Шел Сильверстейн. Боа-констриктор

Дата: 15-12-2017 | 13:55:52

Кто ж это ест меня там? Смотри, кто!

В профиль – вылитый боа-констриктор!

И хоть не акула и не крокодил,

Но пятки мои он уже заглотил.

Как же выбраться мне из плена?

Он заглотил меня по колено!

Может, напрасно я беспокоюсь,

Но он заглотил меня по пояс!

Тонем! Спасите наши души!

Он заглотил меня по уш-ш-ш-и!

Ужас! Ужас! Ужас! Уж-шш - нм-ням.

Спасибо, Андрей, за ещё один ужастик. 

Последний крик души из чрева боа - страшно и смешно.

Великолепное звукоподражание, несомненно усиливающее эффект. 

Спасибо, Андрей!

Вы написали "автор". Какова роль автора и переводчика в такого рода стихах?

Что от Шела и что от Вас?

С уважением

А.М.

Ася Михайловна, «автор» написал не я, а программа. Она по-другому не умеет. Я тоже не знаю, как это назвать, и, соответственно, «какова роль». Над этим вопросом бились лучшие умы критики несколько столетий, но только зря разбились. Лозунг «отменить отсебятину!» приводил лишь к наплыву «отменятины».  Переводчик - архаизм и анахренизм – а на хрена он нужен в наше время, когда любой язык учат за три месяца? И наслаждаются поэзией в оригинале. Можно, конечно, обратиться к теории диффузии метафор, но ее трудно объяснить здесь детям, а потом понять самому. Поэтому, не знаю, пусть уж критики и дальше бьются, как рыба об лед. А мы будем, как рыба в воде.

Будем как рыба в воде, тем более, что по гороскопу я "рыба"

Сложным оказался такой простой вопрос, Андрей.

Но стихотворение хорошо, и это главное.

А.М.

Ответ на простой вопрос тоже должен быть прост - надо только определить, где рыба, а где вода. Но сделать это невозможно. А тут еще выясняется, что мы - летучие рыбы . . .

Спасибо, Ася Михайловна. и счастливого Вам гороскопа!


Уважаемый Андрей,

не скажу, что мне Ваши стихи нравятся безоговорочно (кроме происшествия на станции Пломбир), но скорее нравятся, чем наоборот, — даже когда в них кто-то кого-то ест. :)

Я Вам уже делал замечания по поводу эклектичности рифм и сейчас могу сказать то же самое.

Не для того, чтобы Вы принялись исправлять именно это стихотворение (оно воспринимается очень неплохо), а чтобы могли учесть замечания на будущее.

Первая рифма у Вас очень затейливая: смотри, кто! — констриктор.

Но в ней есть недостатки. Она сама эклектична: отчасти составная каламбурная, отчасти анаграммная (некоторые звуки переставляются) (то и другое не до конца), и при этом — неточная. Какое произношение здесь предполагается? В норме:

[сматри́ ктО́] (без энклитики) — [канстри́ктЪр]. Это не рифмуется

А с энклитикой (т. е. в одно слово) это не произносится:

[сматри́-ктЪ] — [канстри́ктЪр].

В общем, рифма у Вас сугубо визуальная. Можно, конечно, и так, но, если мне не изменяет память, К. Чуковский в «От двух до пяти» пишет, что дети воспринимают именно устную, звучащую речь.

Итак, первая рифма у Вас, при всем ее несовершенстве, затейливая. Зато вторая — банальнейшая из самых банальных. У того же К. Чуковского рифма крокодил — проглотил встречается неоднократно. (У Вас крокодил — заглотил, но это не принципиально.)

Сама по себе такая рифма не страшна, я скорее обращаю внимание на очень резкий контраст: сразу же за оригинальной рифмой следует банальная. Этого все-таки следует избегать. Это всё та же эклектика, о которой я Вам говорил.

P.S.

Вы меня однажды спросили, всегда ли плохи однокоренные рифмы, я ответил, что нежелательны.

Сейчас я хочу уточнить. Они бывают очень хороши, но в качестве приемов и/или языковой игры — например:

Побредем по сонным дворикам,

по безлюдным площадям.

улыбаться будем дворникам,

будто найденным друзьям

(В. Тушнова — кстати, в этом стихотворении рифмовка вообще очень изысканная, т. е. это не одиночная игровая рифма, а элемент эстетической системы).

