Теофиль Готье "Искусство" и другое. Цикл.

Дата: 24-01-2006 | 07:44:06

Теофиль Готье Искусство
(C французского).

Чудо-шедевры тем лучше,
чем жёстче материал.
Самый тот случай:
оникс, стихи, металл.

Прямо, без лишней обузы,
смело, на вечный штурм,
шествуй, о Муза,
в паре тесных котурн.

Прочь ритмы прошлой эры,
старый сапожный запас.
Наши размеры
должны рождаться сейчас.

Скульптор, пора отринуть
ту, что сминает рука,
пошлую глину,
если глядишь в века.

Бейся с каррарским камнем,
Бейся с паросской скалой -
и неустанно
сторожем строгости стой.

В бронзе и меди фигурной
из вековых Сиракуз
вызнай ажурный
гордый античный вкус.

Делай с утра до заката
то, что задумал сперва:
в тверди агата
вырежь черты божества.

Не доверяй акварели.
Сможет все краски сберечь -
чтоб не бледнели -
лишь эмальерная печь.

Уйму сирен по извёстке
выпиши поголубей
и разнохвостных
всяких гербовых зверей.

Трижды увенчана славой,
вот Богоматерь с Христом -
Мальчик с державой
и держава с крестом.

Всё отомрёт.- Но искусство
зиждется раз навсегда.
Вечные бюсты
переживут города.

С поднятой в поле медали
вдруг, будто ожил, возник -
Ну, раскопали! -
императорский лик.

Гордые боги погибнут,
стих, прозвучавший с трибун,
в душах незыблем
и прочней, чем чугун.

Выруби, выбей и втисни
всё, что ты вымечтать смог,
жгучие мысли -
в неподатливый блок!

"Эмали и камеи", 1852 г.


Theophile Gautier L'art

Oui, l'oeuvre sort plus belle
D'une forme au travail
Rebelle,
Vers, marbre, onyx, email.

Point de contraintes fausses!
Mais que pour marcher droit
Tu chausses
Muse, un cothurne etroit.

Fi du rithme commode,
Comme un soulier trop grand,
Du mode
Que tout pied quitte et prend!

Statuaire, repousse
L'argile que petrit
Le pouce
Quand flotte ailleurs l'esprit;

Lutte avec le carrare,
Avec le paros dur
Et rare,
Gardiens du contour pur;

Emprunte a Siracuse
Son bronze ou fermement
S'accuse
Le trait fier et charmant.

D'une main delicate
Poursuis dans un filon
D'agate
Le profil d'Apollon.

Peintre, fui l'aquarelle
Et fixe la couleur
Trop frele,
Au four de l'emailleur.

Fais les sirenes bleues,
Tordant de cent facons
Leurs queues,
Les monstres des blasons;

Dans son nimbe trilobe
La Vierge et son Jesus,
Le globe
Avec la croix dessus.

Tout passe. - L'art robuste
Seul a l'eternite.
Le buste
Survit a la cite.

Et la medaille austere
Que trouve un laboureur
Sous terre
Revele un empereur.

Les dieux eux-meme meurent,
Mais les vers souverains
Demeurent
Plus forts que les airains.

Sculpte, lime, cisele;
Que ton reve flottant
Se scelle
Dans le bloc resistant!

Теофиль Готье Сонет
Мэтру Клодиюсу Поплену, эмальеру и поэту.
(C французского).

Сонетные катрены – как рыцари на вид.
С намётами на шлемах, в нагрудниках с гербами.
Идут вдоль галерей парадными шагами.
Стоят настороже - в руках копьё и щит.

Но незнакомка возле лестницы стоит.
Как в сказке, тёмный капюшон на даме.
Проблескивает драгоценный камень.
Охранники – во фрунт. Приветствуют визит.

Атласные листы, чехол с роскошным бантом.
Терцеты - налегке, их функции просты.
К престолу Короля ведут они инфанту.

Подняв вуаль, она победно элегантна.
Достойная Любви Богиня Красоты.
Поплен ! В эмали воплоти её черты.

