалась росы, закапавшей, как слёзы,
на мягкий-мягкий мох. Истомою полна.

И бог в один прыжок скакнёт из тёмной рощи.
Обхватит и прижмёт. Возня ему смешна.
Натешась, пропадёт. Дубы стоят не ропща.


Pan

A travers les halliers, par les chemins secrets
Qui se perdent au fond des vertes avenues,
Le Chevre-pied, divin chasseur de Nymphes nues,
Se glisse, l'oeil ardent, sous les hautes forets.

Il est doux d'ecouter les soupirs, les bruits frais
Qui montent a midi des sources inconnues
Quant le Soleil, vainqueur etincelant des nues,
Dans la mouvante nuit darde l'or de ses traits.

Une Nymphe s'egare et s'arrete. Elle coute
Les larmes du matin qui pleuvent goutte a goutte
Sur la mousse. L'ivresse emplit son jeune coeur.

Mais, d'un seul bond, le Dieu du noir taillis s'elance,
La saisit, frappe l'air de son rire moqueur,
Disparait... Et les bois retombent au silence.


Жозе-Мариа де Эредиа Купанье нимф
(Перевод с французского)
Le bain des nymphes
Jose-Maria de Heredia

Ручей течёт вдали от моря - за холмом.
Эвксинский* чёрный лавр над ним склонился сбоку.
Вцепившись в крепкий сук над зеленью потока,
Одна из нимф струю потрогала носком.

Её рожок созвал подружек в водоём.
Забрызгала вода. Раздвинулась осока.
Под пеной - их тела, упругие от сока,
то белое бедро, то грудь с тугим соском.

Веселье резвых нимф взыграло до экстаза,
Но вдруг зажглись в кустах глумливые два глаза.
Хохочущий сатир!... И нет возни и нег.

Все нимфы прочь гурьбой сбегают быстро-быстро.
Так, слыша злобный грай, в стране, где всюду снег,
срывались в дальний путь и лебеди Каистра**.


Le bain des nymphes

C'est un vallon sauvage abrite de l'Euxin*;
Au-dessus de la Source un noir laurier se penche,
Et la Nymphe, riant, suspendue a la branche,
Frole d'un pied craintif l'eau froide du bassin.

Ses compagnes, d'un bond, a l'appel du buccin,
Dans l'onde jaillissante ou s'ebat leur chair blanche
Plongent, et de l'ecume emergent une hanche,
De clairs cheveux, un torse ou la rose d'un sein.

Une gaite divine emplit le grand bois sombre.
Mais deux yeux, brusquement, ont illumine l'ombre.
Le satyre !... son rire epouvante leurs jeux ;

Elles s'elancent. Tel, lorsqu'un corbeau sinistre
Croasse, sur le fleuve eperdument neigeux
S'effarouche le vol des cygnes du Caystre**

*Эвксин – античное название Чёрного моря.
**Каистр – античное название одной из рек в древней Лидии,
в Малой Азии.
Лебеди Каистра упомянуты в 4-й песне «Илиады» Гомера, в «Гимнах» Каллимаха,
у Гесиода…
Потом они становятся постоянным образом у разных французских поэтов, их
упоминают, кроме Эредиа, например Louis Le Cardonnel (1862 - 1936) и Jean Moreas (1856 – 1910).

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!