Или:

Не надо бояться тяжелой задачи,

а надо бояться дешевой удачи

(Е. Евтушенко; и здесь то же самое: не одиночная рифма, а элемент метрической системы)

С уважением

А.Ф.

Александр Владимирович,

 

Я чувствую себя сороконожкой, попавшей на урок танцев. После второго па мне уже не встать. Я понял только, что это стихотворение исправлять не надо, а все будущие обязательно исправить. Хорошо. Но Чуковский нам не сказал, с какого возраста дети банальные рифмы воспринимают как пошлые. Сам он, кажется, ничего не написал для тех, кто старше трех. Когда он занялся переводами, это была катастрофа. Бродский заметил, что у Корней Иваныча напрочь отсутствует поэтическое чувство. Поэтому Чуковский бросил переводить и написал книгу про переводы. Вполне банальную, как и его рифмы. Сильверстейн писал для людей постарше пяти, он не знал русского и не читал Евтушенко и Тушнову.

Я русский немного знаю, как негр преклонных годов, но тоже давно не читаю этих авторов. Эстетическая система не должна отрываться от этической – все дворники были агентами НКВД-КГБ, дешевой удачи Евтушенко не боялся. И незаметно из эстетики и филологии мы попадаем в идеологию, а там с удавами все в порядке, они хорошо питаются. Но сороконожкам и там плохо.

      Я с удовольствием читаю Ваши замечания, я бы хотел применить их на практике, но пока абсолютно не представляю, как, – ножки сороконожки сами бегут по дорожке.

      Но если у Вас хватит терпения, приручение и дрессировка могут научить сороконожку плясать канкан. У одного редактора это почти получилось.

 

С уважением,

 

Андрей Гастев

Андрей, не могли бы Вы сообщить Ваше отчество? Как-то неудобно взрослого человека звать по имени.

Александр, а что, если я вместо этого немного убавлю Вашу взрослость? Здесь, я заметил, многие молоды только душой, но обращаются друг к другу по имени. Это уменьшает отчуждение. Да и скоропостижно взрослым быть не хочется.

Если Вам так удобнее.

Не в моей власти  омолодить человека против его желания.


Я по опыту знаю, что мнение, будто самоанализ препятствует творчеству, мягко говоря, не соответствует действительности. Когда автор анализирует, что и почему он делает, это нисколько не мешает.

Банальные рифмы — не то же самое, что пошлые, это литературоведческий термин.

Боже меня упаси кого бы то ни было дрессировать — да еще чтобы научить его плясать канкан! Я предпочитаю более изящные танцы.

Что касается Чуковского, тут можно было бы ввязаться в бесконечную дискуссию, поскольку ни одно утверждение (Бродского или Ваше — трудно понять, где чьё) не справедливо. Не было ни катастрофы в переводах, ни банальных стихов у Чуковского, и переводов он не бросал (хотя у него было очень много другой работы), и книга «Высокое искусство» очень толковая и взвешенная — и, кстати, Чуковскому импонирует скорее творческое отношение к переводу, чем педантический буквализм.

Я не ставлю своей целью смирять Вашу творческую свободу, а лишь отмечаю то, что, на мой взгляд, является недостатком, и, главное, объясняю, почему.

С уважением

А.Ф.

Сороконожка ничего не имеет против более изящных танцев.


Уважаемый Александр!

Мы снова разошлись во мнениях. И не потому, что я против 

совершенствования рифм, а потому, что я - редактор рубрики Детская комната. Я радуюсь тому, что наконец-то ДК, поставленная не по моей воле в труднейшие условия (один вход в ДК чего стоит!), стала обновляться отличными стихами Шела Сильверстейна и отличными авторами-энтузиастами. Выбирая между шлифованными рифмами и обновлением ДК, я выбираю 

второе. 

Как и в случае с различением- не различением буквы и звука, 

Вы правы с точки зрения теоретика, а я - с точки зрения практика.

Было бы замечательно совпадение теории и правтики. Но не получается.

С уважением

Ася Сапир 

Уважаемая Ася Михайловна, не вижу здесь противоречия.

Прекрасно, что рубрика пополнилась талантливыми стихами, но что мешает авторам работать над рифмами, чтобы стихи стали еще лучше?

Тем более что я подчеркиваю: не обязательно шлифовать уже готовые стихи, а учесть мои пожелания для будущей работы.

С почтением

А.В. Флоря