Роберт Фрост

Дата: 28-03-2006 | 21:17:37

из книги: "Mountain Interval" 1916:

Лягушачий Ручей

Меняется в июне буйный нрав
Ручья, весной журчащего, и вот
Он под землёй крадётся, будто крот
(Весь лягушачий род с собой забрав,
Чей крик в тумане месяц лишь назад
Звучал, как колокольцы в снегопад) –
Иль вдруг пробьётся средь поникших трав,
И чтобы цвет и свежесть им вернуть
Всего себя отдаст, продолжив путь.
И вот, уже иссохшейся листвой
Засыпанный, ручей, едва живой –
Не о таком поэт когда-то пел;
Но только и совсем иной, в тени,
Для тех, кто помнит, звонок он и смел.
Любимых любим, ибо есть они.

Robert Frost Hyla Brook

By June our brook’s run out of song and speed.
Sought for much after that, it will be found
Either to have gone groping underground
(And taken with it all the Hyla breed
That shouted in the mist a month ago,
Like ghost of sleigh-bells in a ghost of snow) —
Or flourished and come up in jewel-weed,
Weak foliage that is blown upon and bent
Even against the way its waters went.
Its bed is left a faded paper sheet
Of dead leaves stuck together by the heat —
A brook to none but who remember long.
This as it will be seen is other far
Than with brooks taken otherwhere in song.
We love the things we love for what they are.

Певун-печник

Гуляя в роще, слышать мог любой
Певца, который летнею порой
Из крон густых звучит то здесь, то там.
Он говорит, - листва совсем темна,
И лето не потворствует цветам,
Что майских груш и вишен кончен бал.
Когда спадала лепестков волна,
И ясный день как будто угасал;
И листопад, попробуй-ка, продли.
Он говорит, что всё, увы, в пыли,
Молчал бы, как молчат певцы. Но то,
Что понимает в пенье он, - не cпеть.
Вопрос его витает, как листок:
Что сделаешь, всё убывает ведь.

Robert Frost The Oven Bird

There is a singer everyone has heard,
Loud, a mid-summer and a mid-wood bird,
Who makes the solid tree trunks sound again.
He says that leaves are old and that for flowers
Mid-summer is to spring as one to ten.
he says the early petal-fall is past
When pear and cherry bloom went down in showers
On sunny days a moment overcast;
And comes that other fall we name the fall.
He says the highway dust is over all.
The bird would cease and be as other birds
But that he knows in singing not to sing.
The question that he frames in all but words
Is what to make of a diminished thing.

из книги: "New Hampshire" 1923:

Чтоб Песней Жить

Однажды ветерок лихой,
В полях гуляя, зазвучал,
И вот теперь он день-деньской
Грохочет, позабыв печаль.

Но человек сказал: - Спешить
Не надо. Это не пустяк.
Послушай, чтобы песней жить,
Звучать должно примерно так.

И он вдохнул, чуть-чуть, потом,
Довольно долго, помолчал,
Чтоб холод, верно, стал теплом,
Подул, - не дрогнула б свеча.

Медленно. Слово выдохнуть,
Воздух, дыханье -- что из них
Касалось горла, губ, чуть-чуть,
Чтоб песней жить. И ветер стих.

Robert Frost The Aim was Song

Before man came to blow it right
The wind once blew itself untaught,
And did its loudest day and night
In any rough place where it caught.

Man came to tell it what was wrong:
I hadn't found the place to blow;
It blew too hard--the aim was song.
And listen--how it ought to go!

He took a little in his mouth,
And held it long enough for north
To be converted into south,
And then by measure blew it forth.

By measure. It was word and note,
The wind the wind had meant to be--
A little through the lips and throat.
The aim was song--the wind could see.

Не Вечно Злато

Пленяет красотой
Не зелень, - золотой
Природы первый цвет;
Но час, и его уж нет.
Пройдёт и листопад.
Так цвёл Эдемский сад,
Так день сотрёт рассвет.
Не злато вечно, нет.

Robert Frost Nothing gold can stay

Nature's first green is gold,
Her hardest hue to hold.
Her early leaf's a flower;
But only so an hour.
Then leaf subsides to leaf.
So Eden sank to grief,
So dawn goes down to day.
Nothing gold can stay.