Theophile Gautier Le Sonnet
A maitre Claudius Popelin,emailleur et poete

Les quatrains du Sonnet sont de bons chevaliers
Cretes de lambrequins, plastronnes d'armoiries,
Marchant а pas egaux le long des galeries
Ou veillant, lance au poing, droits contre les piliers.

Mais une dame attend au bas des escaliers ;
Sous son capuchon brun,comme dans les feeries,
On voit confusement luire les pierreries,
Ils la vont recevoir, graves et reguliers.

Pages de satin blanc, а la housse bouffante,
Les tercets plus legers, la prennent а leur tour
Et jusqu'aux pieds du Roi conduisent cette infante.

Lа, relevant son voile, apparait triomphante
La Belle, la Diva, digne qu'avec amour
Claudius, sur l'email, en trace le contour.


Теофиль Готье Пейзаж
(C французского)

... omnia plenis
Rura natant fossis.

P. Virgilius Maro

Ни листик не шевелится,
ни щебета певчих птиц.
По небу цвета корицы
прерывистый блеск зарниц.

Слева согнутые ивы,
только в узлах толсты.
В бороздах - след полива.
За изгородью - кусты.

Справа на поле сухо,
дальше - наполненный ров,
и ковыляет старуха
с тяжёлой вязанкой дров.

И путь убегает, роясь,
по складкам синих холмов,
как будто раскатанный пояс,
как будто волнистый шов.

Theophile Gautier Paysage

Pas une feuille qui bouge,
Pas un seul oiseau chantant,
Au bord de l'horizon rouge
Un eclair intermittent;

D'un cote rares broussailles,
Sillons a demi noyes,
Pans grisatres de murailles,
Saules noueux et ployes;

De l'autre, un champ que termine
Un large fosse plein d'eau,
Une vieille qui chemine
Avec un pesant fardeau,

Et puis la route qui plonge
Dans le flanc des coteaux bleus,
Et comme un ruban s'allonge
En minces plis onduleux.

Poesies, 1830

Примечание: Эпиграф взят из "Георгик" Вергилия, книга 1-я, строки 371-372


Теофиль Готье Первая улыбка весны
(C французского)

Служа страстям, капризам, гривне,
народ задохся в зимнем дне,
а месяц Март, смеясь сквозь ливни,
тайком готовится к весне,

лелеет травы, сушит лужи,
приводит всё в цветущий вид,
листву и лепестки утюжит
и маргаритки золотит.

А ночью входит в виноградник,
лебяжьей кисточкой пыля,
и рядит в иней понарядней
стволы и ветви миндаля.

Он вяжет к стеблям роз бутоны
в зелёной бархатной броне,
пока природа спит в сезонном
своём застойном полусне.

А сколько он мелодий нежных
вполголоса напел дроздам,
в полях сажает он подснежник,
фиалки сеет по лесам.

В чащобе чуткого оленя
поит искрящийся поток,
там спрятал Март среди растений
свой ландышевый погремок.

Не Март ли красит землянику,
зарозовевшую в траве ?
Не он ли злому пеклу в пику
укроет нас в густой листве ?

В конце концов, добившись цели,
задачу выполнив сполна,
он царство передаст Апрелю
и возгласит: «Входи, весна !»


Theophile Gautier Premier Sourire du Printemps

Tandis qu'a leurs oeuvres perverses
Les hommes courent haletants,
Mars, qui rit malgre les averses
Prepare en secret le printemps.

Pour les petites paquerettes
Sournoisement, lorsque tout dort,
Il repasse les collerettes
Et cisele des boutons d’or.

Dans le verger et dans la vigne,
Il s'en va, furtif perruquier,
Avec une houppe de cygne
Poudrer a frimas l'amandier.

La nature au lit se repose;
Lui, descend au jardin desert
Et lace les boutons de rose
Dans leur corset de velours vert.

Tout en composant des solfeges,
Qu’aux merles il siffle a mi-voix,
Il seme aux pres les perce-neige
Et les violettes aux bois.

