Джон Китс Сонет [22] Вновь к Хейдону

Дата: 12-01-2018 | 16:52:14

Как дух иной возвышен в бренном теле:

Певец озёр, туманов и стремнин,

Он бодрствует, взойдя на Хелвеллин,

В небесной освежающей купели;

Другой - романтик роз, ручьёв апреля,

За правду вынес крест лихих годин,

И третий, кто с незыблемых вершин

Упорно ловит шёпот Рафаэля.

Их век уйдёт, но мир наш удивят

Сердец грядущих трепетные струны;

Они, они споют на новый лад,

Или уже так гулко, чисто, юно

На кузнице божественной звучат?

Внемлите им, безмолвствуя, трибуны.



John Keats


Addressed To [Haydon]


GREAT spirits now on earth are sojourning;

He of the cloud, the cataract, the lake,

Who on Helvellyn’s summit, wide awake,

Catches his freshness from Archangel’s wing;

He of the rose, the violet, the spring,

The social smile, the chain for Freedom’s sake:

And lo!—whose steadfastness would never take

A meaner sound than Raphael’s whispering.

And other spirits there are standing apart

Upon the forehead of the age to come;

These, these will give the world another heart

And other pulses. Hear ye not the hum

Of mighty workings in the distant Mart?

Listen awhile, ye nations, and be dumb.

1816/1817 

Технически перевод безукоризнен. Это очень хорошая русская поэзия. Но есть совсем маленькие замечания.


Как известно,  встретившись 19 ноября 1816 года с известным художником Британии   Бенджамином Хейдоном , Китс написал Хейдону письмо, в котором был приложен этот сонет. 

В этом сонете Китс выразил оптимистичную уверенность в том, что общество стоит на пороге новой эры - эпохи фантастического идеализма, происходящего от Природы (представленного им «облаком, ливнем, озером» - Вордсворт) и политической свободы (воплощенной в друге Китса, Ли Ханте).
К двум деятелям Китс присоединил Хейдона, который славился как исторический живописец.


Потому некоторые моменты можно было перевести более точно, чтобы сохранить этот контекст.

например:


В небесной освежающей купели;


в оригинале 

Catches his freshness from Archangel’s wing; 


Ловит свою свежесть от крыла Архангела:


всё таки купель - это вода. Крылья Архангела - это воздух. 


Ли Хант был борцом за свободу в обществе, потому Китс пишет


The social smile, the chain for Freedom’s sake:  общительная улыбка, цепи ради Свободы. 

Ли Хант  за сатирические нападки на принца-регента был на два года заключён в тюрьму (1813 - 1815). Это прославило Ханта как мученика за дело свободы . Именно на это и намекает Китс. 


За правду вынес крест лихих годин,


Несколько расплывчато звучит, хотя смысл сохранён. 


И третий, кто с незыблемых вершин

Упорно ловит шёпот Рафаэля.


у Китса несколько иначе.


And lo!—whose steadfastness would never take

A meaner sound than Raphael’s whispering.


И вот тот! чьё упорство никогда не будет

Более слабо звучать, чем толки (шептание) о Рафаэле.


Не Хейдон ловит шопот Рафаэля, а его упорство в отстаивании своих художественных взглядов не будет звучать слабее, чем молва (толки) о Рафаэле. Или шушуканье о Рафаэле. Хейдона также осмеивали, как и Рафаэля в своё время. Почему Рафаэль?


В 1812 года Бенджамин Роберт Хейдон начал свою картину «Суждение Соломона», которую он должен был закончить в 1814 году. Когда его спросили как-то что он собирается писать, Хейдон ответил, что  "Суд Соломона".  Рубенс и Рафаэль оба попробовали, - сказали ему.. «Ну и что, - сказал Хейдон. Я расскажу эту историю лучше" .


Думаю, что здесь надо немного поправить перевод.


nations - это нации, народы. Китс обращается ко всем людям, а не только к его представителям - трибунам.


