"Архитектоника короны" и "Ночная прогулка..."

Дата: 08-12-2005 | 18:08:08

АРXИТЕКТОНИКА КОРОНЫ - Modus operandi.
(Венок сонетов из книги "90 закавык").

1
Выстрой четырнадцать строк
традиционным сонетом.
Вывери мерой и светом
каждый период и слог.

Не убегай наутёк.
Раз уже песня запета,
дальше мелодию эту
взбей в многоструйный поток.

Снова четырнадцать раз
выстрой сплетение фраз,
меря сонетным лекалом.

Первый венок-самовяз
станет грядущим финалом,
прочною осью хорала.

2
Прочною осью хорала,
вяжущей дальность и близь,
явится общая мысль -
нужно, чтоб ярко сияла

в вихрях астрального бала
зовом в крылатую высь.
С тем воспари и зажгись
да не гори вполнакала!

Мысль хороша без тенёт.
Строчка от стужи замрёт,
ежели не запорхала.

Свежий сонет на заход
брызнет, как мёд по бокалам,
первым твоим магистралом.

3
Первым твоим магистралом
ляжет сдвоённый септет.
Новые ринутся вслед
чётко отсчитанным валом.

Ровно четырнадцать налом,
в строфах - всё тот же скелет,
в ритмах - щелчки кастаньет,
рифмы - в кружении шалом.

Просто задуманный метод:
из магистральных сонетов
сшит магистральный венок.

Он и начальная смета,
он и маршрутный листок
в хитросплетенье дорог.

4
В хитросплетенье дорог
выручат нюх и сноровка.
Нужно понять обстановку,
либо твой шанс невысок.

Надобно загодя впрок
полную экипировку,
должный запас и страховку
втиснуть в дорожный мешок.

Если ж спроста и неловко,
плохо продумав рифмовку,
выберешь тощий кулёк,

перемени заготовку.
Строй многоцветный венок,
предвосхищая итог.

5
Предвосхищая итог
головоломной работы,
бойся неискренней ноты.
Страшен духовный заскок.

В том и причина тревог,
что на дороге болота.
Замысел требует пота,
гибельно, если убог.

Вырастет строчечный строй.
Ты его зодчий, и твой
долг перед слышащим залом

быть в единенье с мечтой.
Труд свой и в целом, и в малом
выполни с жарким запалом.

6
Выполни с жарким запалом,
щедро расходуя страсть,
каждую новую часть
рукописи и вокала.

Будто бы ты за штурвалом.
Бейся упорно и всласть,
помня, что должен припасть
к прочному кнехту причала.

Можно всегда и во всём
рваться особым путём
с мужеством дерзким и шалым,

Наше геройство в ином:
маршировать к идеалам
следом за первоначалом.

7
Следом за первоначалом,
главным сонетным венком,
часть его в каждом другом
главною темой предстала.

Словно каркас из металла
прочно увязан кольцом,
сходный своим чертежом
с чёткой структурой кристалла.

Вот их в итоге пятнадцать,
боб и четырнадцать братцев.
Каждый вложился в стручок.

Экое взвесим богатство,
вспомнив начальный шажок, -
ёмкий, как поле, урок.

8
Ёмкий, как поле, урок.
Многое множество строчек,
пней, буреломов и кочек,
всюду сбивающих с ног.

Больше трёх тысяч морок,
портящих печень и почерк,
дни и бессонные ночи,
связанные в узелок.

То невезуха, хоть плачь,
то фейерверки удач
в колких обломках плафона.

Что ж, на Пегаса и вскачь,
в путь без узды и попоны!
Вырвись из косной препоны.

9
Вырвись из косной препоны
скудости рифм словаря.
Бросим сачок за моря.
Пусть Дундуки и Додоны

нас педантическим тоном
сушат, своё говоря.
Мы не рабы букваря
и не слепцы у иконы.

Тем, что спешат вперебой
в схватки и споры с судьбой,
дерзко да неугомонно,

тем и не нужен покой.
Тех осеняет Мадонна
к финишу нимбом коронным.

10
К финишу нимбом коронным
пышно пылает закат.
С лучшим пейзажем навряд
встретится ширь небосклона.

