Звенящая музыка

Дата: 02-12-2005 | 17:34:07

ЗВЕНЯЩАЯ МУЗЫКА

Венок сонетов из книги "11 колючих венков"

1

Победной музыкой полны
сердца, наполненные счастьем,
когда ничто нам свет не застит
в просторе собственной страны,

когда желания вольны,
ничем не схвачены запястья,
верны друзья, разумны власти,
а мы не падки на чины.

Звенят поля, жнивьё и пар...
А если небо помрачнело -
и то не молкнет строй гитар.

Тогда меняется капелла.
Поют друзья-однополчане.
Поют собратья на майдане.

2

Поют собратья на майдане,
рокочет в маршах громадьё
цехов, где ковка и литьё,
где сляб простукивает в стане,

потом листом и сортом станет,
пойдёт на ствол и на цевьё,
на рукоять и остриё,
на ось, на винт в аэроплане.

При жарком деле, бодр да весел,
я там с зари и до зари,
а на досуге — пленник песен:

вникаю сердцем в тропари,
и мне ж на радость в ресторане
поют, трубя и барабаня.


3

Поют, трубя и барабаня,
сплетают в жгут восторг и стон.
Гудит и воет саксофон,
ярятся трубы и гортани.

Под гром, как выхлопы в вулкане,
в единый ритм и общий тон
слились мелодия и звон
в импровизированной скани.

Преображая каждый край,
бесстрашный Рознер, мощный Армстронг,
Стравинский, Шнитке и Эшпай

своим искусством и штукарством
взбодрят весь мир, белы, черны,
в ансамбль всех наций сведены.


4

В ансамбль всех наций сведены
и фантазёры, и педанты,
классические музыканты
и бунтари крутой волны.

Одни традиции верны,
другие рвутся вверх, на ванты,
неисправимые ваганты,
творцы неистовой весны.

Определим приоритеты:
какие якори важны —
каноны, прописи, заветы, —

нужны ли новые челны.
Ответы ясны и точны:
кукушкин счёт и дробь желны.


5

Кукушкин счёт и дробь желны
когда-то прежде, в веке оном
служили неприметным фоном,
гарниром сельской тишины,

как три нешумные сосны
за дальним муромским прогоном,
сто лет поившие озоном
тот край льняной голубизны,

где павы были хороши,
когда не надували губы
и танцевали от души,

задорны, смелы, белозубы,
когда, бывало, в круг потянет
кадриль, вскипевшая в баяне.


6

Кадриль, вскипевшая в баяне,
фокстрот под старый патефон
и колдовской «Вечений звон»
берут в кольцо очарований.

Напев врачует или ранит,
отпустит и возьмёт в полон,
прогонит мелочный резон,
взбодрит не хуже русской бани.

Взыграй, гармонь! Взъярись, баян!
Хочу, чтоб музыка звучала,
будила цех и сельский стан,

неслась из стен любого зала,
чтоб там гнездилось, вместо брани,
концерты въявь и на экране.


7

Концерты въявь и на экране,
вчера, сейчас и без конца
лелеют души и сердца
в симфониях переживаний,

в мотивах встреч и расставаний,
бодрят запевкой молодца
с перчинкой острого словца,
пугают гимнами восстаний.

Ах, песня! Эта - одуванчик,
когда ты ею прославлял
шесть соток собственного ранчо,

другие - взрывчатый запал
и ядом злее белены
переполняют быль и сны.


8

Переполняют быль и сны
первостепенные заботы:
кров, быт, прозаика работы,
заказы, спрос, скачки цены,

а не вибрации струны,
а не мелодии, не ноты,
не завихрения фагота,
как мы в него ни влюблены.

А я зенитки выставлял
на пограничный перевал,
учил детей, ковал металл,

прогноз прогресса сочинял
и черпал в музыке тепло,
куда б меня ни занесло.


9

Куда б меня ни занесло,
какое б солнце ни сияло,
хочу чтоб ноты высекало,
а не речения тесло.

Иной философ - как трепло -
сорит в умах. Таких немало.
А нотное письмо не лгало
и в души музыкой вошло.

И не забыть, и не простить
былым властям дурной опаски,
их запретительную прыть.

Шедевры не по их подсказке
творились и текли повсюду,
а ненароком, из-под спуда.


10

А ненароком из-под спуда
на свет выходят псалтыри,
звучат кантаты, попурри,
сонаты, скерцо и прелюды.

Веками скопленное чудо
одушевляет алтари.
Всех звонниц мира звонари
стучат в сердца простому люду.

Неисчерпаемая кладь
романсов, плачей и частушек —
не сосчитать, не перебрать...

И пули песен прямо в души
вбивает некое жерло,
пронзая камень и стекло.


11

Пронзая камень и стекло,
неотступающим мотивом,
порою вольным и счастливым,
а то упорным, как сверло,

кочует песня - НЛО -
изыск модерна, плеск наива,
струя, живучая на диво,
моё несущее крыло.

В вагоне местной электрички
и на воздушном корабле
сиди и слушай по привычке,

как в туго скрученном узле
средь шума, грохота и гуда
приходит песня ниоткуда.


12

Приходит песня ниоткуда
и улетает без следа
в неведомое никуда
сквозь губы на рельефе Рюда.

Грохочет медью и полудой,
звенит в сосульках изо льда,
легка, свободна и горда,
ей нет преграды и запруды.

Её не смерить ни рублём,
ни луидором, ни эскудо
И не осилить нипочём.

А я и спорить с ней не буду.
Жила бы только день за днём
проросшим в памяти зерном.


13

Проросшим в памяти зерном,
во всех метаморфозах вечным,
посею Песенку о Встречном
на Поле-Полюшке моём.

«Каховка» дунула дымком,
так я с Марусенькой на речку
и Вдоль по Питерской беспечно
катну с удалым Ямщиком.

А баргузин понёс Бродягу,
Шумел Камыш, сошлась вода
над гордым вымпелом «Варяга»…

Гори, Гори, Моя Звезда!
Зажги засохший бурелом
неугасающим Костром.


14

Неугасающим костром
без ожидания и зова
придут мелодия и слово,
живая память о былом.

Подступит к сердцу горький ком
от лихолетия крутого,
а песня — твёрдая основа —
не даст растаять слизняком.

Какое дело ни верши —
за верстаком и в важном кресле —
форпост нескованной души

незамордованная песня.
Лучи с небесной вышины
победной музыкой полны.


15

Победной музыкой полны,
поют собратья на майдане,
поют, трубя и барабаня,
в ансамбль всех наций сведены.

Кукушкин счёт и дробь желны,
кадриль, вскипевшая в баяне,
концерты въявь и на экране
переполняют быль и сны.

Куда б меня ни занесло,
а ненароком, из-под спуда,
пронзая камень и стекло,

приходит песня ниоткуда,
проросшим в памяти зерном,
неугасающим костром.


Октябрь 1997 г

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!