Начало

Всё повторится, в роковую ночь
Когда накопленного будет не возмочь
Нести, с небес опустятся снега,
Такие белые во тьме лесов. Пурга
В полях неповторимо будет петь.
Вверх посмотрю, я, словно пойман в сеть,
Как тот, застигнутый в конце пути,
Кто бросив труд и руки опустив,
Ждёт смерть, и белый свет ему не мил,
И злу сопротивляться нету сил;
Как будто бы и вовсе он не жил.

Но опыт на моей всё ж стороне:
Зима жестока, да известно мне,
Снегами не похоронить земли.
Сколько бы вьюги их не намели,
Только не выше клёнов и дубов,
И кваканье весной раздастся вновь;
Увижу я, сугробы сгоряча
Снесёт вода апрельского ручья;
И тот по склонам промелькнёт хвостом
Сквозь прошлогодний травостой, потом
Среди берёз исчезнет снега след;
Да будут церковь и дома белеть.

Robert Lee Frost The Onset

Always the same, when on a fated night
At last the gathered snow lets down as white
As may be in dark woods, and with a song
It shall not make again all winter long
Of hissing on the yet uncovered ground,
I almost stumble looking up and round,
As one who overtaken by the end
Gives up his errand, and lets death descend
Upon him where he is, with nothing done
To evil, no important triumph won,
More than if life had never been begun.

Yet all the precedent is on my side:
I know that winter death has never tried
The earth but it has failed: the snow may heap
In long storms an undrifted four feet deep
As measured again maple, birch, and oak,
It cannot check the peeper's silver croak;
And I shall see the snow all go down hill
In water of a slender April rill
That flashes tail through last year's withered brake
And dead weeds, like a disappearing snake.
Nothing will be left white but here a birch,
And there a clump of houses with a church.

По Направлению К Земле

Любви сладчайший дар
Пил столько, сколько мог.
Но пресыщал нектар,
И влёк поток,
Где, видно, виноград
В тени на склонах рос,
Мускатный аромат
Весенних лоз?
До боли и до слёз
Кружилась голова
От жимолости рос, -
Задень едва.
Лишь в молодости сок
По сладости, как мёд;
И розы лепесток
Бывает, жжёт.
Совсем не то теперь.
Я к терпкости привык
Усталости, потерь;
Разлуки крик –
Свидетельство любви.
И горечь нам сладка;
Жжёт губы и живит
Вкус чеснока.
Остры края камней
И трав. Нет слаще мук.
Пусть руку ранят мне,
Не отниму,
И это – счастья часть:
В движении живом
Мне б землю ощущать
Всем существом.

Robert Frost TO EARTHWARD

Love at the lips was touch
As sweet as I could bear;
And once that seemed too much;
I lived on air
That crossed me from sweet things,
The flow of- was it musk
From hidden grapevine springs
Down hill at dusk?
I had the swirl and ache
From sprays of honeysuckle
That when they're gathered shake
Dew on the knuckle.
I craved strong sweets, but those
Seemed strong when I was young;
The petal of the rose
It was that stung.
Now no joy but lacks salt
That is not dashed with pain
And weariness and fault;
I crave the stain
Of tears, the aftermark
Of almost too much love,
The sweet of bitter bark
And burning clove.
When stiff and sore and scarred
I take away my hand
From leaning on it hard
In grass and sand,
The hurt is not enough:
I long for weight and strength
To feel the earth as rough
To all my length.

На Дерево, Упавшее Поперёк Дороги

Пусть Слышит
Бросила буря древо поперёк
Проезда, вынуждая нас свернуть,
Её барьер нам помешать не мог
И нас она спросила, - что нам путь,

Кто мы, что так упорствуем в своём.
Ей нравится рвать лёгкий санный бег,
Заставить думать, как нам быть, причём
Без топора; и гнать в глубокий снег.

И знает ведь, - её напрасен труд.
Чья цель сокрыта в сердце, не вдали,
Те всё равно с дороги не свернут,
Нет, и возьмутся сдвинуть ось земли.

Крушит, на месте кружит буря, пусть,
Ждёт космос нас, туда мы правим путь.


Robert Lee Frost
On a Tree Fallen Across the Road

(To hear us talk)


The tree the tempest with a crash of wood
Throws down in front of us is not bar
Our passage to our journey's end for good,
But just to ask us who we think we are

Insisting always on our own way so.
She likes to halt us in our runner tracks,
And make us get down in a foot of snow
Debating what to do without an ax.

And yet she knows obstruction is in vain:
We will not be put off the final goal
We have it hidden in us to attain,
Not though we have to seize earth by the pole

And, tired of aimless circling in one place,
Steer straight off after something into space.