В нежно багряных знамёнах
полчища белых громад.
Тысячи грядок и гряд,
вспененных и оперённых.

Ярко светящийся полог
тянется с вьющихся холок
скачущих в даль табунов.

Катится жаркое Коло.
Грудится дивный покров
чудо-тиарой из снов.

11
Чудо-тиарой из снов
венчан при чувстве успеха -
то-то отменная веха! -
день завершенья трудов.

Столько наломано дров.
Столько досадных огрехов,
Ан торжество и утеха -
перл мирозданья готов!

Чем же ты впрямь подивил:
юмором в луже чернил,
лирикой вздохов и стонов,

плачем над полем могил,
либо пустой из бидонов
цепью в пятнадцать трезвонов?

12
Цепью в пятнадцать трезвонов,
как ни звучна кутерьма,
а без большого ума
ты не сплотишь легионов,

не пробудишь миллионов,
не потрясёшь терема.
Дай бог, услышат кума
с парой-другой охламонов.

Нынче не ценятся перья.
Кроме соседской Лукерьи
да скоморошьих кружков,

вряд ли в ком вспыхнет доверье,
если послышится зов
бьющих в виски бубенцов.

13
Бьющих в виски бубенцов
иного гремело пребойко
вдаль из поддужья на тройках,
мчавших былых молодцов.

Уйма в покоях дворцов
при кутежах и попойках
звоном звенела, не молкла
с шапок затейных шутов.

По рифмотворческим школам
игры с небесным глаголом -
то же, что праздничный плов.

Может быть, пиром весёлым,
блюдом наперченных слов
станет гирлянда венков.

14
Станет гирлянда венков
ляпсусом или удачей.
Важно ли? Эта задача
для бескорыстных трудов.

Строфы спешат из оков
и, фонтанируя чачей,
спорят, с какой наипаче
сдружится хор чудаков.

Ценность своих самоделок
сам самочинно и смело
смерь без шкалы на глазок.

Так уж фортуна велела.
Ну-ка, встряхни погремок.
Выстрой четырнадцать строк.

15
Выстрой четырнадцать строк
прочною осью хорала,
первым твоим магистралом
в хитросплетенье дорог.

Предвосхищая итог,
выполни с жарким запалом
следом за первоначалом
ёмкий, как поле, урок.

Вырвись из косной препоны.
К финишу нимбом коронным,
чудо-тиарой из снов,

цепью в пятнадцать трезвонов
бьющих в виски бубенцов
станет гирлянда венков.

Сентябрь 2001 г. - ноябрь 2004 г.

Игра и баловство
(Прогулка по чужому маршруту). 

"Венок сонетов.

Венок сонетов - признак мастерства,
когда подвластны нам и образы и звуки,
когда изучены словесные науки,
а стихотворство - дело ремесла.

Там не найти живого естества,
стихи становятся прибежищем от скуки,
они - продукт игры и баловства,
в них не найти следа душевной муки.

Коль есть сноровка - чувства и не надо.
Сонеты завиваются в венок,
который очень мил, но неглубок.
Они сердцам не принесут отрады.
Как сделать, чтоб уменье и искусство
не погубили искренности чувства ?".

(Из сборника стихотворений Ю.В.А. "Открытое пространство".
2012 г., тираж 1000 экз.).

1
Венок сонетов - признак мастерства;
вот то, что внушено премудрой Музой
разумнице, придавленной обузой
вести Поэзию к вершинам торжества.

Не зря шепнула Муза те слова
на ухо не матроне толстопузой,
и не особе с памятью кургузой.
Обычно Муза в выборе трезва.

Венки сонетов - увлеченье многих,
бывает, что взыскательных к стиху
и не плодящих дичь и чепуху;
бывает, легкомысленно нестрогих.
Венки творятся от Алтая до Кентукки,
сбирая всюду образы и звуки.
2
Когда подвластны образы и звуки,
поэт крылат, ему пределов нет;
и одаряет мыслями весь свет:
мозг шевелится, прытко пишут руки.

Поэт смелеет и готов на трюки.
Не признаёт повозок и карет.
Когда Пегас подставит свой хребет,
седок не поглядит, целы ли вьюки.