Sur le cresson de la fontaine
Ou le cerf boit, l’oreille au guet,
De sa main cache il egrene
Les grelots d’argent du muguet.

Sous l'herbe, pour que tu la cueilles,
Il met la fraise au teint vermeil,
Il te tresse un chapeau de feuilles
Pour te garantir du soleil.

Puis, lorsque sa besogne est faite,
Et que son regne va finir,
Au seuil d’Avril tournant la tete,
Il dit “Printemps, tu peux venire !”

Примечание: Стихотворение входит в книгу Т.Готье «Эмали и камеи»
Вся эта книга переведена Николаем Гумилёвым
("Emaux et camees")


Теофиль Готье Каменная скамья
(С французского).
Посвящено Эрнесту Эберу*

В тенистом парке, вдалеке от скучной прозы,
стоит скамья. Там сумрак и покой,
и, кажется, сидит задумчивая Грёза,
печалясь о любви, сменившейся тоской.
Там в шуме крон звучат воспоминанья
о счастье, что рассыпалось в песок.
И с ветки, содрогнувшейся в рыданье,
летит к ногам сорвавшийся листок.

Скрываясь от чужих ревнивых взоров,
была та пара тесно сплетена.
Их влёк сюда неукротимый норов.
На их скамью роняла свет луна.
Любовница забыла все их речи.
Влюблённый вспоминает и не раз,
и снова, одиноко, к месту встречи
с разбитым сердцем, ходит посейчас.

Для взора, видящего скорбь предметов
замшелая скамья как бы грустна -
без долгих поцелуев, без букетов.
Ей горестно, когда она одна.
На камне - только ветка шелковицы.
Цвет высох, мох желтеет. C'est la vie !
Скамья сегодня выглядит гробницей
над прахом похороненной любви.

Theophile Gautier Le Banc de Pierre

A Ernest Hebert*

Au fond du parc, dans une ombre indecise,
Il est un banc, solitaire et moussu,
Ou l’on croit voir la Reverie assise,
Triste et songeant a quelque amour decu.
Le Souvenir dans les arbres murmure,
Se racontant les bonheurs expies ;
Et, comme un pleur, de la grele ramure
Une feuille tombe a vos pieds.

Ils venaient la, beau couple qui s’enlace,
Aux yeux jaloux tous deux se derobant,
Et reveillaient, pour s’asseoir a sa place,
Le clair de lune endormi sur le banc.
Ce qu’ils disaient, la maitresse l’oublie ;
Mais l’amoureux, coeur blesse, s’en souvient,
Et dans le bois, avec melancolie,
Au rendez-vous, tout seul, revient.

Pour l’oeil qui sait voir les larmes des choses,
Ce banc desert regrette le passe,
Les longs baisers et le bouquet de roses
Comme un signal a son angle place.
Sur lui la branche a l’abandon retombe,
La mousse est jaune, et la fleur sans parfum ;
Sa pierre grise a l’aspect de la tombe
Qui recouvre l’Amour defunt !…

1865 Recueil "Poesies nouvelles et inedites"

Примечание.
*Эрнест Эбер (1817 - 1908) - известный классический художник родом из
Гренобля. По характеру своего творчества - один из предшественников французского символизма.




Владимир! Я думаю, что cothurne etroit надо обязательно оставить. Они обязательная принадлежность древнегреческой драмы.И не "жёсткие" котурны, а "тесные". Здесь намёк на то, что муза должна находится в рамках правил сочинения, композизионных, ритмических, стилистических и т.д. Что обязательно для классического стиха. :))

Владимир Михайлович, если бы не случайно увиденная ссылка в комментарии В.Кузнецова, и не нашла бы "Скамью" - так она глубоко запрятана... А сейчас особенно интересно прочитать в связи с объявленным в литсалоне конкурсом перевода этого стихотворения.
Очень поэтичный и выразительный перевод у Вас, блестящее завершение. Но Вы кое-где удлинняете строки по сравнению с оригиналом.