Великая страна

Дата: 22-11-2005 | 17:41:54

ВЕЛИКАЯ СТРАНА


1

Я веровал в великую страну.
Заворожённый ею с детства,
попеременно славлю и кляну
немалое и пёстрое наследство:

мою заснеженную белизну -
ни солнцем, ни вином не отогреться,
мою небесную голубизну,
планетное и звёздное соседство.

Феерией стремительных ракет,
зачатых в тайниках лабораторий,
то бег комет, то запредельный свет

преследует в пространстве и просторе
Россия - край космических побед,
трамплин невероятных траекторий.


2

Трамплин невероятных траекторий,
могучий и стремительный буксир,
сторожевик в береговом дозоре,
вобравший мир в отчётливый визир,

игрок, увлёкшися в азартном споре,
забыв, как мстят Кавказ или Памир,
когда отыщется у них среди нагорий
неважно чей враждебный капонир.

Вдругорядь оказалось, что державе
не следовало затевать войну,
где под конец толкуют не о славе,

а больше о расплате за вину.
И старый трос не удержал, заржавев,
флотилию, скользнувшую в волну.


3

Флотилию, скользнувшую в волну
нечаянных обид и старых счётов,
ломает и уносит в быстрину
усердие завзятых "патриотов".

А те молодчики, как окуни блесну,
хватают вороха гранатомётов
для залпов по соседнему челну
с кормы, с бушприта, с марселей и с гротов.

Стеснённые сетями прежних уз,
наместники немалых территорий
исподтищка прикончили Союз

в нелепой череде фантасмагорий.
Что ни претензия, то яростный укус
неистово бушующего моря.


4

Неистово бушующего моря
не вразумляет дружеская речь.
Вскрываются накопленные хвори,
успевшие умучить и допечь.

Собравши братьев в многогласном хоре,
излишне резвых пробовали сечь.
За треск демагогических теорий
постукивала добрая картечь.

Вдруг выплеснулись старые обиды.
В Литве, в Баку - куда ни ткну.
Дарёная без разума Таврида

тревожится в нечаянном плену.
Империю выводят на корриду.
В злосчастиях винят её одну.


5

В злосчастиях винят её одну,
хотя страна вверялась без расчёта
варягу, хану, пану, пахану,
то покорителю, то доброхоту.

Среди потопов, часто на крену,
со всеми присными в одних тенётах,
страна одолевала глубину,
верша в оковах адскую работу.

Такая мощная посудина-страна.
У ветреной фортуны не в фаворе,
столетиями порабощена,

но выжила всем недругам на горе.
за то её чужие племена
клеймят в несправедливом приговоре.


6

Клеймят в несправедливом приговоре,
а Русь в огне пылающих хибар,
как тот ковчег, не тонет, семафоря
приставшим стаям лодок и байдар.

За счёт качаемых от нас калорий
прощённый враг, затейщик прошлых свар,
не мучится от корчей и в позоре,
а копит жир и черпает навар.

Особой щепетильности не зная
(Алмазы с жемчугами - по зерну,
по шкурке - соболей и горностаев,

таёжных исполинов - по бревну)
несметные грабительские стаи
растаскивают общую казну.


7

Растаскивают общую казну,
и мигом похудевшая отчизна
освоила весь риск и новизну
торгового челночного туризма.

Припала к европейскому окну
и смотрит в историческую призму:
так вот откуда к нам явился призрак,
прилипчивый к российскому рядну.

Давно ль на зов сменить житьё-бытьё
по Сормову, по Пресне, по Ижоре
пошли гулять булыжник и ружьё,

а дальше громыхнуло на "Авроре",
и угнездилось злое вороньё
в разбитой государственной конторе.


8

В разбитой государственной конторе
оставил след любой былой удар.
В дубовые ворота на запоре
ломилось неразумие хазар.

Степная конница в лихом задоре
чинила страх, разбои и пожар.
Кончак, Чингиз, Батый, Мамай, Баторий,
как упыри, неслись из закомар.

