Из песен дзядов, с польского.


Тайга.

Вот песнь печали о злой неволе,
О каторжанах, лишённых прав,
О тяжкой доле, кровавой доле
Тех, что московский оплёл удав,

Кто погибает в сибирских тАйгах,
С семьёй в разлуке в тоске живёт,
Прикован к тачке, часы считает,
Со страхом смерти прихода ждёт.

Я молодым был и полнон силы,
Любил девчину, она была
Голубоглазой, румяной, милой,
Она ж сгубила меня со зла.

Однажды книги с одной знакомой
Принёс домой я, вошли мы в дом.
Она же ревность в душе укрыла,
Мою измену увидев в том.

Не помогли мне все объясненья,
Что мы в партийных делах дружны,
Она презрела те разъясненья,
И отомстила мне без вины.

Однажды ночью пришли жандармы
И повязали, и увели,
Сгубили счастье моё задаром,
А кто предатель- узнайте вы:

-Та, что как ангел была мне милой,
которой жизнь бы свою отдал,
она же жизнь мне мою сгубила,
и так я в руки врагам попал.

Друзей схватили, одних казнили,
А нас на муку в Сибирь свезли.
Казнён был младший братишка милый,
Один остался я на земле.

Вот поглядите мои седины,
Пропала юность, почти я труп,
Семья погибла из-за девчины,
И мне уж жизни не будет тут.

Он закачался, лицом бледнея,
Хоть мог бы Польше ещё служить,
Но с горя сердце его разбилось,
Упал несчастный, пропала жизнь.
• * *


РАССКАЗ ОБ УЗНИКЕ ИЗ ОКЖЕИ,
КАЗНЁННОМ ЦАРСКИМИ ПАЛАЧАМИ.

Вот узнайте, други- братцы,
Говорили что в Окжее-
Как умел Стефан бороться
За великую идею.

Паренёк был неизвестный,
Но о нём узнали в деле:
-Бросил бомбу в полицейских,
оказался в цитадели.

И сидел он в цитадели,
Сотоварищей скрывая,
Его били-мордовали
Гады-каты, вопрошая:

-Назови, кто был с тобою,
Царь в живых тебя оставит,
Пожалей жизнь молодую,
Ведь петля тебя удавит!

А Стефан им отвечает:
-Вам Поляк не покорится,
за Отчизну погибает,
но с врагами не мирится!

Вот сидит он за решёткой,
Отирает пот холодный,
Силы духа не теряет
В положенье безысходном.

Видят царские сатрапы-
Не сломить уж им героя,
И царю послали рапорт,
И ответ получен вскоре.

Судьи царские прислали
Приговор о смертной казни,
И герою прочитали
Утром рано в шесть часов.

Вот ведут его солдаты
К месту казни переулком.
Шёл он гордо и спокойно,
Будто вышел на прогулку.

Из толпы тогда раздался
Громкий голос неизвестный:
-Ты прощай, товарищ милый,
ты прощай, товарищ честный!

И Стефан на месте казни
К небесам возводит очи,
Прошептал-Великий Боже!
Принимай мою ты душу!

Громко лист судья читает
Со смертельным приговором,
И палач тут приступает,
И конец приходит скоро.

А товарищи героя,
Сохранил которым жизни,
Потрудились той порою
Для добра своей Отчизны.

И Стефана вспоминали,
Незабвенного героя,
И от всей души желали
Для души его покоя!
* * *

Здравствуйте, Лев!

Спасибо за ссылку на эти песни. А где можно познакомится с оригиналами?

И, если позволите. одно маленькое замечание.

Слово "тайга", насколько я помню, не имеет множественного числа.

По крайней мере, в русском языке.


С уважением, Валентин

Валентин, оригиналы из книги "Dziadowski Karnawal", купленной ещё давно в Челябинске.  А тАйги , очевидно, такое  сибирское произношение в множественном числе существует. В песне Петра Лещенко " Аникуша" так и поётся - "Вдоль Байкала по сибирским тайгам Возвращался с плена я домой...

С удовольствием послушал Петра Лещенко. Спасибо за наводку. И, честное слово, впервые в жизни услышал такое произношение слова Тайга. Хотя всю жизнь живу в Сибири. Вероятно, сибирские говоры постепенно нивелируются и выхолащиваются. Но может быть это просто песенное? И все равно огромное спасибо за разъяснения. Век живи - век учись.