"Осенью, конечно..."

Дата: 16-12-2017 | 12:22:42

* * *


Осенью, конечно,
прозрачной, осипшей,
еще не все листья опали.
Было прохладно и торжественно.
(Ты ведь хоронила мужа, бабушка, ты знаешь)
И наш, израильский премьер-министр
соболезновал среди других
от лица всех евреев,
как и подобает на траурном митинге
в память жертв геноцида немецкого народа.
Говорили, что это чудовищно,
и о вкладе немцев в мировую культуру:
Гумбольдт, Гете, Гаусс, Гайдн…
Потом среди других выступала
пожилая немка из немногих уцелевших
с таким еще простым немецким именем
то ли фрау Грубер, то ли Марта Шильдке.
Она рассказывала,
как в лагере недалеко от Швайнфурта,
их инфицировали
быстродействующим вирусом,
а потом сжигали трупы в напалме.
— Они отбирали только чистых арийцев
до четвертого колена…
Ее мать и сестра умерли,
многократно изнасилованные.
А ее заставили железными крючьями тащить в печь
их изъязвленные тела.


Даже морфий парадной церемонии
не мог унять боль и ужас.
Волны сострадания объяли всю молчаливую толпу
и я был безутешен вместе со всеми.
Слезы и ярость душили меня.


Бабушка Песя, прости мне.
И ты, тетя Рохеле.
Это была минутная слабость, затмение памяти –
то мое безутешное сочувствие.
— Да перестань ты извиняться.
Да мало ли что может привидеться.
Иди, иди, погуляй, а то скоро к столу позовем,
— низковатые голоса уводят разговор в сторону.
Ну, тогда я побегу за Ароном,
моим старшим двоюродным братом,
мы еще поиграем в казаков – разбойников

там в овраге на окраине Днепропетровска,
где в октябре 41-го вы все были расстреляны,
куда падали, скользя в грязи
и ржавых листьях той осени.



2002


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!