из книги: "West-Running Brook" 1928:

Светлячки В Саду

Здесь прибывают звёзды, в вышине,
И на земле - подобные вполне,
Хоть не сравнить их по величине
(И звёзды им, конечно, не чета), -
Как звёзды вспыхивают иногда.
Им не доступна только высота.

Robert Frost Fireflies in the Garden

Here come real stars to fill the upper skies,
And here on earth come emulating flies,
That though they never equal stars in size,
(And they were never really stars at heart)
Achieve at times a very star-like start.
Only, of course, they can't sustain the part.

Дерево В Моём Окне

Ты здесь, в моей оконной раме.
Лишь на ночь затворю окно.
Но занавеса всё равно
Нет между нами.
Расплёскивает грёзы крона
И опускается туман.
Язык с тобой нам общий дан, -
Шептать бессонно.
Я знаю, власть ветров жестоких
Тебе знакома. Видел ты
Меня во власти темноты.
Нас одиноких
Судьба в тот день соединила
Случайной прихотью своей:
Из вешних, внутренних дождей
Нам черпать силы.

Robert Frost Tree at my window

Tree at my window, window tree,
My sash is lowered when night comes on;
But let there never be curtain drawn
Between you and me.
Vague dream-head lifted out of the ground,
And thing next most diffuse to cloud,
Not all your light tongues talking aloud
Could be profound.
But tree, I have seen you taken and tossed,
And if you have seen me when I slept,
You have seen me when I was taken and swept
And all but lost.
That day she put our heads together,
Fate had her imagination about her,
Your head so much concerned with outer,
Mine with inner, weather.

Весенние Лужи

Незамутнённой, синь небес, весной,
Сверкает в лужах в тишине лесной.
Трепещут воды, словно первоцветы, -
И первоцветы ждёт небесный сад;
Ни в речке, ни в ручье, исчезнут где-то
В корнях они и... листья воскресят.
В набухших почках затаится плеск,
Чтобы затмить природу; летний лес, –
Помедли, прежде чем свою победу
Торжествовать, допив, повергнув в прах,
Синь вод весенних, капли-первоцветы,
Из снега таявшего лишь вчера.

Robert Frost Spring Pools

These pools that, though in forests, still reflect
The total sky almost without defect,
And like the flowers beside them, chill and shiver,
Will like the flowers beside them soon be gone,
And yet not out by any brook or river,
But up by roots to bring dark foliage on.
The trees that have it in their pent-up buds
To darken nature and be summer woods --
Let them think twice before they use their powers
To blot out and drink up and sweep away
These flowery waters and these watery flowers
From snow that melted yesterday.

Грустный птах

Неутомим, хотя и мал,
Певец покоя не давал;

Я хлопнул, выйдя на порог,
Когда перенести не мог,

Казалось мне, его тона.
Была ли здесь моя вина,

Ошибка, в глубине души,
Желание побыть в тиши.

Robert Lee Frost A Minor Bird

I have wished a bird would fly away,
And not sing by my house all day;

Have clapped my hands at him from the door
When it seemed as if I could bear no more.

The fault must partly have been in me.
The bird was not to blame for his key.

And of course there must be something wrong
In wanting to silence any song.


Приятие

Когда цепляя облако лучом,
Пылая, солнце падает во тьму,
Никто в природе не вопит о том,
Что стало. Птица знает, почему,
Мрак застилает к ночи небеса.
Щебечет что-то про себя, когда
Устало закрываются глаза;
Иль окажись далёко от гнезда,
Летит, листвы касаются крыла,
Вниз к ветке, что её как будто ждёт.
И только тихо напоёт: «Цела!
Пусть тьмой ночною прерван мой полёт,
Пусть тьмой ночной мне не смотреть вперёд,
Что завтра будет, пусть произойдёт.»

Robert Lee Frost Acceptance

When the spent sun throws up its rays on cloud
And goes down burning into the gulf below,
No voice in nature is heard to cry aloud
At what has happened. Birds, at least must know
It is the change to darkness in the sky.
Murmuring something quiet in her breast,
One bird begins to close a faded eye;
Or overtaken too far from his nest,
Hurrying low above the grove, some waif
Swoops just in time to his remembered tree.
At most he thinks or twitters softly, 'Safe!
Now let the night be dark for all of me.
Let the night be too dark for me to see
Into the future. Let what will be, be.'