Успеха.








Спасибо, Александр Викторович!


Третий (Хейдон) наделён непреклонностью, прислушивающийся разве что к шёпоту  (голосу) Рафаэля. 

 

Ли Хант описал принца-регента Георга как "человека, не умеющего держать слово, распутника, по уши погрязшего в долгах и бесчестных поступках, который ни во грош не ставит своих близких и окружает себя игроками и дамами сомнительного поведения". В результате Ханта обвинили в клевете и приговорили к штрафу в пятьсот фунтов и двум годам тюремного заключения.

Отсюда возникло "за правду". Конечно, это упущения. Всё не вместить. Мне хотелось включить эти романтические "розы" и "крест страданий".

"Трибуны" - рифма к "струны". Мне кажется, здесь не столь важны "народы", сколько этот новый зарождающийся мощный голос.

Кстати, в первой версии было "на отдалённых торжищах". И это точно. Но...

Не могу обещать быстрой реакции и правки, но я благодарна и подумаю, что можно сделать.

С Новым Годом!

Уважаемая Наталия,


странно, почему Вы переводите фразу 

would never take  A meaner sound  как прислушивающийся,  здесь перевод несколько сложнее


 никогда не будет воспринимать более ничтожные (убогие, вульгарные) звуки, чем рафаэлевское шептание (шушуканье).


 Рафаэль никому не завидовал, ни с кем не соперничал, не критиковал других. Но подвергался зависти. Ему завидовал сам Микеланджело, многие правители, многие современники. Может, всё таки об этом речь. Вы опускаете фактически оборот  would never take A meaner sound , и сразу переходите к слову  whispering. Конечно, Хейдон, как сторонник классического искусства, строил свою живопись на рафаэлевском примере. Но куда девать весь текст Китса?


И вообще, понятие мне кажется при переводе не должно преобладать. Есть текст автора. Его и надо передавать. Это, конечно, не ошибка -вместо наций поставить трибунов. Но желательно рифмы подобрать такие, чтобы авторские мысли оставались в целости. 


А так очень здорово.


Доброе утро, Александр! Строки, посвящённые Хейдону, бесспорно могут быть прочитаны буквально.

Но я последовала в их истолковании за Сухаревым С.Л. Для Хейдона все звуки второстепенны по сравнению с Рафаэлем Санти. И, кстати, соперничество, о котором Вы упомянули, только подтверждает эту мысль.

Другое дело, что я плохо эту мысль выразила. Нужно переписать. Я Вам через пару дней напишу, какие были варианты. Сейчас пишу спешно на работе. Спасибо!

Согласен, здесь трактовка Сухарева правильна. Я тоже подумал, и согласен с Сергеем Леонидовичем, суть в том, что не просто все, а любые ничтожные, даже подлые (meaner) звуки важнее для него простого шёпота Рафаэля.  Огульная критика его живописи не сравниться с тем, что даёт ему живопись Рафаэля. Да, так правильней будет, наверное.

Что касается русского языка, у меня два мелких замечания.

Первая строка выглядит туманно: можно подумать, что в теле бывает возвышен чужой дух.

И грядущие сердца.

Я понимаю, что это сердца людей будущего, но грядущим (буквально: идущим) называют то, что движется (хотя бы в фигуральном смысле).

Вот, например, я сейчас смотрю "Покровские ворота", где Костик восклицает: "Грядут перемены!".

Со Старым Новым Годом!

Благодарю, Александр Владимирович! Неожиданно! Первая строчка мне как раз показалась удачной, и от неё всё пошло. Здесь главное было перевести "spirits". В переводах, которые я знаю, это "великие". А у Китса это "великие души". А это разные вещи. 

И мне не кажется, что первую строчку можно понять так, как Вы прочитали. Но если все так думают, значит перевод можно уничтожить. Спасибо! 

Зачем же сразу уничтожать? Достаточно поправить две строки.