Поэты - провозвестники свободы,
самозабвенные в лихой борьбе,
громчайшие певцы во всей гудьбе,
вернейшие радетели природы.
Легко поймут секрет в любом кундштюке
и знают все словесные науки.
3
Когда ясны словесные науки,
тогда и мысль становится ясней,
и чувства словом выразишь точней.
Слова слышней, чем сбой в сердечном стуке.

От нежных слов смягчатся даже злюки.
Умело объяснишь - поймут верней,
хоть способ извлечения корней.
Людская правда - в слове, а не в хрюке.

В стихах есть увлекающий рассказ;
в стихах есть ободряющая шутка;
доходчивые доводы рассудка
и хитрое сплетенье ловких фраз.
Пусть даже мысль не слишком-то нова,
сноровка - то, что ценится сперва.
4
Сноровка - то, что ценится сперва.
Но поэтесса с Музой в спор вступила.
Она в венках не видит должной силы;
честит венки, хоть ценит их молва;

бранит переводящих зря чернила.
Увидела в венках лишь черева,
набитые изжёванною дрянью;
сочла дурным товаром ремесла;

и все почти венки сожгла б до тла
и призвала творцов их к покаянью,
сыскав места, причём не раз, не два,
когда там нет живого естества.
5
Когда там нет живого естества,
поверишь в то, что пишет критикесса, -
в венках, без запахов лугов и леса,
ручьи не плещут, высохла трава

и на токах молчат тетерева.
Когда в венках не отразились мессы
и к Гойе никакого интереса,
и впрямь - их суть безжизненно мертва.

Но вот, как бусы, сцеплены в венок
один живой сонет с другим сонетом -
неуж их жизнь теряется при этом ?
В какие щёлки влезет между строк ?
Как связка строф, безжизненных в разлуке,
венок предстанет лишь продуктом скуки.
6
Венок предстанет лишь продуктом скуки,
в том случае, когда поэт раскис;
скучал - и зародился в нём каприз:
решил связать единой цепью глюки,

чтоб приобщались Геки или Чуки,
а, может быть, чахоточная мисс,
и вникли в смысл, как в некий вокализ.
Притом писал на странном волапюке.

У критикессы вывод прост и прям,
и не осталось никаких сомнений:
венки сонетов - безусловный спам
на фоне милых сердцу сочинений.
Но ведь венки - не травка-мурава:
Венки - не для игры и баловства.
7
Венки - не для игры и баловства,
как вдруг про них решила критиканка.
Ей кажется, что в форме их обманка,
и скачка строчек чересчур резва,

а рифмы - как опавшая листва,
Хотя венок - как скатерть самобранка
и мыслей в нём немалая вязанка,
а ей скучна столь ёмкая канва.

Вот прежде многие венки хвалила,
когда сплетали их её дружки.
Теперь, былым сужденьям вопреки,
ввела другое строгое мерило.
Не верует в скептической докуке
в венок как синтез радости и муки.
8
Венок - единый сплав любви и муки !
В частушках, несомненно что-то есть.
И стансы воздают тем чувствам честь,
а вот в венках их, верно, съели щуки.


Подружка скажет: "Роза хороша !

Пион получит - восхитится цветом.

Не дай  Бог друг придёт с большим букетом -

проявится его холодная душа.
их не сыскать, как яблок на бамбуке.
Смотри в простых сонетах - их не счесть.
В венках пропали. А куда ? Бог весть.
Бегут, как мыши от кота-мяуки.

Подруга скажет: "Роза хороша !"

Пион получит - восхитится цветом.

Не дай Бог  - друг придёт с большим букетом:

блеснёт его холодная душа.
творцы венков честятся без пощады,
теперь уже кричат: венков не надо !
.
9
Теперь уже кричат: венков не надо.
Совет простой - да только ни к чему.
Смелее будь, когда охоч к письму:
твори романс, венок или балладу,

сажай на лист катрены, как рассаду.
Цеди туда хоть мёд, хоть сулему.
Устрой своё камланье на дому,
Бессвестно зажги хоть пламя ада.

Грешней ли всех сонетные венки ?
Сердечнее ли всякие куплеты,
что тысячами писаны и спеты ?
Душевней ли поэты-остряки ?
Неуж лишь в самый каверзный часок
сонеты завиваются в венок ?
10
Сонеты завиваются в венок.
Поэт свершает клятвопреступленье.
Он, вместо канареечного пенья,
вставляет в рот охотничий манок.

