Жозе Мариа де Эредиа Художник и др.

Дата: 03-03-2006 | 12:07:52

Жозе-Мариа де Эредиа
Художник
(Перевод с французского).
Un Peintre
Jose-Maria de Heredia

Он понял всю древность истоков, все тайны глубоких зрачков,
задумчивость и одинокость, смотрящие днями и ночью
на гладь пустоватых просторов, на серую с розовым почву,
где тисы да плющ на заборах скрывают усадебный кров.

Он видел дрожание буков на вздыбленных склонах холмов.
Там осенью, в самую скуку, все ветры бушуют пресклочно
и солнце спешит, как на стапель, за волны, в бурунные клочья.
И солоны губы от капель разбитых о рифы валов.

Он видел красу Океана и грусть этой шири искристой
в зеркальности ласковой ванны с играющим в ней аметистом.
Под пеной цвели изумруды, струился спокойный сапфир.

Он схватывал каждое чудо, воды и теней устремленье.
И в тесном картинном экране вмещался огромнейший мир -
весь запад бретогского неба в песчаном его отраженье.


Un peintre
A Emmanuel Lansyer.*

Il a compris la race antique aux yeux pensifs
Qui foule le sol dur de la terre bretonne,
La lande rase, rose et grise et monotone
Ou croulent les manoirs sous le lierre et les ifs.

Des hauts talus plantes de hetres convulsifs,
Il a vu, par les soirs tempetueux d'automne,
Sombrer le soleil rouge en la mer qui moutonne ;
Sa levre s'est salee a l'embrun des recifs.

Il a peint l'Ocean splendide, immense et triste,
Ou le nuage laisse un reflet d'amethyste,
L'emeraude ecumante et le calme saphir ;

Et fixant l'eau, l'air, l'ombre et l'heure insaisissables,
Sur une toile etroite il a fait reflechir
Le ciel occidental dans le miroir des sables.

*Эмманюэль Лансье (1835-1881) – французский художник, посвятивший
значительную часть своего творчества Бретани и её жителям.

Штудии.

Вариант перевода четырёхстопным амфибрахием:

Он понял все тайны бретонских зрачков,
внимательных днём и задумчивых ночью,
привычных к стающим пред ними воочью
зелёным заслонам меж старых домов.

Он видывал буки на склонах холмов,
пригнутые ветром, как лютой немочью.
Ему не приелись бурунные клочья
и соль на губах от прибрежных штормов.

Красу Океана нашёл он в искристом
сверкании с блещущим там аметистом.
В волне изумрудной светился сапфир.

Он схватывал в красках порыв и стремленье
и в тесную рамку вмещался весь мир,
огромное небо в земном отраженье.


Вариант перевода шестистопным ямбом.

В задумчивых глазах бретонских земляков
он зорко разглядел их крепкую породу,
влюблённую в свою неяркую природу,
просторы пёстрых ланд и тисы меж домов.

Он вглядывался вдаль с крутых лесных холмов,
привычных к бурным дням в осеннюю невзгоду,
следя по вечерам, как солнцe сядет в воду,
и в брызгах ощущал солёный вкус валов.

Он видел Океан сверкающим и чистым.
В нём тени облаков светились аметистом,
струился изумруд, поблескивал сапфир.

Он схватывал волну, пространство и мгновенье.
И в узком полотне вмещался целый мир –
закатный небосвод в зеркальном отраженье.


Жозе-Мариа де Эредиа
Бретань
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Bretagne

Чтоб бодрая струя смиряла мрачный разум,
морских солёных брызг пора тебе хлебнуть.
Пусть вольные ветра переполняют грудь,
Прибой Арвора* пусть зажжёт тебя экстазом.

Утёсы здесь в цвету на радость скалолазам.
Здесь гномы из легенд и сказочная жуть.
Здесь кланы с древних лет хранят былую суть.
Устои их прочны – хоть сравнивай с алмазом.

Над ландами – холмы. Взгляни оттуда вниз.
В суровый небосвод стучится кипарис.
В менгире – древний прах героя-великана.

Спокойны под водой, куда не дунет бриз,
великий Оксисмор** и сладострастный Ис**.
И ты утешишься под рокот океана.



Bretagne

Pour que le sang joyeux dompte l'esprit morose,
Il faut, tout parfume du sel des goemons,
Que le souffle atlantique emplisse tes poumons ;
Arvor* t'offre ses caps que la mer blanche arrose.

L'ajonc fleurit et la bruyere est deja rose.
La terre des vieux clans, des nains et des demons,
Ami, te garde encor, sur le granit des monts,
L'homme immobile aupres de l'immuable chose.

Viens. Partout tu verras, par les landes d'Arez,
Monter vers le ciel morne, infrangible cypres,
Le menhir sous lequel git la cendre du Brave ;

Et l'ocean, qui roule en un lit d'algues d'or
Is** la voluptueuse et la grande Occismor**,
Bercera ton coeur triste a son murmure grave

*Арвор – Арморика, древнее название Бретани.
**Ис, Оксисмор – полулегендарные старинные города, поглощённые морем.


