Жануариу Душ Сантуш. История трёх пастушков. Ч. 1.

Перевод с португальского

1. Сколь прекрасна Сеньора!

13 мая 1917 года, после воскресной службы в местной церкви, трое пастушков – Лусия, Франсишку и Жасинта – вышли из дому и отправились со стадом овец на пастбище в местность под названием Кова да Ириа (Cova da Iria). День был солнечный, на лазурном небе - обрывки облаков. Приблизившись к вершине, дети решили поиграть. Они строили домик из камней, когда увидели какую-то вспышку. Лусия подумала, что это гроза, хотя облаков на небе не было, и поторопила детей бежать домой. Они схватили свои мешочки с завтраками, посошки и стали гнать овец в сторону дороги. Вторая вспышка. Дети заторопились ещё больше. Но через несколько шагов увидели на вершине каменного дуба ( по-португальски его название звучит – каррашкейра) прекрасную женщину, одетую во всё белое, сверкающую ярче солнца, полностью окружённую светом. Восхищение смешивалось со страхом. Сеньора поспешила успокоить детей: не бойтесь, я не сделаю вам ничего плохого.
- Откуда Вы?
- С неба.
Дети спросили, на небе ли умершие ещё очень молодыми две их знакомые девушки ( или девочки). Ответ: одна на небе, другая в чистилище.
Сеньора выразила желание, чтобы дети приходили на Cova da Iria в течение 6 месяцев по 13 числам в тот же час. Потом спросила, хотят ли дети предоставить себя Богу и перенести страдания для искупления грехов и обращения грешников? Дети были согласны. Сеньора велела им молиться каждый день, чтобы окончилась война и настал покой для мира. Затем она спокойно поднялась в направлении источника света.
Овцы паслись, равнодушные к происшедшим событиям. Детей переполняла радость, которую надо было с кем-то разделить. Особенно Жасинта всё время повторяла одну фразу: «Ой! Какая Сеньора красивая!» Лусия предупредила детей, чтобы они никому не говорили о событии.

2. Я – Ангел мира.

Лусия вспомнила, конечно, как однажды в 1915 году, когда она молилась с тремя другими девочками, все они видели неподвижную фигуру, как бы из снега, на вершине дерева. Они договорились никому не рассказывать об этом. Но кто-то проболтался, пошли слухи, и мать Лусии, не веря в истинность события, принимая всё за детские сказки, отругала дочь. Теперь, когда девочка задумывалась, сёстры смеялись над ней, говоря: «Это она опять видит фигуру, закутанную в простыню». Явление повторялось три раза, Лусия никогда не говорила об этом своим младшим двоюродным сестре и брату, которые к тому времени стали сопровождать её со стадом.
В один из дней они гнали стадо к Шоса Вельа (Chousa Velha) и спрятались от дождя в маленькой пещере грота Лока ду Кабесу (Loca do Cabeço). Они ещё играли в камешки после еды и молитв, когда неожиданно поднялся сильный ветер, и появился юноша в белом. Он сказал детям, чтобы они не боялись его, потому что он – Ангел мира. Встал на колени, склонил голову до земли и попросил детей молиться вместе с ним. Трижды повторили они молитву:
- Боже мой! Я верю, чту, жду и люблю Тебя! (Meu Deus, eu creio, adoro, espero e amo-Vos) прошу у Тебя прощения для тех, кто не верит, не чтит, не ждёт и не любит Тебя!
Он велел детям молиться так, потому что такая молитва доходит до сердца Христа и Девы Марии.
Когда Ангел исчез, Лусия, помня, как пострадала она от болтовни прежних компаньонок, попросила детей никому не рассказывать об этом, что они обещали и исполнили.
Франсишку не слышал речи Ангела, девочки рассказали ему всё. Все трое выучили молитву и повторяли её так часто, что порой падали от усталости.
Прошли месяцы, и снова явился детям Ангел, и напомнил, что они должны молиться, чтобы Бог помог Португалии. Он сказал, что он – Ангел Португалии.
Франсишку опять не слышал слов Ангела, он слышал только слова Лусии. Он едва дождался следующего дня, когда Лусия обещала ему всё рассказать. Лусия объяснила ему, что значит приносить жертвы ради спасения грешников. Это терпеть жажду, жару, холод, есть то, что не любишь, терпеть людей, которые вызывают у тебя отвращение, делать то, чего не хочешь делать, - всё, всё, что нелегко даётся.
Дети так усердно молились, что Франсишку признавался: он не может так, у него болят кости, всё тело. И девочки предложили ему: не обязательно молиться на коленях, можно и сидя.
В конце сентября или уже в октябре, Ангел появился перед пастушками на Loca do Cabeço, где впервые они молились: « Meu Deus, eu creio, adoro, espero e amo-Vos». Он держал в руках чашу и просфору. Вместе с детьми трижды повторил молитву Святой Троице ( Santíssima Trindade: Pai, Filho, Espirito Santo ). Затем позволил детям причаститься ( причастие – саграда комуняу - sagrada comunhão ).

