Басни

Дата: 31-08-2005 | 23:10:40

СОЛОВЬИНАЯ ПЕСНЯ

«Спой песню мне соловушка, дружок», -
Сказал однажды старый черный ворон:
«Давай с тобой слетаем на лужок,
Мне так претит бездумный птичий гомон.
Там на лугу вдали от птичьих стай
Ты мне подаришь сладостное пенье,
Я так устал, я одинок и стар,
Укрась мои последние мгновенья».
«Летим вдвоем», - ответил соловей:
«К твоим годам я чувствую почтенье,
Услышишь ты в мелодии моей
Всех грез твоих живое воплощенье.
Услышишь ты, как бьется океан,
Как безмятежны горы и долины,
Как исчезает утренний туман
Под звуки сладкой трели соловьиной.
Коснешься слухом неземной любви,
Что исцеляет старость и недуги,
Не даром говорят, что соловьи
Души уставшей лекари и слуги.
Так полетим!»… Но ворон отвечал:
«Быть соловьем – нет в жизни выше счастья.
Я долго жил, но мало что видал,
Лети один, я должен здесь остаться.
Я черен, стар, мой слишком прост удел,
Я даже петь, как птица не умею,
И с радостью с тобой бы полетел,
Боюсь, я этот путь не одолею.
Казалось раньше, все о жизни знал,
Выходит, к ней я не коснулся даже…
Я полечу, мне плохо, я устал,
Что было белым, то покрыто сажей».
Сказал, взмахнул потрепанным крылом
И восвояси тихо удалился,
Он не жалел о встрече с соловьем
И на судьбу не слишком долго злился.
…………………………………………
Вот так и мы, иную жизнь узрев,
Подчас свою спешим возненавидеть,
И проклиная горестный удел,
В своих свершеньях проку мало видим.
Мораль сей притчи вкратце такова:
К чему воронам песни соловья?

***

ОСЛИНЫЕ УШИ
Ослу подумалось однажды,
Что он не лошадь лишь по злой ошибке,
И раз такое откровенье вышло -
Решил, что жизнь приветствует отважных.
Хозяина у стойла ожидая,
Копытом бил, пытался ржать призывно
И было ему горько и обидно,
Что раздавалось громкое "и-а",
Когда до дверцы сказочного рая
Ему осталось сделать два шага…
Мешали только уши, в них отныне
Он видел двух опаснейших врагов,
И жизни без угроз и тумаков
Ему казалось, он лишен отныне.
Так далека была…
Как вдруг, ему на спину
Взлетел соседский молодой петух,
И разговор, что он с собой вел вслух
Услышав, вмиг скроил такую мину,
Что ослик наш встал мигом на дыбы,
Набросился в сердцах на бедолагу,
Решившись обо всем поведать махом,
Открыл соседу все свои мечты.
Тот усмехнулся, вымолвил: "молчи",
И с важным видом мудреца седого,
Сказал ему, вот от слова до слова:
"Я на веку знал много лошадей...".
Конечно, он лукавил, даже слишком,
Он был хоть славный малый, но врунишка,
Но верил свято в искренность речей,
Не различая, где святая правда
Перетекала плавно в злую ложь,
Но что с него пернатого возьмешь,
Когда и так с умишком скудновато.
Так вот, а наш осел ушел весь в слух,
Не пропускал ни слова,
И речь его казалась столь весомой,
Как если б был оракулом петух.
Тот продолжал, входя все больше в раж:
Мол, нет глупее лошади создания,
Им жизнь не жизнь, а просто наказанье,
Таскать весь век скрипучий экипаж,
Участвовать в нелепых состязаньях,
Нужны ли для того, скажи мне, знанья?
За это ты свой жребий не отдашь...
Ты не того, поверь, полета птица,
Тебе такая жизнь едва ль сгодится,
Оставь, твои мечты сплошная блажь.
По мне, так нет на свете зверя лучше,
Чем ты, трудяга… брать с таких пример,
Хранителей изысканных манер…
Ты мне поверь, твои прекрасны уши!
И прочь пошел с особо важным видом…
И рассуждал при всем честном народе,
Вот, дескать, и в семье не без урода,
И что-то об упрямости ослиной…