Жозе-Мариа де Эредиа Похороны
(Перевод с французского)
Les funerailles
Jose-Maria de Heredia

По смерти всех бойцов, в бою не знавших срама,
изображенья их народ Эллады нёс
сквозь скальный край Пифо - долину вечных гроз
среди Фокидских гор – к возвышенному храму.

Там общий сбор Теней. Для них внизу и прямо -
лучами осветив гробницы и утёс,
и весь Архипелаг, и Саламинский плёс -
торжественно поёт ночная панорама.

Свой собственный исход томит мой ветхий ум.
Отыщут узкий гроб. Оденут труп в костюм.
Заплатят за обряд, за свечи и за место.

А грезится судьба античных молодцов,
их гибель в цвете лет, достойная бойцов.
Их мрачные друзья. Их скорбные невесты.



Les funerailles

Vers la Phocide illustre, aux temples que domine
La rocheuse Pytho toujours ceinte d'eclairs,
Quand les guerriers anciens descendaient aux enfers,
La Grece accompagnait leur image divine.

Et leurs Ombres, tandis que la nuit illumine
L'Archipel radieux et les golfes deserts,
Ecoutaient, du sommet des promontoires clairs,
Chanter sur leurs tombeaux la mer de Salamine.

Et moi je m'eteindrai, vieillard, en un long deuil ;
Mon corps sera cloue dans un etroit cercueil
Et l'on paira la terre et le pretre et les cierges.

Et pourtant j'ai reve ce destin glorieux
De tomber au soleil ainsi que les aieux,
Jeune encore et pleure des heros et des vierges.


Жозе Мариа де Эредиа Сбор винограда
(Перевод с французского)
Vendange
Jose Maria de Heredia

Собравши виноград, все стали пошумней.
Согнали тишину рабочего процесса.
Компанией идут к своим давильным прессам.
Все женщины поют. Пришла пора затей.

В похожий вечерок, при кликах лебедей,
на Наксосе, во мгле дымящейся завесы,
сам Укротитель Вакх, отважный сын Зевеса,
с Критянкой пировал в кругу шальных друзей.

Как все вакханты пьян, он тирс обвил плющом.
Осилив всех богов, он волен был во всём.
Он путы снял с пантер, и ошалели звери.

А Осень, груз гроздей в передник наложив,
подвешивала их участникам мистерий
в густую смоль волос и в бронзу жёстких грив.




Vendange
Les vendangeurs lasses ayant rompu leurs lignes,
Des voix claires sonnaient a l'air vibrant du soir
Et les femmes, en choeur, marchant vers le pressoir,
Melaient a leurs chansons des appels et des signes.

C'est par un ciel pareil, tout blanc du vol des cygnes,
Que, dans Naxos fumant comme un rouge encensoir,
La Bacchanale vit la Cretoise s'asseoir
Aupres du beau Dompteur ivre du sang des vignes.

Aujourd'hui, brandissant le thyrse radieux,
Dionysos vainqueur des betes et des Dieux
D'un joug enguirlande n'etreint plus les pantheres ;

Mais, fille du soleil, l'Automne enlace encor
Du pampre ensanglante des antiques mysteres
La noire chevelure et la criniere d'or.


Жозе- Мариа де Эредиа Сиеста
(Перевод с французского)
La sieste
Jose-Maria de Heredia

Никто не прожужжит, ни стрёкота, ни гуда.
Такой жары, как здесь, и в пекле не найдёшь.
Просеявшись в листве, весь воздух стал похож
на бархатную ткань с отливом изумруда.

Слепящий Юг прорвал зелёные запруды.
И свет и тень в саду слились в сплошную дрожь.
Из вспышек, в полусне – кругом, везде и сплошь,
сплелись, как-будто сеть, цветастые причуды.

В лучах – слепящий блеск с мельканьем огоньков.
К ним льнёт весёлый рой роскошных мотыльков.
И всюду белый цвет и запах туберозы.

А пальцы, трепеща, нащупывают нить.
Я сетью золотой пытаюсь изловить
и спрятать под замок нахлынувшие грёзы.




La sieste

Pas un seul bruit d'insecte ou d'abeille en maraude,
Tout dort sous les grands bois accables de soleil
Ou le feuillage epais tamise un jour pareil
Au velours sombre et doux des mousses d'emeraude.

Criblant le dome obscur, Midi splendide y rode
Et, sur mes cils mi-clos alanguis de sommeil,
De mille eclairs furtifs forme un reseau vermeil
Qui s'allonge et se croise a travers l'ombre chaude.

Vers la gaze de feu que trament les rayons,
Vole le frele essaim des riches papillons
Qu'enivrent la lumiere et le parfum des seves ;

Alors mes doigts tremblants saisissent chaque fil,
Et dans les mailles d'or de ce filet subtil,
Chasseur harmonieux, j'emprisonne mes reves.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!