И всяческий народ, сбиваясь с ног,
бежит к поэту в жажде приобщенья,
чтоб вместе безобразить без стесненья.
Как только терпит благодушный Бог ?

Особо вредной кажется сноровка,
учёное плетенье хитрых пут,
с которым виршеплёт легко и ловко
обманывает легковерный люд,
крутя венок, который всем не в прок,
"который очень мил, но неглубок".
11
Венок, который мил, но неглубок...
Возьмём роман, рассказ - творенья мысли.
Но под рукой - не Чехов и не Пристли.
Возьмём стихи - не Лермонтов, не Блок,

не Гумилёв, не Тэффи, не Парнок.
Как взяли наугад - мозги закисли
Бренчат пустым ведром на коромысле.
Всё чаще вздор, хоть выбор и широк.

Добрым добра выходит наша дама.
Клеймя венки, находит, что милы.
На деле ж и меж них немало хлама:
то не халва, не горы пастилы.
От многих из венков не жди услады.
"Они сердцам не принесут отрады".
12
Венки сердцам не принесут отрады ?
Конечно, нелюбителям кантат
милей споёт весёлый детский сад.
Не нравятся военные парады -

смотрите цирковые эскапады.
А если вас романы тяготят,
так анекдоты выйдут в аккурат.
К чему балет любителям ламбады ?

Сниму в любом из зрелищ свой картуз.
Не отвергаю никакие формы.
Готов почтить и соблюдать все нормы
и не хочу навязывать свой вкус.
Кому морковка, а кому капуста,
и каждому из нас - своё искусство.
13
Что ж сделать, чтоб уменье и искусство
не взяли верх над трезвостью ума ?
Не забывай, где нос и где корма.
Не будь похож на пращура Прокруста.

Не думай, что ты мудр, как Заратустра,
когда ты прав в сужденьях не весьма.
И почестей не требуй задарма,
и ради всякой лжи не лезь на бруствер.

В трудах, в стихах добейся высших вех,
и пусть в твоей душе всё будет ясно:
из всяческих венков не все прекрасны,
зато по лучшим судят обо всех.
Стремись, чтобы убийственные дусты
не погубили искренности чувства.
14
Для выраженья искренности чувства
не важно, как стихи твои длинны.
Пусть будут радостью напоены,
и пусть в них будет горечь, если грустно.

Пусть блещет слог, пусть будут безыскусны,
лишь были бы ничем не стеснены.
Пусть отражают жизнь, мечты и сны.
Пусть будут в книгах, пусть звучат изустно.

Пусть след останется в больших венках,
пусть в мадригалах, рондо и канцонах.
Отбрось своё смущение и страх.
Излейся в песнях и счастливых стонах.
Слагай свои стихи, как кружева.
Венок сонетов - признак мастерства.
15
Венок сонетов - признак мастерства,
когда подвластны образы и звуки.
Когда ясны словесные науки,
сноровка - то, что ценится сперва.

Когда там нет живого естества,
венок предстанет лишь продуктом скуки.
Венки ж - не для игры и баловства.
Венок - единый сплав любви и муки !

Теперь уже твердят: венков не надо !
Сонеты завиваются в венок.
Но если он игрив и не глубок,
тогда сердцам не принесёт отрады.
Что ж сделать, чтоб уменье и искусство
не помешали искренности чувства ?
Октябрь 2015 г. !"



Ночная прогулка
1
Хлюпает жижа. Не видно опоры.
Тропка пропала: то яма, то ров.
Мутные топи в просветах боров,
чащи колючих кустов, как заборы.

Лес непролазен, не сыщешь зазора.
Там, где пореже зелёный покров,
светятся фары и слышится рёв -
это на трассах грохочут моторы.

Это на Нижний - прославленный Горький -
мчит через мост поперёк Синеборки
неудержимый машинный поток...

Прежде, чем вышел к вечерней уж зорьке
я на весёлый бетонный мосток,
грунт, провалившись, ушёл из-под ног.

