Гимны

Дата: 30-11-2005 | 17:39:09

ГИМНЫ

Венок сонетов из книги "11 колючих венков"


1

Весь год из рощ, с крестов, со шпилей,
со всех гнездилищ местных стай,
разбойный крик и хриплый грай
на версты вдаль и вширь на мили.

А по весне в садах кадрили
(А ну, гармоника, играй!)
певцов, слетавших на Синай
и угостившихся на Ниле.

Так их клюёт и днем и ночью
орда воронья и сорочья.
Ей певчий корпус — не родня.

Кого-то рвут и мечут клочья,
кого-то выперли, браня…
И карканье, и трескотня.


2

И карканье, и трескотня
автоматическим заводом
терзают уши год за годом,
куда подалее гоня.

Какая ж тащит шестерня
меня с моим дроздовым родом
кружить с вороньим хороводом,
не зная прочного плетня?

А разум тянется не к трели
с напевом слаще мирабели.
Не высечь искры без кремня.

Не песнопенья менестреля
влекут, тревожа и маня,
но гимны, жгущие меня.


3

Но гимны, жгущие меня,
гремели по мощеным плацам,
врывались в пышные палаццо
со свистом камня и ремня.

С напором горца-узденя,
кляня неправое богатство,
вели оборванное братство,
в припевах молотом звеня.

Не благостный словесный фарш,
балласт литературных барж,
а храп коня Бараташвили,

Тиртеевский военный марш,
мелодия Роже де Лиля
архангельской трубой трубили.


4

Архангельской трубой трубили
в веках библейские псалмы,
среди средневековой тьмы,
среди погудок в новом стиле.

Они решимостью крепили,
пленяли души и умы,
вели на путь из кутерьмы
кирасы и епитрахили.

Иных затертых навсегда
плодов холодного труда
не отшлифуешь на точиле,

зато не вытравишь следа
от слов, которые искрили
призывом, вызревшим в горниле.


5

Призывом, вызревшим в горниле
доисторических затей,
боренья силы и идей
герои мифов подивили.

Найдя в Гомере и Эсхиле
певцов бестрепетных страстей,
они с веками всё грозней
и неподвластнее могиле.

Метаморфозы, перемены,
трагикомические сцены,
та — лед, а эта — головня.

Вот тем и манит Мельпомена,
сильней, чем мошек — западня
неукрощенного огня.


6

Неукрощенного огня,
искренья звездными очами
порою столько в милой даме,
будь клен, будь дуб — сожжёт до пня.

А как засохшая стерня
разносит вспыхнувшее пламя!
Неосторожными кострами
грешит дурная ребятня.

И мыши прячутся от риска.
И птицы вспархивают с писком,
и прочь, как дети от слепня.

А песня? Песня — та же искра
и жжет, взывая и дразня,
ответом на тревоги дня.


7

Ответом на тревоги дня
роятся грустные напевы,
а то, нет-нет, вскипают гневом
слова, удары кистеня.

Да руготня и трепотня
чертополоховым посевом
и справа жгут, и колют слева,
просторы разума скверня.

Не унимается содом,
вороний покрик за окном,
надсадный свист из зимней стыли.

А мне бы снова вздуть костром
ночную синь в бездумном пыле
обетом жаркому Яриле.


8

Обетом жаркому Яриле
у нас эстрадный тарарам.
Поем и пьем за милых дам,
за Голливуд и Пикадилли.

Взамен Утесова и Хиля,
взбодренный зельем шум и гам.
Русалки к маковым венкам
и конопляных понавили.

В словах — привада и присуха,
в полжара жар, призыв — в полслуха,
намеки томных соловьев,

а для взыскательного духа,
как вороха ржаных снопов,
хитросплетение стихов.


9

Хитросплетение стихов,
формалистические трюки
версификаторской науки
и дерзновенных храбрецов.

В хрустальных башнях меж цветов
и в лёжбищах похмельной муки
творцы прикладывают руки
к изобретенью пустяков.

Переживаю, беспокоюсь,
к чему такой усердный поиск
эффектов, блесток, погремков.

А то иной недужный полюс:
реестр несчастий и грехов,
сцепления тоскливых строф.


10

Сцепления тоскливых строф
при оформленье импозантном
взамен искусства и таланта
пленяют Пензу и Тамбов.

Чинуша даст прикорм и кров
для одописца и педанта.
Девицам нравится пикантный
фигляр из порнокабаков.

За откровенный пеньюар
простят пустой репертуар
и антраша, и экоссезы,

а модный рыночный товар:
под дегустацию шартреза —
кафешантанные поэзы.


11

Кафешантанные поэзы
одна из выгодных потех,
куда литературный цех
бежит от скучного ликбеза.

Нахрап, прическа ирокеза,
крутая фраза, едкий смех,
дарят рассчитанный успех
в кафе Москвы и Сен-Тропеза.

Клиент в усталом одуренье
от угощений, плясок, пенья
и снисходительно готов

запить вином стихотворенье
и вновь откликнуться на зов
в экстазе млеющих певцов.


12

В экстазе млеющих певцов
не увлекает роль трибунов,
игравших на душевных струнах
мятежных улиц и полков.

Кому ж вести под стук подков
лихую рать грядущих гуннов
на штурм вулканов и тайфунов
и неземных материков.

К таким трибунам рок суров.
Ушли Высоцкий и Тальков.
Их нет, так горе до зареза.

А голоса простых щеглов
для громоносного железа...
Расслышь, какая антитеза!


13

Расслышь, какая антитеза:
война и теннисный турнир,
моторный привод и шарнир,
пир Валтасара и аскеза,

Килиманджаро и Вогезы,
белужий бок и рыбий жир,
киндзмараули и кефир,
живые зубы и протезы,

Виктор Гюго и Буссенар,
граф Витте и Егор Гайдар,
автомобили и дормезы,

девятый вал и мятый пар.
Но духом близки до диеза
"Дубинушка" и "Марсельеза".


14

"Дубинушка" и "Марсельеза" —
порывы силы молодой,
призыв померяться с судьбой,
слова, как режущие фрезы.

Не житие святой Терезы.
Не "Со святыми упокой".
Не песенка "Пой, птичка, пой!"
Не соус вроде майонеза.

Привычный климат зол и лют,
иной зигзаг тяжел и крут
среди раздолий и обилий,

а пташки вольные поют
меж амбразур и нежных лилий
весь год из рощ, с крестов, со шпилей.


15

Весь год из рощ, с крестов, со шпилей
и карканье, и трескотня,
но гимны, жгущие меня,
архангельской трубой трубили,

призывом, вызревшим в горниле
неукрощенного огня,
ответом на тревоги дня,
обетом жаркому Яриле.

Хитросплетения стихов,
сцепления тоскливых строф,
кафешантанные поэзы

в экстазе млеющих певцов...
Расслышь, какая антитеза -
"Дубинушка" и "Марсельеза"!


Апрель 1997 г

Тема: Re: Гимны (Владимир Корман)

Автор: Геннадий Семенченко

Дата: 01-12-2005 | 00:47:50

Мозаично, профессионально. Скажут, венок сонетов - устаревшая форма, а я думаю, что он всегда будет жить. Это и тест на трудолюбие. Думал прочитаю один сонет, чтобы иметь представление об авторе, и прочитал все. Представление хорошее. С уважением. Геннадий.

Тема: Re: Гимны (Владимир Корман)

Автор: ансоль и др.

Дата: 29-12-2005 | 01:05:57

А я так не умею
:))