МЕЖДУЗЕМЬЕ (А.ТЕЙТ)

Allen Tate
(1899-1979)

The Mediterranean

"Quen das finem, rex magne, dolorum?"

Where we went in the boat was a long bay
a slingshot wide, walled in by towering stone
Peaked margin of antiquity's delay,
And we went there out of time's monotone:

Where we went in the black hull no light moved
But a gull white-winged along the feckless wave,
The breeze, unseen but fierce as a body loved,
That boat drove onward like a willing slave:

Where we went in the small ship the seaweed
Parted and gave to us the murmuring shore
And we made feast and in our secret need
Devoured the very plates Aeneas bore:

Where derelict you see through the low twilight
The green coast that you, thunder-tossed, would win,
Drop sail, and hastening to drink all night
Eat dish and bowl--to take that sweet land in!

Where we feasted and caroused on the sandless
Pebbles, affecting our day of piracy,
What prophecy of eaten plates could landless
Wanderers fulfill by the ancient sea?

We for that time might taste the famous age ,
Eternal here yet hidden from our eyes
When lust of power undid its stuffless rage;
They, in a wineskin, bore earth's paradise.

Let us lie down once more by the breathing side
Of Ocean, where our live forefathers sleep ,
As if the Known Sea still were a month wide,
Atlantis howls but is no longer steep! ,

What country shall we conquer, what fair land
Unman our conquest and locate our blood?
We've cracked the hemispheres with careless hand!
Now, from the Gates of Hercules we flood

Westward, westward till the barbarous brine
Whelms us to the tired land where tasseling corn,
Fat beans, grapes sweeter than muscadine
Rot on the vine: in that land were we born.

***

«О, Боже, где конец скитаньям нашим?»

Мы шли без вёсел тихой, дикой бухтой,
Закованной в обветренный гранит;
За веком век, минуту за минутой,
Нанизывая время на бушприт.

Мы шли во тьме, лишь над волной несмелой
Белела чайка, видная едва,
Нас бриз, капризный, как девичье тело,
Влёк, словно вожделевшего раба.

Мы шли, стремясь к последнему причалу,
И, в тину врезав ростры кораблей,
Вершили пир, как это завещал нам,
Властитель наших помыслов – Эней:

«Здесь, где земля туманна и безлюдна,
Куда вас меч и волны привели,
Сверните парус, пейте беспробудно,
Всю ночь вкушая сладость сей земли!».

И пировала на прибрежной гальке
Нетрезвая пиратская орда.
Но что пророчила морским скитальцам
Данайским бормотанием вода?

В пиру пред нами, вдруг, разверзлась Вечность,
Когда на дне бокала глаз хмельной
Искал, кляня мирскую быстротечность,
Нетленный, вожделенный Рай Земной.

И, ниц упав пред древним Океаном,
Хранящим предков вековой покой,
Мы чуяли в дыхании вулканов
Погибшей Атлантиды жуткий вой!

Какую землю горизонт откроет?
Где меч добудет нам тепло и кров?
Мы шар земной небрежною рукою
Взломав, от Геркулесовых столбов,

Нацелим ростры в варварский закат,
К земле, чужой, но вдохновенно сытой;
Там легче хлеб, там слаще виноград,
Чем на равнинах Родины забытой.

…Пусть паруса вздувает ветер туже,
Мы поплывем, куда ведет компАс
Пока другим людЯм не стало хуже
Там, где ещё не побывало нас…

(Старая пиратская пестня)

:о))bg
Игорь Дмитрич, приветствую!
Получилось весьма недурно…

PS
Только разве что осмелюсь предложить такой конец приделать:

    К земле, чужой, неведомой, но сытой,
    Где легче хлеб, где слаще виноград,
    Нацелим ростры в варварский закат,
    Подалее от Родины забытой…