3. Будете много страдать.

Во время этих незабываемых событий 13 мая, пастушки, конечно, вспоминали откровения Ангела. Но видение прекрасной Синьоры затмило всё. Лусия предостерегала детей, видя их безмерный восторг.
Дома Жасинта не выдержала и рассказала матери, что видела прекрасную Сеньору на вершине дуба ( в тексте дуб называют то каррашкейра, то азинейра - azinheira ). Родители девочки были удивлены, но не придали её словам большого значения. Франсишку пожаловался Лусии, та сделала выговор Жасинте.
Но слухи начали быстро распространяться. Народ, похоже, раздражало, что видения были у обыкновенных детей, не у святых или хотя бы всеми уважаемых людей. Дошло до матери Лусии, она очень рассердилась и потребовала от дочери, чтобы та сказала всем, что это ошибка, и попросила прощения за свой обман. Мать побила Лусию. Жасинта, узнав об этом, на коленях просила прощения у Лусии, обещала никому и никогда больше ничего не говорить. Действительно, с этого времени Жасинта никому не говорила о явлении.


4. Так было у Жасинты.

Жасинта была сама невинность, этим она восхищала людей, которые с ней общались. Искренняя, как ягнята её маленького стада, она любила обнимать их за шею, говорить с ними, ласкать их. Однажды Лусия спросила её, почему она любит идти среди стада. Девочка ответила, что хочет быть похожей на Христа, у неё есть иконка, на которой Христос изображён среди стада, и даже обнимает за шею одного ягнёнка.
Одним из её любимых развлечений во время долгих часов на пастбище со стадом - был танец. Как только она слышала музыку, которую наигрывал кто-то из пастухов, она делала движения руками и всем корпусом в такт мелодии. Выходило очень грациозно. В другой раз она просила брата поиграть немного, чтобы они потанцевали. И в то время, как Франсишку играл на грубой дудке, они с Лусией кружились, пели популярные песенки и ударяли в ладоши в такт музыке.
Однажды бедная Жасинта безутешно плакала, тоскуя по брату, давно ушедшему на войну. От него не было вестей, и думали даже, что он уже мёртв. Желая отвлечь её от печальных мыслей, Лусия предложила ей организовать бал. Та сразу откликнулась. Она танцевала, а слёзы капали у неё из глаз.
Второй забавой Жасинты в горах было – слушать эхо собственного голоса. Кричала на вершине холма, а эхо отдавалось в долинах. Особенно нравилось ей повторять слова молитвы Деве Марии. «Ave Maria… Cheia de graça…( полная милости)», - громко говорила она, посылая голос к линии горизонта.
Ещё она любила играть дотемна у сарая Лусии, любуясь чудными тонами, которые придавало заходящее солнце листьям деревьев, домам, всему пейзажу. Когда загорались первые звёзды, дети забавлялись игрой: кто знает большее число. Жасинта говорила, что звёзды – лампочки ангелов, луна – лампада Девы Марии ( по-португальски Дева Мария чаще всего называется Носса Сеньора - Nossa Senhora ), а солнце – Бога (Nosso Senhor).
- И какую из этих лампочек ты любишь больше всего, Жасинта?
- Лампаду Девы Марии, она позволяет смотреть на неё и не обжигаться ( не слепит глаза).
Родители велели детям молиться каждый день, пока они пасли скот. Но детям не хватало времени на забавы, и они изобрели любопытный способ облегчения своих обязанностей. Перебирая чётки, они говорили только «Ave Maria», - а затем, после долгой паузы очень медленно: « Pai Nosso» ( «Отец наш небесный»).
Но Жасинта имела и явные недостатки. Была раздражительна, порой придиралась к мелочам, была упряма, не склонна менять своё мнение. Когда они играли с Лусией в пуговицы, Лусия часто проигрывала все, и ей приходилось отдавать пуговицы с одежды, которая была на ней. Когда Лусию звала мать, девочка уже знала, что её ждёт, если она явится без пуговиц на одежде, и умоляла Жасинту отдать ей проигранное.
- Отдай, потому что мать побьёт меня!
- Не проигрывай…
Жасинта уступала только тогда, когда подруга грозилась больше не играть с ней.
Девочка очень интересовалась всем, что касалось Христа. Часто просила Лусию рассказывать ей историю жизни и смерти Иисуса, распятого за наши грехи. Плакала, говорила, что не хочет грешить, чтобы Христос больше не страдал.
После вышеописанных событий Жасинта считала себя ответственной за все неприятности, потому что именно она раскрыла секрет их видения.
Она не хотела играть, видя в этом жертву от себя – для обращения грешников.
Франсишку тоже после первого же явления Девы Марии стал более рассудительным. Он часто удалялся от сверстников. Когда его звали, он просил не мешать ему молиться:
- Дева Мария сказала, что мне надо много молиться, чтобы попасть на небо.