из книги: "A FURTHER RANGE" 1936:

Потерянный на Небесах

Ох, облака, предтечи бурных гроз,
Вы росами усыплете рассвет;
Жду этой ночи, к небу взгляд прирос,
Ориентир ищу я в синеве.

Но редки звёзды в этой стороне,
Знакомых не найду не то, что двух -
И ни одной, чтоб подмигнула мне;
Я благодарен им за мой испуг,

Потерян, справедливо, вижу сам,
«Где, где я? Но молчите, облака!
Не открывайте путь по небесам.
Так пребывать позвольте мне пока.»

Robert Lee Frost Lost in Heaven

The clouds,the source of rain, one stormy night
Offered an opening to the source of dew;
Which I accepted with impatient sight,
Looking for my old skymarks in the blue.

But stars were scarce in that part of the sky,
And no two were of the same constellation -
No one was bright enough to identify;
So 'twas with not ungrateful consternation,

Seeing myself well lost once more, I sighted,
'Where, where in Heaven am I? But don't tell me!
Oh, opening clouds, by opening on me wide.
Let's let my heavenly lostness overwhelm me.'

из книги: "A WITNESS TREE" 1942:

Шёлковистый тент

День летний высушит росу в момент.
Так трепетна на солнечном ветру
Палатка в поле, шелковистый тент,
Вольна в растяжках, как душа в миру,
Она вершиной ввысь устремлена,
Опорой стержень, как кедровый шест,
Что придаёт уверенность, она
Не знает, что другие узы есть,
Но всё же прямо держится за счёт
Любви свободных шелковистых пут
И мыслей обо всём вокруг – тенёт
И, только в воле ветреных причуд
Взлетая, понимает, что она
На плен легчайших уз обречена.

Robert Frost The Silken Tent

Shi is as in a field a silken tent
At midday when a sunny summer breeze
Has dried the dew and all its ropes relent,
So that in guys it gently sways at ease,
And its supporting central cedar pole,
That is its pinnacle to heavenward
And signifies the sureness of the soul,
Seems to owe naught to any single cord,
But strictly held by none, is loosely bound
By countless silken ties of love and thought
To everything on earth the compass round,
And only by ones going slightly taut
In the capriciousness of summer air
Is of the slightest bondage made aware.

из книги: "STEEPLE BUSH" 1947:

Астрометафизика

Я, признаюсь, любил, всегда,
Твои, Господи, небеса,
Будь то ясная высота,
Мрачная гроза.

До круженья, до слёз из глаз
Ввысь смотрел я, что было сил.
Спотыкаясь, падал, не раз
С костылём ходил.

Семь небес, любое, зане
Бесконечный, вечный Твой край,
Я люблю. За это Ты мне,
Господи, воздай.

Это, видимо, не даёт
Мне надежды, уйду когда,
Что украсит небесный свод
Скальп мой, как звезда.

С моей склонностью мне легко ль?
Ты на жизнь мою обернись,
Срок придёт, мне уйти позволь
Все же вверх, не вниз.

Robert Frost Astrometaphysical

Lord, I have loved your sky,
Be it said against or for me,
Have loved it clear and high,
Or low and stormy.

Till I have reeled and stumbled
From looking up too much,
And fallen and been humbled
To wear a crutch.

My love for every Heaven
O'er which you, Lord, have lorded,
From number One to Seven
Should be rewarded.

It may not give me hope
That when I am translated
My scalp will in the cope
Be constellated.

But if that seems to tend
To my undue renown,
At least it ought to send
Me up, not down.

На Пути

Вела дороги полоса
Наверх, на холм, и вот
Словно взлетела в небеса.
Так дальний поворот,
Вдруг кажется, остановил
Её в лесной тиши
И упокоил пыль и пыл.
Но что бы ты, скажи,
Вообразил под шорох шин
В машине, что бежит,
Сжигая мили и бензин;
Дорога – весь твой вид.
И зелень не видна, почти, и
Безбрежный голубой,
Что навевают на пути
Полёты и покой.

Robert Lee Frost
The Middleness of the Road

The road at the top of the rise
Seems to come to an end
And take off into the skies.
So at the distant bend
It seems to go into a wood,
The place of standing still
As long the trees have stood.
But say what Fancy will,
The mineral drops that explode
To drive my ton of car
Are limited to the road.
They deal with near and far,
But have almost nothing to do
With the absolute flight and rest
The universal blue
And local green suggest.





Прелестные стихи! Отличный перевод!

Алёна, как стихотворение - очень симпатично, на мой взгляд, получилось. Как перевод - судить не возьмусь:)