Жозе-Мариа де Эредиа Шпага и др.

Дата: 24-06-2006 | 07:04:58

Жозе-Мариа де Эредиа
Шпага
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
L’epee

Прилежное дитя! В грядущее смотря,
поверь и рассуди, насколько жизнь со шпагой,
когда ты наделён и силой и отвагой,
славней и веселей, чем чтенье псалтыря.

На гарде Геркулес. Согрей богатыря!
Он глажен сотней рук, владевших бедолагой!
Любуйся силачом, красавцем и бродягой.
Смотри, как он хорош, весь золотом горя.

Взмахни клинком! Искрит ! Рассыплется огнями.
Надёжен, гибок, остр! Сияет - будто пламя!
На сердце - как сверкнёт - торжественная дрожь.

И Хулиан дель Рей, держась уставных правил,
на шпаге, - будто он надел на даму брошь -
ручаясь за неё, своё клеймо поставил.


L’epee

Crois-moi, pieux enfant, suis l'antique chemin.
L’epee aux quillons droits d'ou part la branche torse,
Au poing d'un gentilhomme ardent et plein de force
Est un faix plus leger qu'un rituel romain.

Prends-la. L'Hercule d'or qui tiedit dans ta main,
Aux doigts de tes aieux ayant poli son torse,
Gonfle plus fierement, sous la splendide ecorce,
Les beaux muscles de fer de son corps surhumain.

Brandis-la ! L'acier souple en bouquets d'etincelles
Petille. Elle est solide, et sa lame est de celles
Qui font courir au coeur un orgueilleux frisson ;

Car elle porte au creux de sa brillante gorge,
Comme une noble Dame un joyau, le poincon
De Julian del Rey, le prince de la forge.


Жозе-Мариа де Эредиа
Клодиюсу Поплену*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A Claudius Popelin*

Художник-витражист крепил в свинцовой раме
картины, где сверкал король или барон,
а всякий мелкий люд, коленопреклонён
и шапки смяв в руках, молился в светлом храме.

Другие мастера, вокруг святых, цветами
для украшенья книг раскрашивали фон.
А третьи, не ленясь, подушки с двух сторон
любили расшивать искусными стежками.

Ты нынче, Клодиюс, венец себе стяжал
как мастер и знаток наследственных секретов,
и, ревностно трудясь, вливаешь жизнь в металл.

Так пусть же на века эмаль моих сонетов
усилит яркий тон и свежий цвет в листве
венца, что на твоей достойной голове.


A Claudius Popelin*

Dans le cadre de plomb des fragiles verrieres,
Les maitres d'autrefois ont peint de hauts barons
Et, de leurs doigts pieux tournant leurs chaperons,
Ploye l'humble genou des bourgeois en prieres.

D'autres sur le velin jauni des breviaires
Enluminaient des Saints parmi de beaux fleurons,
Ou laissaient rutiler, en traits souples et prompts,
Les arabesques d'or au ventre des aiguieres.

Aujourd'hui Claudius, leur fils et leur rival,
Faisant revivre en lui ces ouvriers sublimes,
A fixe son genie au solide metal ;

C'est pourquoi j'ai voulu, sous l'email de mes rimes,
Faire autour de son front glorieux verdoyer,
Pour les ages futurs, l'heroique laurier.

*Клодиюс Поплен (1825-1892) – близкий друг Ж.М.Эредиа, поэт-парнасец,
художник-эмальер и учёный-филолог. Второй муж племянницы императора
Наполеона принцессы Матильды.


Жозе-Мариа де Эредиа
Эмаль
(С  французского)
Jose-Maria de Heredia
Email

Уже нагрелась печь. Струится свет с плафона.
Формуй свою фольгу. Основу разогрей.
Веди проворней кисть, точнее и быстрей
фантазии набрось по разноцветью фона.

Какие ты венки возложишь как короны
на славных мудрецов, любовников, царей?
Как вздыбишь, кем смиришь диковинных зверей,
химеру в чешуе и чудищ Посейдона?

Но лучше избери военную струю.
Воительниц рисуй, пылающих в бою,
Талестрис* не забудь, возьми Пентесилею*.

Пусть рдеет красота, не знавшая препон.
На шлемы помести им хищных птиц - позлее,
на груди посади блистающих горгон.

Email

Le four rougit ; la plaque est prete. Prends ta lampe.
Modele le paillon qui s'irise ardemment,
Et fixe avec le feu dans le sombre pigment
La poudre etincelante ou ton pinceau se trempe.

Dis, ceindras-tu de myrte ou de laurier la tempe
Du penseur, du heros, du prince ou de l'amant ?
Par quel Dieu feras-tu, sur un noir firmament,
Cabrer l'hydre ecaillee ou le glauque hippocampe ?

Non. Plutot, en un orbe eclatant de saphir
Inscris un fier profil de guerriere d'Ophir.
Thalestris*, Bradamante*, Aude* ou Penthesilee*.

Et pour que sa beaute soit plus terrible encor,
Casque ses blonds cheveux de quelque bete ailee
Et fais bomber son sein sous la gorgone d'or.

