Трактат о числе девяносто; Басня про верблюда

Дата: 27-11-2005 | 12:56:25

ТРАКТАТ О ЧИСЛЕ ДЕВЯНОСТО


Кто не знает? Изначально,
будто искорка в золе,
завелась чудная тайна
в странно названном числе.

Не желает "девяносто"
быть как все и зваться просто..

Засыпая, я подростком
пересчитывал слонов,
как дойду до девяноста,
так уже в пучине снов.

Совершенно не по ГОСТ'у
это слово "девяносто".

Вообще, в шеренге чисел
и у прочих норов свой.
Ну-ка, быстро, лёгкой рысью
пробежим, осмотрим строй.

Право слово, не заплачу,
вникну в хитрую задачу.

У кассира есть компьютер,
безупречный казначей.
Я же счётчик - хоть в валюте -
без технических затей.

Пальцы есть ! Могу считать:
раз-два-три-четыре-пять"...

А могу в уме без чёток,
без завязки узелков,
пересчитывать чечёток,
соловьёв и корольков.

Всё бы пташкам куролесить:
шесть-семь-восемь-девять-десять...

На заснеженной дороге,
отогрев дыханьем горсть,
подытожу, сколько ноги
одолели лыжных вёрст.

Догоняйте, братцы!
Дважды десять - двадцать.

Исчезают понемногу
карамельки в кулаке.
Пересматриваю строго
выбор сладостей в ларьке.

Этикеток с тридцать.
Как тут не польститься ?

С ружьецом хожу лесочком.
Если сильно повезёт
за сезон набью сорочку,
сорок белочек войдёт.

За четырежды по десять
уйму пороха отвесят!

Вечерком библиотека
подаёт благую весть.
Только жаль, не хватит века
столько полок перечесть.

Мне бы лишних в аккурат
лет хотя бы с пятьдесят.

Что ни год, всё дальше в гору.
У ключа сижу, как пан.
Вместо мёда и кагора,
льётся в горсть лесной нарзан.

Угощаю, чем богат.
Славный возраст - шестьдесят.

Нам твердят: года - богатство.
Семь десятков - капитал.
Старый воин рад стараться.
Он и дальше зашагал.

От окопов и палаток
забежал в восьмой десяток.

Ясно помнит дни походов.
В ночь не спит от старых ран.
Пересчитывает годы
престарелый ветеран:

много видел, все не вдосталь,
держит курс на девяносто.

А в пути открылась тайна...
Без пол-литра не поймёшь -
ни нарочно, ни случайно -
отчего все люди сплошь,

вместо девяти "десят",
"девяносто" говорят.

Поначалу было просто,
шли десятки, номер рос.
Как дошло до девяноста -
закавыка и вопрос.

По пути до сотой даты
ясность надобна солдату.

"Девяносто" - на границе
посреди "десят" и "сот".
Это слово колесница
праистории везёт.

Мы пойдём издалека,
всё поймём наверняка.

Вот серьёзно, а не на смех
подсказал, как было встарь
чрезвычайно мудрый "Фасмер",
лингвистический словарь:

свой был круг пристрастий
в каждом древнем царстве.

В допотопных государствах,
чтобы подлинно везло,
полагалось брать на счастье
судьбоносное число.

в тридевятом - девять,
в тридесятом - десять.

Вот построилась парадом
сотня стражей во дворе.
Князь охватывает взглядом
молодецкое каре.

Все красавцы на виду.
Сколько воинов в ряду?

В тридевятом царстве
строились с дубьём,
в тридесятом - в каске,
с пикой и щитом.

То-то зрение ласкал
чёткий церемониал!

Как течёт медовым соком
вырезанный сот,
млела сталью без порока
стройность крепких рот.

Сотня - воинский отряд.
Так ли важно, сколько в ряд?

Чем стройней и чётче рати
вдоль и поперёк,
тем в них больше благодати
и виднее прок.

Грех считать десятки
в сотенном порядке.

Со скрижалей нам завзято
заявляет долото:
что построено квадратом,
это, стало быть, и сто!

То ли девять на девять,
то ли десять на десять.

Девять на девять плюс девять -
"девяносто" неспроста:
пушкарей при королеве
на девятку больше "ста".

Восемьдесят первый -
перед "сотым" жерлом!

Вот таким простым манером
объясняется залёт
атавизма прежней эры
в современный обиход.

Можно в честь разгадки
съесть по шоколадке.

Так в реальность по наследству
залетает дух былин,
а оружие Гефеста
всё в фаворе в век машин.

Так вот быль и сказки
дружат без опаски.

Так шедевры старой моды,
не желая исчезать,
возникают через годы
и красуются опять.

Чудные гостинцы -
цацки древних принцев.

Нынче, если кто упрётся,
тыча пальцами в тетрадь,
всем, и взрослым, и подросткам
можно в миг растолковать,

что за тайности привык
сберегать в себе язык.

Пусть ничто теперь солдату
не препятствует в пути
одолеть любую дату,
все рекорды превзойти.

Мерным шагом и в карьер!
Девяносто - не барьер.

---------------------------
Басня про верблюда

Мартышка гадостью швырялась с баобаба.
Надёжную нашла трибуну !
Не вспрыгнет жаба, не куснёт шакал.
Верблюд сообразил: «Доплюну !» -
и скверную мартышку оплевал.

Стратегия верблюжьего масштаба.


Басня про осла.

Осла поставили в кобылье стойло
и говорят: «Теперь ты – конь !».
Осёл, испив кобылье пойло,
поправил с жаром: «Конь-огонь !».

Мадлен Лей МАЛЕНЬКАЯ ОДА.

Серебристый труженик,
мастер-чудодей,
строит дом из кружева
выделки своей.

Паучки-кудесники
ловят мошкару.
Паутина-лесенка
пляшет на ветру.

Что за вязь весёлая
полная красы,
поутру - тяжёлая,
в капельках росы !

Сетевязы - прыткие,
любо посмотреть.
Засверкала нитками
шёлковая сеть.

Серебристый труженик,
мастер-чудодей,
строит дом из кружева
выделки своей.


Madeleine Ley Odelette

Araignee grise,
Araignee d'argent,
Ton echelle exquise
Tremble dans le vent.

Toile d'araignee
– emerveillement –
Lourde de rosee
Dans le matin blanc!

Ouvrage subtil
Qui frissonne et ploie,
O maison de fil,
Escalier de soie !

Araignee grise,
Araignee d'argent,
Ton echelle exquise
Tremble dans le vent.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!