5. А что если это приходил сам демон?

Между тем приближался день Святого Антонио – деревенский праздник - 13 июня. Мать и сёстры Лусии решили сделать вид, что они забыли о событиях на Cova da Iria или не придают этому значения. Иногда переговаривались между собой: посмотрим, что она предпочтёт – «Сеньору с азинейры» или праздник Святого Антония? Они были уверены, что второе, ведь Лусия так любила праздники! Но 12 числа Лусия расстроила все их ожидания, заявив, что она пойдёт на Cova da Iria. Жасинта, более наивная, пригласила свою мать идти с ними.
- Выброси эти глупости из головы, малышка! Пойдём на праздник, который обещает быть в этом году чудесным, как никогда раньше! Будут удивительные украшения, музыка, фейерверки, развлечения. Что может быть лучше праздника Святого Антонио?!
- Эта Сеньора, мама! Праздник нельзя даже и сравнить с этой Сеньорой!
Рано утром, когда Лусия собиралась пойти в церковь к службе, Франсишку позвал её. Пришли люди из разных мест, они хотели идти на Cova da Iria вместе с детьми. Когда они пришли к дубу и встали на молитву, их было уже пятьдесят человек. Точно к концу молитвы появилось сияние, и спустя мгновение – сама Дева Мария на вершине дуба.
Лусия начала разговор с детской простотой:
- Чего хочет Ваша Милость?
- Чтобы пришли сюда 13 числа следующего месяца. Чтобы молились каждый день, чтобы учились читать…
- Хотели попросить Вас …исцелить больного…
- Да, излечите его, на протяжении этого года, если он обратится ( изменит свою жизнь).
- Ещё хотела бы попросить Вас забрать нас на небо!
- Да, Жасинта и Франсишку пойдут вскоре. Ты останешься для распространения благочестия.
- Тогда ... я останусь одна в мире?
- Останешься. Но не грусти. Моё сердце будет твоим убежищем и путём, который приведёт тебя к Богу.
Говоря эти последние слова, Сеньора раскрыла руки. Нежные лучи затопили трёх пастушков, проникая в их сердца. В правой ладони было сердце, уязвлённое шипами – Сердце Божьей матери, раненное людскими грехами.
Лусия быстро поднялась и сказала людям в то время, как Сеньора исчезала:
- Смотрите! Смотрите! Там – Божья мать (Nossa Senhora).
Любопытные приблизились к дубу и увидели как бы прогалинку, образованную на дереве в том месте, где его касались одежды Сеньоры.
Помолившись, люди сами выстроились в одну процессию, которая, произнося молитвы, направилась в обратный путь к их домам.
Известие о новом явлении стремительно распространялось, снова разделяясь во мнениях.
Одни жалели, что не были там сами. Другие мучили пастушков расспросами, сколь красива Сеньора, сравнивая её с людьми и изображениями святых в церкви.