Вот так и в жизни, стоит раз взлететь,
Мечтой своей с коллегой поделиться,
Он на тебя не будет долго злиться,
Начнет хвалить, но приготовит плеть…
Когда поймешь, что ты всего достиг,
Увенчанный признаньями пустыми,
Остановись на время и остынь,
Подумай только, в этот самый миг,
Коллега твой, взведенный в степень друга,
Так о тебе злословит за глаза,
Что хочешь или нет, а звание осла,
С руки его ты носишь по заслугам.
Избавь нас Бог от милой болтовни,
Ослиные что воспевает уши,
Пускай порой ее приятно слушать…
Да здравствует, безумие мечты!

***

О ПОРЯДКЕ ВЕЩЕЙ
И начался в миру переполох,
Лев объявил без всяких проволочек,
Что он с себя снимает полномочья
(Бессмысленнее поступить не мог).
Пошла с тех пор такая кутерьма,
Всяк мнил себя царем, а то и круче,
Вчера слыхали? Еж на горной круче
Корону с тайным смыслом примерял.
Забыли звери, что гласил закон,
Мол, кто есть царь означено природой,
Давно известно он из чьей породы,
А без породы, право, что за трон.
С тех пор одно, что день иная власть,
Всех на поклон и ну строчить законы,
А там они законны, не законны,
День прожит… Кто тут временное? Слазь!
Так много ль, мало ль времени прошло,
Лев, отдохнув от бремени и власти,
Решил вернуться все же восвояси,
И… будь, что будет, раз на то пошло.
И что ж наш царь, развенчанный узрел?
В краю, где жил в почете, уваженьи,
Вмиг он познал и горечь, и смятенье,
Как жалок царства милого удел.
Быть может, враг здесь все спалил до тла?
Разорены и норы все, и гнезда,
И если говорить серьезно,
Поизносились, выцвели меха,
Не видно лоску в прежней вольной братье,
Попрятались, ни носа со двора,
Такая приключилась, царь, беда
В рядах тобой покинутых собратьев.
Взмолились звери, чуть завидев льва:
«Прими обратно царство и корону,
Мы жить хотим по писанным законам,
Природа, знать, она всегда права».
…………………………………..
Мораль сей притчи вкратце такова:
Царю не гоже отходить от власти,
Когда страшнее дьявольской напасти –
Не царская в короне голова.


***
Так не судите, то не ваш удел.
Сама судила, каюсь, каюсь, каюсь!
И этим я сегодня оправдаюсь.
А, может, я по-женски наслаждаюсь,
Что монолог мой искренен и смел.
….
Лев объявил мартышку вне игры.
Она была ранима (даже слишком).
Да, что с нее возьмешь, когда мартышка…
А он (как в детстве, помнишь?) царь горы.
Она гримасы корчила смешно,
Чесала до беспамятства затылок.
Ее протест комичен был и пылок,
Смеяться ж над убогими грешно.
Но рать уже готовила клыки:
- Ату ее, коль выбилась из стаи.
Здесь просится не точка - запятая
Плюс лозунг о заплывах за буйки.
Кто правит в стае, тот творит закон.
Попавший в списки, попадает в рабство,
У них (меж строчек) то зовется братством.
Кто не рабы, извольте выйти вон.
Так и с мартышкой вышло невзначай.
Она, приняв комическую позу,
Решила стае создавать угрозу
Бездельем и зазывом всех на чай.
Какой там чай, коль мир кипит войной.
Давно ей подобрали униформу.
Она же надышалась хлороформом
И отдых объявила затяжной.
Не дать, не взять – предатель налицо.
Составили портфолио иуде.
И так бедняге чистили сосуды…
Сказать точнее: лили «говнецо».
Мартышка безобидна как дитя.
Погоревала искренне с надрывом.
А в этом инциденте некрасивом
Все косяки сводились к букве «Я».
Так и остались каждый при своем.
Мартышке тоже было, чем согреться.
Да, и у львов не каменное сердце.
- Вы заходите, вместе чай попьем.
Когда судьба разводит в два угла
(хотя, о чем я?). Мир – он бесконечен.
Не каждый в нем до гроба обеспечен.
Не все решают личные дела.
….
Как иногда гримаса на лице
Судьбы, увы, гримасу принимает…
- Вы не из тех, кто это понимает?
Чай с облепихой всех объединяет.
Входите в дом, не стойте на крыльце.

