Тугеза

Дата: 09-01-2018 | 14:53:01

 

Тугеза


Запрета не было в указе на чилибуху и мышьяк,
но за буйки забрался Разин и бортничеством промышлял -
за ним враги смотрели в оба, судачил, кто не при делах,
зачем бросать подругу в воду, сказал бы попросту: «талах».

И я в любви, порой, небрежен - плыву с прокисшего вина:
знакомый остров, тот же стрежень, и подходящая волна,
пыхтит костёр, завален тиной, дым расплескался над рекой,
на ветке сохнет мой ботинок, другой, поменьше - на другой.

Что чертим на песке прутками - не бойся, я потом сотру,
упершись подбородком в камень, на Волгу до-о-о-лгую смотрю.
В плену условности не маюсь, согласно сдерживаю смех:
чтоб небо не пробить, сдаваясь - не поднимаю руки вверх.

Кем хочешь стану на допросе - я, сам себе невыносим -
и Волга тоже не выносит, не открывается Сим-сим.
Гуляет солнце с перегрузом, горит пыльца на языке,
посмотришь в щит, а там Медуза мнёт косметичку в рюкзаке.



Сон программиста

Не первый день скакал в степи монгол,
качалось солнце колосом на стебле.
Мы думали, сначала был алгол
или фортран, а вот и нет - ассемблер.


Шуршал ковыль вскипевшим молоком,
стучался в небо жаворонок звонко,
натруженной печёнкой ёкал конь,
а вот и нет, он ёкал селезёнкой.


Затея в этом квесте непроста -
поймать ногой упущенное стремя,
где стрелки разошлись вокруг шеста,
как будто на шпагат упало время.


Всё поперёк здесь - кроличья нора,
языческие боги с аватара,
и Галь, и Оль на выдумки хитра,
и горизонт на линии загара.


Пусть алкоголем воздух возмущён,
шершавый свет забился под ресницы.
И сальса не рифмуется с борщом,
а помогает жить, кому не спится.


Пора на Марс

Мороз, сорвавшийся с домкрата,
летящая в пургу страна -
ничё, что ночью темновато,
вдруг солнце - бац, и - обана!


Спиртовый воздух режет дёсны,
коптят далёкие миры,
и острозубые, как блёсны,
в квартирах ёлки до поры.


История заходит с тыла,
кипит её густая взвесь -
а ты забил на всё, что было,
поэтому сейчас и здесь,


но как шахтёры из забоя,
наощупь, тянутся на свет
газеты из прорех в обоях,
которых не было и нет -


как нет земли большой и плоской,
вестей со строек и полей,
пусть эти жёлтые полоски
почти разъел столярный клей,


гудят встревоженные дали
и ледяные провода.
А может это я в подвале,
где хлеб и горькая вода,


и, в новом опереньи фарса,
шагаю к свету по хвостам,
пока рукой подать до Марса,
и запускает Казахстан.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!