Справка.
*Талестрис – царица амазонок, влюблённая в Александра Македонского.
*Брадаманте – одна из героинь «Неистового Роланда» Ариосто и
оперы Генделя «Альцина».
*Aude - Альда, сестра рыцаря Оливье, невеста Роланда из "Песни о Роланде".
*Пентесилея – царица амазонок, павшая под Троей от руки Ахилла.


Жозе-Мариа де Эредиа Эмалевые видения
(С  французского)
Reves d'email
Jose Maria de Heredia

Под вечер в закутке распелся атанор.
Пленённый огонёк гудит в его накале.
В таких-то вот печах и плавятся эмали,
чтоб нанести на медь пылающий узор.

Сюжетами полны и мифы, и фольклор.
Химера, Пан и Сфинкс возникли на металле.
Откуда ни возьмись кентавры прибежали,
Горгона, конь Пегас, верзила Хрисаор.

Вот кается Ахилл, убив Пентесилею...
Вот в страшной глубине не повезло Орфею.
Жилица мрачных мест осталась меж теней...

Удачливей Геракл. Он пса увёл оттуда...
Девица смерти ждёт, и нет надежд на чудо.
Драконы тут как тут - пронюхали о ней.




Reves d'email.

Ce soir, au reduit sombre ou ronfle l'athanor,
Le grand feu prisonnier de la brique rougie
Exalte son ardeur et souffle sa magie
Au cuivre que l'email fait plus riche que l'or.

Et sous mes pinceaux nait, vit, court et prend l'essor
Le peuple monstrueux de la mythologie,
Les Centaures, Pan, Sphinx, la Chimere, l'Orgie
Et, du sang de Gorgo, Pegase et Chrysaor.

Peindrai-je Achille en pleurs pres de Penthesilee ?
Orphee ouvrant les bras vers l'Epouse exilee
Sur la porte infernale aux infrangibles gonds ?

Hercule terrassant le dogue de l'Averne,
Ou la Vierge qui tord au seuil de la caverne
Son corps epouvante que flairent les Dragons ?


Жозе-Мариа де Эредиа Конкистадоры
(Перевод с французского)
Les conquerants
Jose-Maria de Heredia

Будто кречеты мчат прочь из рощи родной -
утомившись на суше от бедности гордой,
через Палос текли беспокойные орды
за жестокой своей дерзновенной мечтой.

Отправлялись они за безмерной казной,
о которой напели им Зюйды и Норды.
Влёк их жёлтый металл, и тяжёлый и твёрдый,
тот, что нужно добыть за закатной волной.

А в просторе морском, в беспокойном прищуре,
удивляет бродяг в разогретой лазури
раззолоченный сон, несусветный мираж.

По ночам в небесах разверзается небыль:
восстающий вверху фантастичный пейзаж
неизвестного им многозвёздного неба.
Les Trophees, 1893


Les conquerants

Comme un vol des gerfauts hors du charnier natal,
Fatigues de porter leurs miseres hautaines,
De Palos de Moguer, routiers et capitaines
Partaient, ivres d'un reve heroique et brutal.

Ils allaient conquerir le fabuleux metal
Que Cipango murit dans ses mines lointaines,
Et les vents alizes inclinaient leurs antennes
Aux bords misterieux du monde Occidental.

Chaque soir, esperants des lendemains epiques,
L'azur phosphorescent de la mer des Tropiques
Enchantait leur sommeil d'un mirage dore

Ou panches a l'avant des blanches caravelles,
Ils regardaient monter en un ciel ignore
Du fond de l'Ocean des etoiles nouvelles.
Les Trophees, 1893

Штудия.
Перевод шестистопным ямбом.

Устав в родном краю от гордой нищеты,
как стаи хищных птиц от падального смрада,
команды моряков и сбродные отряды
грузились в корабли для поиска мечты.

Им грезился металл ярчайшей чистоты,
в таинственных, как сон, владеньях Эльдорадо,
в Чипанго, что хранит бесчисленные клады
в какой-то широте неясной долготы.

Морская синева с мерцающим сверканьем
в движении на юг казалась обещаньем,
что завтрашняя быль им явит чудеса.

С надеждою один, другой – страшась возмездий,
смотрели с корабля в ночные небеса
с блестящей новизной неведомых созвездий.



Владимир,

Не очень удачно получилось. Особенно второй катрен. строки

как будто драили наждачною бумагой,
пока бродил в веках героем и бродягой –

это Ваша придумка. И не очень верная. Во-первых, всё это не поэтично абсолютно. Во-вторых, не логично. Как может эфес шпаги гореть как золото, если его "драили наждачной бумагой"? Полировали - да, но не драили :))

Геракл не бродил в веках, а несколько лет. Он не был бродягой. Он совершал подвиги по предсказанию пифии, чтобы в конце стать бессмертным. У Эредиа всего этого нет. У него приблизительно такой смысл:

Возьми её (т.е.шпагу). Золотой Геркулес, которого согревает твоя рука,
А твои пальцы полируют его торс,
Вздувает всё более гордо, под блестящий оболочкой,
Красивые железные мышцы своего сверхчеловеческого тела.

Ничего не надо добавлять лишнее. Обыграйте этот смысл, своими словами, но не вносите ничего лишнего и ненужного. Учитесь у Лозинского, который перевёл блестяще этот сонет.

С БУ
АЛ