Роберт Геррик. Юлии (III)

Юлия, лишь Геррик твой
Стихнет, взор его прикрой.
И певца последний вздох
Ты прими, а душу – Бог.


TO JULIA

JULIA, when thy Herrick dies,
Close thou up thy poet's eyes ;
And his last breath, let it be
Taken in by none but thee.

Сергей, добрый вечер и еще раз спаибо!
Вот перевод только-только со сковородки, поэтому непонятно, с чем его есть.

Александр!
3 первые строчки мне понравились.
Подстрочник последних 2 строк: «И его последнему вздоху, - дозволь ему быть принятым никем другим - лишь тобой». Поэтому «а душу – Бог» представляется не верным по смыслу. Вернее будет: «Пусть ты примешь, а не Бог», но звучит это очень тяжело, не по-герриковски…
Подумайте! У Вас должно лучше получиться.
С БУ,
СШ

ПиСи. Что-то Ваш ящик барахлит. 2 раза посылал Вам письма, - возвращаются…