Возникло и подозрение, почему Сеньора говорила по секрету только с детьми. Хватало и таких людей, которые пытались соблазнить детей посулами и выпытать, о чём говорила с ними Сеньора. Дети не согласились бы на это и за всё золото мира.
Тихая деревня вся бурлила из-за истории с пастушками.
Мать Лусии велела ей пойти после службы ( церковная служба – мисса - missa) к приору ( настоятелю) и рассказать ему всю правду. Ей было бы спокойнее, если бы дочь сказала, что всё это выдумки. Лусия рассказала о приказе матери Жасинте и Франсишку, те, оказывается, тоже должны были идти туда, их мать получила письмо от приора. Дети были готовы пострадать за любовь к Богу и за грешников.
На следующий день после службы мать Лусии строго наказала ей признаться приору в своей выдумке, чтобы вся эта история закончилась. Она забыла о людях, которые молились вместе с пастушками перед каменным дубом Сеньоры…
Допрос доброго настоятеля Фатимы был спокойным и подробным. Под конец он с отеческим видом предупредил:
- Мне кажется, это не откровение Небес. Когда приходят такие откровения, они передаются через настоятелей или духовников. Лусия же, напротив, часто уединялась. Это, скорее, лукавство демона. Посмотрим. Будущее покажет, что нам следует об этом думать.
Слова настоятеля о демоне произвели большое впечатление на Лусию, привели к раздвоению её мыслей. Глубоко встревоженная она советовалась с друзьями-пастушками.
Они успокаивали её. У Лусии даже родилась мысль покончить с этим раз и навсегда, сказав, что всё это был обман. Дети осуждали эту мысль:
- Не делай этого! Это будет обман, грех!
Но Лусия не могла не грустить, она видела страшные сны о демонах, которые хватали её своими когтями. Дошло до того, что однажды она кричала во сне: «Спасите!»- так громко, что её услышала мать.
Тем временем наступил день 12 июля. Из других районов Португалии съезжались люди в Фатиму. Они хотели видеть, что произойдёт 13 июля.
Лусия стояла на своём:
- Я не пойду! А вы пойдёте?
- Да! Мы с Франсишку пойдём, потому что Сеньора велела.
- Хорошо, Жасинта, если Сеньора спросит обо мне, скажи ей, что я не пришла, потому что боюсь, не демон ли она.
- Хорошо. Хотя мне будет трудно, я буду говорить, но какая жалость, что тебя не будет с нами!
Последние слова Жасинты сопровождались безудержными слезами.
В ночь с 12 на 13 июля Лусия не могла спать. В её душе шла борьба: идти? Не идти? Эта борьба длилась уже месяц. Она часто пряталась в зарослях близ колодца Арнейру (Arneiro) и проводила там часы в слезах, молитвах и размышлениях. Мать сердилась на неё за это и обзывала её «святой червивого дерева».

6. Вы пострадаете за грешников.