2
Грунт, провалившись, ушёл из-под ног...
Долгое время я прожил не дома.
Мирные будни текли без оскомы,
только всё снился заречный лесок,

Клязьма, несущая жёлтый песок,
край незабудок, кувшинок и дрёмы.
Не отыскалось нигде окоёма,
чтоб я забыл там привычный порог.

Вздумал вернуться к родному корыту.
Как невпервой ходоку-следопыту,
вечером вышел в знакомый лесок -

и удивился, как всё перерыто.
Хлябь, и пройти не даёт ручеёк:
делаю пробный несмелый шажок.

3
Делаю пробный несмелый шажок.
Думаю: в миг одолею протоку.  
Помню: там дальше, за гущею дрока,
будет просёлок и славный лужок.

Благо шагнул, а не сделал прыжок...
Не ожидал, до чего там глубоко.
Мне бы, чем к ночи бродить одиноко,
дома сидеть, сочиняя стишок.

Мог бы у местных певцов поучась,
вместо того чтобы взмучивать грязь,
взмыть на Пегасе и гнать до измора.

Жаль, не прознал я где та коновязь.
Лишь на прогулку хватило задора.
"Буль !" - и в воде погружаюсь, как в нору.

4
"Буль !" - и в воде погружаюсь, как в нору.
Сумрак, неловкий обратный бросок -
глина да ил, да зыбучий песок.
Будто поймали меня тут как вора.

Страх от бессилия, стыд от позора.
Выдернул левую. Где ж мой сапог ?
Надобно выкопать. Вот я и лёг
носом в кисель грязевого раствора.

Как не копать ? Босиком пропадёшь.
Стал на болотную жабу похож.
То ли трагедия, то ли умора.

Беглого сына, хотя не пригож,
крепко в объятиях держит Мещёра...
Встрял по колени, а вылез нескоро.

5
Встрял по колени, а вылез нескоро...
Глянул вокруг, а в лесу - благодать.
Август, тепло, никого не видать
и не слыхать комариного хора.

На небе звёзды ведут разговоры.
Месяц глядится в озёрную гладь.
А за болотом - могучая рать
полного силы соснового бора.

На необъятном зелёном раздолье -
и красота, и сплошное дреколье.
Тишь на болоте и грохот дорог

слили в одно наслаждение с болью.
Спрос за ошибки, как понял я, строг.
Мне поделом нагоняй и упрёк.

6
Мне поделом нагоняй и упрёк.
Вспомнил забытые было заветы:
"Нет благодатней спокойного лета.
Не увлекайся соблазном тревог !

Хоть и влечёт стародавний зарок
к новым походам по белому свету,
больше не льстись на приманки планеты,
если уж близок последний звонок".

Кто пошустрей да в задоре и силе
где-то упорно толмачит де Лиля,
выбрав изысканный брюсовский слог.

Мне ж не доступны те фокусы в стиле,
как ни прельщают Есенин и Блок.
Я на Пегасах - увы ! - не ездок.

7
Я на Пегасах - увы ! - не ездок.
Мне ли лихачить лягушкам на диво ?
Рогоз - не верба. Тростинка - не ива.
Светят гнилушки. Вдали - светлячок.

Выше, на склоне, - сухой пятачок.
Чтоб не попасть кабанам на поживу,
я, закарабкавшись вверх торопливо,
выбрал тяжёлый и крепкий сучок.

Лезу в репейник, кипрей да пырей.
Много кипрея ! Разросся кипрей !
Раз уж пошёл на болото не в пору,

сам укоряю себя: "Дуралей !
Зря ты побрёл по грязи без разбору !
Конь бы помчался не в воду, а в гору".

8
Конь бы помчался не в воду, а в гору.
Сверху видней многовёрстный простор:
трассы, где гонка, когда не затор;
просеки, длинные, как коридоры;

ерики, старицы, речки, озёра
с гладью, похожей на синий фарфор
и златоглавый Успенский собор
как завершающий штрих кругозора...

Холм - только в грёзах. Надеждам неймётся.
А наяву - моховое болотце.
Вымыл и правый и левый "постол".

Глина слезает с них, как позолотца,
ряска сползает укропом в рассол...
Встал я, вцепился в попавшийся ствол.

