Allegro Maestoso (Мерехлюндия)

Дата: 09-12-2005 | 22:44:29

Allegro Maestoso

(ит.) Весело и величаво. Быстро и торжественно.

(Мерехлюндия)

Венок сонетов из книги "90 закавык"

1

Покуда слякоть, как парша,
на воле дождь, а с носу капли,
не щегольнуть в таком спектакле,
цветные пёрышки пуша.

Меж тем, как истинный паша,
где кряк и квак не поиссякли,
заглатывает живность цапля,
траву и тину тормоша.

Так что ж мне делать, раз промок
от шевелюры до сапог
и приуныл, и нос - как слива.

Тут нужен жаркий костерок
да без глотка аперитива
и неуютно, и тоскливо.

2

И неуютно, и тоскливо.
Костёр костром, а суть не в том.
Бегут и никнут за бугром
седые дымные извивы.

И в нас огонь, покуда живы.
Зажгли фонарик и плывём.
Доедем - технику на слом
и свой чернильный след в архивы.

Припомнят - выставят на свет,
насколько марок этот след,
какая там ретроспектива,

реестр падений и побед,
ретиво ли плыла расшива
на зов небесного мотива.

3

На зов небесного мотива
и мозг, и сердце в унисон
вплетаются в единый тон,
гася свои речитативы.

Взмахнут зелёной альмавивой
и прянут прямо в небосклон
весёлый молодчина клён
и обнадёженная ива.

Из безразмерного бассейна,
и серпантинно и затейно,
летит мелодия-лапша,

и в нас во всех - благоговейно -
до ласточки и мураша,
спешит настроиться душа.

4


Cпешит настроиться душа,
ко лжи забором, к правде - настежь,
сопротивляется напастям,
а те - капкан для глупыша,
для шереспёра и ерша.
Поди-ка, выберись из снасти!
Привычнее из щучьей пасти
и вон в чащобу камыша,

как прочь от казни из острога
в спасительное лоно бога,

кщгда судьба нехороша.
.
Вот там смиряется тревога
и тешит вера-анаша,
дневные ужасы круша.

5

Дневные ужасы круша,
однажды понабравшись прыти,
я захотел, как рекрут в китель,
как запорожец кулеша,

разведать адрес шалаша,
где квартирует вседержитель.
Ужели вправду та обитель
для нас, что сфинкс для слепыша?

Неуследимая чутьём,
непостижимая умом?
А между тем у нас - под гривой -

гнездится каждый божий дом.
Всегда. Везде. При нас то диво,
какой ни будь стезя и нива.

6

Какой ни будь стезя и нива,
на каждой миле и меже
в любом известном падеже,
начав отсчёт с номинатива,

а чаще в форме вокатива
божба всё громче в галдеже,
в мольбах, в возне и в дележе.
Звучат - искристее огнива -

именования богов
и прежде прочих Саваоф,
глава бессмертного актива,

создатель духов и миров,
доднесь дающий нам гремливо
вино небесного разлива.

7

Вино небесного разлива
родится где-то там во мне,
и я, хмельной при том вине,
заворковал в плену наива.

А если джинны или Шива
достойны веры не вполне,
так пусть им в дальней стороне
кадят набобы и хедивы.

Не мы - господне сотворенье,
а духи - наше отраженье
и вторят нашим антраша.

Вот так ! И всё же я в моленье,
своё безверие глуша.
Я пью из лунного ковша.

8

Я пью из лунного ковша
вино играющей расцветки,
каким эстеты и эстетки
пьяны, не тратя ни гроша.

Не подобрать карандаша
под колер нужной этикетки,
где все бутоны и розетки
перемешались мельтеша.

Гляжу в межзвёздные края,
исконной веры не тая
в неиссякаемые лозы,

и хлещет чистая струя,
как из подраненной берёзы,
на стыке вымысла и прозы.

9

Над стыком вымысла и прозы
большой немеренный скачок.
Суровость факта нам не впрок.
Действительность таит угрозы.

Отсюда суть метаморфозы.
В душе, исполненной тревог,
родятся сатана и бог
и все повальные психозы.

В чертах сатиров и чертей
карикатуры на людей.
Вся нечисть лезет из навоза.

Зато герой и добродей
послужат, осушая слёзы,
чудесным воплощеньем грёзы.

10

Чудесным воплощеньем грёзы
в музеях блещет Аполлон.
Рождают восхищённый стон
его классические позы.

А рядом странные курьёзы,
божки всех форм и всех времён,
кумиры всяческих племён,
подчас уродцы и стервозы.

Иной сейчас в своей отчизне
причастен к торжеству и тризне,
брачует, назначает пост.

Связуя парадоксы жизни,
концом в роддом, другим в погост,
раскинулся астральный мост.

11

Раскинулся астральный мост,
прямая трасса без щебёнки,
ровней асфальта и бетонки
и вся - ни рытвин, ни борозд,

сплошная бесконечность вёрст
от опошлевшей обыдёнки
до фантастической сторонки,
где распевает Алконост.

И сколько тягостных веков
оттуда долетает зов,
милей премудростей Спинозы,

Декарта и святых отцов.
Вот вник. Транслируют стрекозы
своё аллегро маэстозо.

12

Своё аллегро маэстозо
поёт насыщенный простор,
а в нём надзвёздный райский хор
в мелодиях нежней мимозы

с перчинкой розовой занозы,
с припевом бубенцов и шпор.
И льются бодрость и мажор
в мои земные ариозо.

Вселенная атаковала.
Вонзает ласковые жала -
держись, кто чуток и бесшёрст!

Смычки скакнут спервоначала,
потом пиликают внахлёст,
околдовав земной форпост.

13

Околдовав земной форпост,
бегут чарующие звуки,
пособники в любовной муке
на счастье изб и радость гнёзд.

Но нет с небес, не знает дрозд,
ответов на мольбы и стуки.
Придёт беда - прострите руки -
и всё венчает горький тост.

Так есть ли бог? Он в нашем сердце,
вот пункт, где мы единоверцы,
а вещный мир бездушно прост.

Едва вздохну о райской дверце,
помин про адский Холокост
сыграют мне оркестры звёзд.

14

Сыграют мне оркестры звёзд
над метастазами экстаза.
Под грохот оперы и джаза
Зюйд-Вест взъярится на Норд-Ост.

По всем параметрам развёрст -
такой не снится богомазам -
кометно-метеорной базой
заполыхает звёздный холст.

В кромешном страхе и соблазне
устроит фейерверк на праздник
изобретательный левша.

Конфессиальный круг изъязвит
любая пакостная вша...
Покуда слякоть, как парша.

15

Покуда слякоть, как парша,
и неуютно, и тоскливо,
на зов небесного мотива
спешит настроиться душа.

Дневные ужасы круша,
какой ни будь стезя и нива,
вино небесного разлива
я пью из лунного ковша.

Над стыком вымысла и прозы
приветным воплощеньем грёзы
раскинулся астральный мост.

Своё аллегро маэстозо,
околдовав земной форпост,
играют мне оркестры звёзд.

Октябрь 2002 г. - декабрь 2004 г.




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!