***
ВОЛК и ШАКАЛ
Сказал шакал стареющему волку:
«Что твой оскал, в нем право мало толку,
Всю жизнь провел ты в праведных бегах,
И весь твой ум в натруженных ногах.
Ты санитар, слыхал, хранитель леса,
Но в жизни ты не смыслишь ни бельмеса.
Вот то ли дело я, лишь чую запах гнили
Так за спиной, что вырастают крылья.
Не пыльная работа и не зря
Всегда спокойна за меня семья,
Ни драк смертельных, ни шальной погони
Милей мне запах трупный - запах вони».
(Так разошелся, словно был учен,
Да в рассужденьях слишком изощрен)
Тут старый волк оскалил злобно пасть
Казалось миг, шакалу не удрать.
Но вспомнил о сединах и остыл:
«Когда бы в том удел мой горький был,
Так я скорей бы лучше удавился,
Шакалом жалким хуже нет родиться,
Не зли меня, запомни наперед,
Я падалью набить пустой живот
Считаю гадким и постыдным делом,
Отвратней доли нет на свете белом.
Я лучше буду есть траву и мох,
Он на без рыбьи, думаю, не плох».
И есть ли смысл с шакалом спорить ВОЛКУ
В дальнейших ссорах он не видел толка.

***

ГЛУПЕЦ и МУДРЕЦ
Глупец, однажды, встретив мудреца,
Решил сказать ему для красного словца:
"Всю жизнь ты ищешь философский камень,
Ты согласись, что способ слишком странен.
Свой век потратить на сплошные муки,
Так, не познав единственной науки,
Что жизнь дается для простого быта
Ты ж море черпаешь худым корытом,
Как будто камень тот на самом дне,
Неведом всем, доступен лишь тебе.
Ты посмотри, уж высох твой родник,
Я говорю, что ты почти старик,
В твои то не совсем седые годы,
Живут же люди этакой породы.
И вправду говорят, в семье не без урода…".
Мудрец вздохнул и отвечал глупцу:
"Сужу людей давно не по лицу,
И путь вершу совсем не ради славы,
Нет в этой жизни горестней отравы.
Мне мало надо - хлеба и воды,
Да результат за долгие труды,
Чтоб жил ты беззаботно и безбедно,
И мнил себя счастливейшим из смертных,
И верил, что дошел до сути сам,
Постичь, что не под силу мудрецам...".

Так в мире повелось из давних пор -
Глупец не редко с мудрецом вступает в спор
И чувствует свое с ним в споре превосходство,
Так воздадим ему за редкое упорство.
Он без потерь пройдет огонь и воду,
Считая вкруг себя всяк умного уродом.

Татьяна, никого не слушайте и не посыпайте голову пеплом!
Прекрасная басня! Всё верно, как в жизни. Таких воронов в ней полно, и в каждом из нас их имеется... Потому мы это и понимаем.
Сей феномен связан с нежеланием человека признать свою жизнь никчёмной, особенно когда ему приходится сравнивать ее с другой, более, как ему кажется, значительной. Поэтому он старается затолкнуть неприятный для него факт в подсознание, и, таким образом, избежать неприятных чувств, что и отражено так блистательно в басне.

Единственно, что, по-моему мнению, нужно совсем немного подправить, так это "Летим вдвоём". Вроде несколько неловкая фраза, слишком уж прямолинейно связанная с дальнейшим развитием сюжета…. По-моему, естественнее было бы что-нибудь нейтральное, вроде "Летим скорей", "Так полетим" и т.п.

С запоздалым восхищением, Виктор