А самые жестокие коленца,
увечья и ранения насквозь,
случались не от злого иноземца,

немало злыдней дома завелось.
И мяли люд Малюты-управленцы
без церемоний, с маху, на авось.


9

Без церемоний, с маху, на авось
растащено народное богатство.
Как где-нибудь за морем повелось
магнаты и магнатики плодятся,

берут бразды. (Поцарствуем, небось).
И с жадностью бросаются на яства.
Глядишь, бюджет - ощипанная гроздь,
и вся в руках начальственного братства.

Под лампами на тысячи свечей,
бесстыдно, въявь - и не страшит сатира -
под дудку бесшабашных ловкачей,

на удивление благого клира,
за счёт изъятых нищенских грошей
вершат дела большие штаб-квартиры.


10

Вершат дела большие штаб-квартиры,
дробят материки на фронт и тыл,
и вся земля - не стрельбищем, так тиром -
дрожит в распоряжении громил.

Не ведомо, какого звать факира,
чтоб малость успокоил и смирил
в глухой тайге и по степным такырам
охотничье сообщество горилл.

Распуганы маралы и пантеры,
редеют бобр, куница и лосось,
израненный бродягой-браконьером

не знает, где спастись рогатый лось.
По всем тензометрическим замерам
надтреснула сама земная ось.


11

Надтреснула сама земная ось,
лишённая своей природной смазки.
На волю из-под спуда поднялось
сокровище, помянутое в сказке,

Поди - заткни, а лучше не елозь!
Зафыркало внутри стальной оснастки,
могуществом и жаром напряглось,
преобразилось в пластики и краски.

За золото подземных кладовых
идут торги и тупятся секиры.
Не брезгают ударами под дых

воители, правители, банкиры.
Пока трудяги молят всех святых,
слетаются всё новые вампиры.


12

Слетаются всё новые вампиры,
и всё дороже чистая вода
без мути отработанного жира,
из родника, из речки, из пруда -

вода для камбуза и Мойдодыра,
вода в сады, в поля и в города,
бутылка молока или кефира
и сладкий морс с кристалликами льда.

Вот море растранжиренное стынет
и коркой горькой соли разлеглось.
С Арала пыль по выжженной равнине -

попробуй-ка, промой и унавозь!
И нечем загасить пожар пустыни.
Таков закон, пока народы врозь.


13

Таков закон. Пока народы врозь,
диктуют неприятель и природа.
Охватывай, поджаривай, морозь!
Цари необоримая невзгода.

Вдруг пекло под ногами взорвалось,
и бездной расступается порода.
Спеши туда. На помощь людям брось
запас тепла, любви и кислорода.

Что поднесёт неверная судьба
грузину, осетину, юкагиру?
Там мечется стихия, там пальба,

там воры льнут к бесценному сапфиру.
Где правит мародёрская гурьба,
гореть Кавказу, вымерзать Таймыру.


14

Гореть Кавказу, вымерзать Таймыру,
пока всечеловеческий совет
не выведет последнего проныру
на строгий неуклончивый ответ.

Найдутся же вожди и командиры,
способные, сметая всякий бред,
построить всенародную квартиру,
где чтят гуманистический завет.

Так хочется дожить до доброй славы,
когда весь мир, по самую Луну,
объединит великая держава,

великая не в ширь, не в вышину,
а чистой совестью и добрым нравом.
Я веровал в великую страну!


15

Я веровал в великую страну,
трамплин невероятных траекторий,
флотилию, скользнувшую в волну
неистово бушующего моря.

В злосчастиях винят её одну,
клеймят в несправедливом приговоре,
растаскивают общую казну
в разбитой государственной конторе.

Без церемоний, с маху, на авось
вершат дела большие штаб-квартиры.
Надтреснула сама земная ось.

Слетаются всё новые вампиры.
Таков закон. Пока народы врозь,
гореть Кавказу, вымерзать Таймыру.


Декабрь 1996 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!