Утром 13 июля Лусия услышала внутренний голос, который шептал:
- Лусия, иди! Не бойся!
Какая-то сверхъестественная сила влекла её в Cova da Iria. Она пришла в дом тёти и спросила, где Жасинта и Франсишку. Прошла в комнату, где они стояли на коленях и плакали. Узнав, что Лусия идёт с ними, они были счастливы. Оказывается, почти всю ночь дети молились, чтобы Лусия пошла с ними.
По дороге любопытная толпа так окружила их, желая всё видеть и слышать, что трудно было идти.
В этот день, 13 июля 1917 года собралось три или четыре тысячи человек. Вскоре после начала чтения молитв появились уже привычный свет и видение Сеньоры на дереве.
В последующей беседе, после обычного вопроса Лусии, чего хочет Сеньора, девочка попросила о чуде, которое бы подтвердило правоту детей, помогло людям поверить им.
Сеньора велела продолжать молиться, обещав в октябре сказать, кто она, и совершить чудо. Ещё раз подчеркнула она, чтобы они молились за грешников и просили за них Христа.
На этот раз, когда Сеньора раскрыла руки, свет, исходивший из них, как бы разорвал землю, и пастушки увидели море пламени, где, среди стонов и криков отчаянья, демоны и души осуждённых (последние в облике людей) летали, как искры этого огня. Демоны имели вид омерзительно-страшных животных.
Лусия издала крик ужаса, услышанный толпой. Дети застыли от страха. Сеньора говорила:
- Вы видите Ад, куда идут души грешников. Для того, чтобы спасти их, Бог хочет установить в мире почитание моего Непорочного Сердца ( Имакуладу Курасау - Imaculado Coração) . Если делать, как я говорю, будет спасено много душ, наступит мир. Война окончится. Но если не перестанут оскорблять Бога, в правление Пия Х1 начнётся новая война - хуже. Когда придёт ночь, освещённая непонятным светом – это будет великим сигналом того, что началось наказание за преступления посредством войны, голода, преследований церкви и Святого Падре.
Чтобы помешать этому, приду просить о посвящении России моему Непорочному Сердцу и о причащении в первую субботу каждого месяца во искупление грехов. Если будут приняты мои просьбы, Россия обратится к Богу, и будет мир. Если нет – Россия распространит свои заблуждения по всему миру, вызывая войны и преследования церкви. Будут страдать добрые люди, Святой Падре, будут уничтожены целые народы. В конце концов, Imaculado Coração восторжествует. Святой Падре посвятит мне Россию, эта страна преобразуется, и миру будет дарован мир на некоторое время. В Португалии догмат веры будет храниться всегда.
Сеньора не велела никому говорить этого, кроме Франсишку, который, как и в прошлые разы, только видел Деву Марию, но не слышал её.
Под конец Сеньора добавила:
- Когда молишься, добавляй в конце каждой молитвы: « Иисус, помилуй нас, спаси нас от Адского огня, вознеси на Небо все души».
После вознесения Сеньоры, Лусия выглядела очень печальной. Когда её расспрашивали, она отвечала, что ей был доверен секрет.

Отец Жасинты и Франсишку, сеньор Марту, опасаясь, что девочка подвергается опасности в толпе, вынес её из толпы к дороге.
Известие о том, что Сеньора открыла какой-то секрет детям, распространялось быстро. Но никакие уловки не помогали вырвать его у них. Между собой дети часто говорили о последнем явлении Сеньоры и молились, как она велела.
Особенно Жасинта была под впечатлением видения Ада. Порой садилась на землю или камень и задумчиво повторяла:
- Ад! Ад! Как мне жаль души, находящиеся в Аду!
Часто она просила Лусию и Франсишку присоединиться к ней в молитве за грешников. Спрашивала, какие преступления они совершили. Лусия отвечала, что они грабили, сквернословили, проклинали, не ходили в церковь по воскресеньям…
Жасинте было очень жаль грешников. Она помнила, что ей предсказано скоро уйти на Небо, и просила сестру предупреждать людей не делать ничего плохого, чтобы они не попали в Ад. Она очень хотела, чтобы вместе с ней на Небо, а не в Ад, шли все люди.
Девочка лишала себя еды, принося жертву за тех, кто ест слишком много. В последние месяцы, уже сильно больная, когда Лусия говорила ей, что она освобождена от присутствия на службе в церкви, Жасинта отвечала:
- Нет! Пойду, даже если мне будет очень трудно, это за тех грешников, которые пропускали службу в воскресенье.
Франсишку однажды посоветовал ей:
- Жасинта, не думай столько об Аде! Думай лучше о Боге и Деве Марии. Я не думаю об Аде, чтобы не бояться.
Но немного позже, в пещере, пока девочки развлекались, Франсишку, как обычно, удалился от них в небольшое убежище - впадину в скале. И вдруг они услышали взволнованные крики:
- О, Лусия! О, Жасинта! О, Дева Мария, защити меня!
Девочки прибежали туда и увидели его на коленях, дрожащего, с лицом, искажённым от ужаса. Он видел страшных адских зверей, изрыгающих пламя. Ему показалось, что они хотели сожрать его…

Ирина, с днём Святого Антонио тебя!
Я не могу оценить текст как перевод, но уверен, что ты перевела добросовестно и верно передала дух оригинала. И это, пожалуй, главное...
Вообще, ты молодец! После бразильца Жоржика Амаду я не читал переводы с португальского, а тебя с удовольствием почитал и ещё почитаю...
Не болей!
С БУ,
СШ