9
Встал я, вцепился в попавшийся ствол.
"Ну, помогай мне, сестрица-берёзка !"
И чертыхнулся: другая загвоздка.
Не доглядел, не прознал, не учёл.

(Грезишь о Рае - а он уж отцвёл.
Думаешь - мрамор ! А кукла - из воска.
Ждёшь похвалы - отстегают прехлёстко.
Рад комплименту - а это подкол.

Слышишь чужое надменное мненье -
хочешь испроавить своё сотворенье,
а, на поверку, твой критик - осёл).

Ствол под берёстой изъело гниенье.
Резвый жабёнок ножонки расплёл.
Столбик сломился и воду ушёл.

10
Столбик сломился и в воду ушёл...
Жаль, напугались мои домочадцы,
заокеанские и петроградцы,
и раскудахтались вроде фефёл.

Лучше б спокойненько сели за стол
и не пытались в лесу докричаться.
Сколько ни тщатся, а как догадаться,
возле которых плутаю я сёл ?

Вышел искать полицейский отряд.
Вышли спасатели в лес наугад.
Задал я всем поневоле мороку,

сутки протопавши вдоль автострад.
Хоть и спешил, а не выбрался к сроку.
Выполз, однако, держась за осоку.

11
Выполз, однако, держась за осоку.
Руки порезаны. Ссадин - не счесть
Пригоршни ягод набрал, чтобы съесть.
И в голове - ни сонетов, ни хокку -

мысли о хитрых превратностях рока:
не был здесь, дома, по счёту лет шесть.
Что ни квартира, то скорбная весть.
Множество судеб прервалось жестоко.

Только на месте пивного ларька -
тем в утешенье, чья доля горька,
вырос и в небо поднялся высоко

храм, что, должно быть, прослужит века.
Я ж, ужаснувшись, спасаясь от шока,
сутки бродяжничал - только и прока.

12
Сутки бродяжничал - только и прока.
Скверно ногам при дурной голове.
Вместо созвездий, ведущих к Москве,
выбрал маршрут к зоревому Востоку.

Ветер студит мне чумазую щёку.
Тихо бреду по росистой траве.
Очень не рад предстоящей молве.
Разве ж её остановишь, сороку ?

Рад, что не встретил кикимор и леших,
как и спасателей, конных и пеших,
так что сей факт не внесён в протокол.

Стать ненароком шутом для насмешек -
мне что медведю наткнуться на кол.
Выбрался сам, так что весел и зол.

13
Выбрался сам, так что весел и зол.
Зол на себя, что живу без амбиций,
следую в жизни вдогон за водицей,
за миражом, на какой ни набрёл;

вслед за пророком, зовущим в раскол,
вслед за увлёкшей меня небылицей,
вслед за чудной распевающей птицей,
хоть на поверку то просто щегол.

Зол на себя, что встревожил свой дом,
не дал покоя ни ночью, ни днём,
и не спасло их ни пиво, ни мокко.

Каюсь пред всеми и бью им челом...
Новое лыко вплетается в строку.
Благо, что цел и рассвет недалёко.

14
Благо, что цел, и рассвет недалёко.
С каждой минутой Восток всё алей -
рядит в кумач мой восьмой юбилей.
Вышел на трассу. Там с каждого бока

дачки с коттеджами в стиле барокко,
лавки с плодами садов и полей,
груды керамики и хрусталей.
В каждой витрине - своя подоплёка:

Чванство достатком и ловля рублей.
Всем заправляет добряк Бармалей,
распорядитель высокой конторы -

спец-виночерпий, мудрец-водолей.
Любят его хитрецы и проворы.
Хлюпает жижа. Не видно опоры.

15
Хлюпает жижа. Не видно опоры.
Грунт, провалившись, ушёл из-под ног.
Делаю пробный несмелый шажок.
"Буль !" - и в воде погружаюсь, как в нору.

Встрял по колени, а вылез нескоро.
Мне поделом нагоняй и упрёк.
Я для Пегаса - увы ! - не ездок.
Конь бы помчался не в воду, а в гору.

Встал я, вцепился в попавшийся ствол -
столбик сломился и в воду ушёл.
Выполз, однако, держась за осоку.

Сутки бродяжничал - только и проку.
Выбрался сам, так что весел и зол.
Благо, что цел и рассвет недалёко.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!