Храм воздушный

Дата: 11-01-2006 | 10:07:03

Церковь белая.
Летят снежинки ввысь.
Колоннада.
Бесконечности лучи.
Портик.
Сизокрылый облаком завис.
И звучит мелодия
небес, звучит.

Фуга и прелюдия.
Орган зовёт.
Тихо. На коленях,
мир ушёл в себя.
Купол синий.
До пронзительности звёзд
Всё летят и
падают снежинки вспять.

Крест. Последняя
ступенька. Словно в сон.
Паперть. Берег.
Замерзает млечный путь.
Разольётся лунной
молнией озон.
Ты слова молитвы
нашей не забудь.

Храм воздушный
тонет в душах. Вознесён…
Приземляемся. Сюда.
Тяни стропу!

***

Сквозь узкое, высокое оконце
пробрался в церковь любопытный лучик.
В сороковом году здесь были танцы,
но было суждено в живых остаться
собору и в войну, и после. Случай?
Теперь то дождь молитвой лёгкой льётся
под купол, то танцует лучик солнца.

А стены белые зияют алым.
Кирпичик, каждый, был положен верой.
Так жизнью человеческие судьбы
скрепляются любовью. Ведать суть бы!
Строительство б не трогали химеры
войн, революций, время не взрывало.
Не ведаем. И плачем снегом талым.

И, редко, но бывают между нами,
отмеченые, скажут, Божьим даром,
тверды надеждой, верою, любовью,
не глина, - бронза, медь, готовы к бою;
те, что ответят на удар – ударом.
В огнеупорных душах вспыхнет пламя.
В нас вера зиждется с колоколами.

Закатные лучи спешат на паперть,
взлетают выше и ласкают бронзу
и крест на колоколенке целуют,
под куполом вздыхают: аллилуйя…
И засыпает, как берёзы розов, -
собор, не милостыни ждёт, не стар ведь.
Перебирает судьбы-раны память.

***

София – небо в куполах,
крыла раскрыла;
И Новгород объяв, плыла
в веках, парила.

Навстречу солнечным ветрам
и вешним звонам.
Премудрости Господней Храм,
грядущий вольно.

Лучами высвечен шелом.
И камень серый
одеждой светел и челом,
что воин веры.

В какие времена слетел
в рассвет смотрящим, -
Дух Святый? Голубь - на кресте
Животворящем.

***

Иоанно-Богословский монастырь.
Остров. В озеро упавшие леса.
Роскошь русской столь неброской красоты.
Облака - развалины и небеса...
Камыши. Бежит дорожка вкруг холма.
Камни древние, поросшие травой.
На вершине - крыльев храма полувзмах
и негромкий колокольный разговор...
Меж церквей взвивался в центре тонкий шпиль,
целовала крест вечерняя звезда...
Веру полтысячелетия крепил
здесь Любви Апостол.
Появился встарь
Чудотворный образ. Ангел на плече...
- Вознесётся вновь ли храм твой, Богослов?!
Птица белая, алтарь, - сто тыщ свечей, -
бесконечно-терпеливая
Любовь...

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!