Я ПРИДУМЫВАЛ РИФМУ НА "ПАКЛЯ"

Дата: 28-03-2006 | 04:37:18

***
Опять будильника дебильный зуммер...
А ведь уснул-то, ладно, если в пять!
Я только потому не обезумел,
Что не имея — трудно потерять.
И в полусонье, шлепая наощупь,
Почесываясь, в меру обалдев,
Влачу свои слежавшиеся мощи
К студеной, обжигающей воде.
Начало есть, хотя начать не этим
Хотелось бы, но так тому и быть.
Прошел февраль, а я и не заметил —
Такую время обретает прыть.
Недавно снег растаял совершенно,
И вылакан ветрами в проходных.
Но совладать не в силах с искушеньем,
Он снова пал, беспомощен и тих.
И снова стал канючить и калякать,
По оттепели хлюпок и соплив,
Такую разводя повсюду слякоть,
Дворы такими лужами залив –
Беда! И все же главное не это.
А что — не знаю. Может быть – весна?
Ну-ну... Когда не спится до рассвета,
Такая мука — отходить от сна.
От выстраданного! Уж вы поверьте.
Будильник этот... Снова не о том.
Да что теперь... Уже написан «Вертер».
И «Мертвых душ» сожжен последний том.

***
У столба остановки трамвая
Костенел изворотливый пар.
Осторожно его огибая
Под несытыми взорами фар,
Я придумывал рифму на «пакля».
По Литейному взад и вперёд,
Расфуфыренный после спектакля,
Расходился досужий народ.
Расходился, одетый в угоду
Наступившему третьего дня
Непонятному времени года.
Наползали трамваи, звеня.
Размазня фонарей, стекленея,
Темноту подминала собой,
Наподобие жидкого клея.
И асфальт лепетал под ногой.
Словно крана неплотного капли,
Я за шагом отмеривал шаг
И придумывал рифму на «пакля».
Но она не давалась никак.


***
Разводят мосты. Стеклянная ночь бездонна.
Настоян июнь на звоне цветущих трав —
Пока темнота. И вдоль мостовых газоны
Способны дышать, в себя тишину вобрав.
Сирень отцвела, но белый огонь жасмина
Вот-вот полыхнет, забрезжит, забьет и проч.,
И город, уснув едва ли наполовину,
В жасминовом сне в прозрачную канет ночь.
Но та его часть, которую сон не сморит,
И та его часть, чьи ночи, как звук, пусты –
Забьются в тоске за весь сумасшедший город.
Особенно в час, когда разведут мосты.
А ныне, пока на эту ступень июня
Ступают дворы, бульвары и острова –
Разводят мосты. Блестя чешуёю лунной,
Усталой спиной покачивает Нева.

***
Долгожданная осень теперь долгожданна меньше.
Видно что-то с годами всё более к лету льнёт.
Хоть туман по утрам на таком молоке замешен,
Что и око не видит – не то чтобы зуб неймёт
А когда-то листва, гарцевавшая Летним садом,
Или в полном безветрии лёжа в подножье лип,
Вызывала такую болезненную усладу –
Что буквально как лист я ко дням этим бледным лип.
Я, про ласку одних узнавая по их оскалу,
О ретивости прочих по их узнавал таврам.
И тоска по чужим переулкам меня таскала
Без зонта за душою, когда Гидромет не врал.
Но зато задышала какою-то силой новой
Наступившая осень. И сравнивать меж собой
Их нелепо. Как, скажем, Конфуция с Соломоном:
И один из них мудрый, и мудрый из них другой.



***
А поутру в его утробе –
Пустой утробе ресторана –
Всё было вычищено, кроме
Двоих, задумчивых и странных.
Они сидели под мячами
Плафонов, матовых и томных,
И ничего не замечали.
И что-то пробовали вспомнить.
Как будто кончено земное,
И мир оставленный потушен,
Но повстречались за чертою
Давно расставшиеся души.
Их прежде связывало что-то.
Их прежде связывало столько…

И брал рассеянные ноты
Трубач-архангел возле стойки.



Поэт матёрый даже «паклю»
Рифмует в лёгкую, не так ли?..

:о))bg

На галёрке в начале спектакля,
В ожиданьи большого миракля,
Потрясая железным тенаклем,
Я придумывал рифму на «пакля»...
:)