Pictura

Здесь расширяется пространство..
Так на картинах малых голландцев
Комнаты перетекают во дворик,
Дворик перетекает в сад.
Обрамление картин
Безошибочно и неброско.

Выполосканные добела
Корабельные доски
Прекрасный материал для заключения
Пейзажей и тонких натюрмортов.
С непременным вовлечением
В них отсутствующего человека.
Иногда его присутствие грубо,
Иногда невинно.

Чернильница с пером гусиным,
Надкушенный пирог черничный,
Бокал, скатерть цвета больничного
С неопрятным пятном винным.
И неизменный лимон с кожицей
Надрезанной серпантинно.
Редкостный плод эпохи
Перекатывается из картины в картину.
Множится.

Сквозь запах пыли цитрусовый дух
Горчит. И то горчит о чём я вслух
Говорить не буду
Пока не узнаю, что внутри этой посуды,
Этого зеркала настенного.
Постепенно.
Так из ларца вынимают
Вещь за вещью – парчу и ветошь,
Сосуществующие равно во времени.

В час, когда я постигну..
Задержи меня на пороге.
Поцелуй в темя
В знак нашей избранности невольной.
Нашего совпадения.


*живопись 


Алена, извините, не могу удержаться — передам Вам привет от Кушнера))) 


Питер де Хох оставляет калитку открытой,
Чтобы Вермеер прошел в нее следом за ним.
Маленький дворик с кирпичной стеною, увитой
Зеленью, улочка с блеском ее золотым!
Это приём, для того и открыта калитка,
Чтобы почувствовал зритель объём и сквозняк.
Это проникнуть в другое пространство попытка, -
Искусствовед бы сказал приблизительно так.
Виден насквозь этот мир - и поэтому странен,
Светел, подробен, в проёме дверном затенён.
Ты горожанка, конечно, и я горожанин,
Кажется, дом этот с давних я знаю времен.
Как безыдейность мне нравится и непредвзятость,
Яркий румянец и вышивка или шитье!
Главная тайна лежит на поверхности, прятать
Незачем: видят и словно не видят ее.
Скоро и мы этот мир драгоценный покинем,
Что же мы поняли, что мы расскажем о нем?
Смысл в этом желтом, - мы скажем, - кирпичном и синем,
И в белокожем, и в лиственном, и в кружевном!

Прекрасное.. Благодарю Вас, Светлана..