Придворный летописец. Джордж Уолтер Торнбери (1828-1876)

Дата: 06-10-2017 | 11:14:05

Византия, ок. 700 г. н.э.

 

Монах Арнульфус, склянку чернил
откупорив в темноте,
пурпурными буквами начертил
на белом от пемзы листе:
«Храбр басилевс, храбрей не найти,
лев венценосный, Марс во плоти!
Берёт он в жены, по слухам,
роскошную телом фракийку-вдову...»
«Цыц!» - раздалось над ухом.

Немало в палитре у чернеца
красок для дивных картин –
есть стрекозиная зеленца
и золото, и кармин.
Скребёт по пергаменту остриё:
«За князя, что много старше её,
ослабшего телом и духом,
багрянородная Зоя идёт...»
«Цыц!» - раздалось над ухом.

Алым цветут на странице сады,
полные птичьих стай,
жёлтые никнут к земле плоды –
спутались осень и май.
«Чудо-дитя в золотистых кудрях –
дочь басилевса, - пишет монах, -
к мачехе ластится пухом;
Зоя в ребенке не чает души...»
«Цыц!» - раздалось над ухом.

Мученик, праведник, царь, иерарх,
все стерегут канон –
тут Даниил, позабывший о львах,
и льва разорвавший Самсон …
Снова Арнульфус увлекся строкой:
«Правит царица твердой рукой,
царь не опасен и мухам.
Молод и статен Торкиль-варанг...»
«Цыц!» - раздалось над ухом.

 

 

 

George Walter Thornbury

[1828-1876]

 

THE COURT HISTORIAN

Lower Empire. Circa A. D. 700

 

The Monk Arnulphus uncork 'd his ink

That shone with a blood-red light

Just now as the sun began to sink;

His vellum was pumiced a silvery white;

"The Basileus" – for so he began –

"Is a royal sagacious Mars of a man,

Than the very lion bolder;

He has married the stately widow of Thrace –"

"Hush!" cried a voice at his shoulder.

 

His palette gleam'd with a burnish'd green,

Bright as a dragon-fly's skin:

His gold-leaf shone like the robe of a queen,

His azure glow'd as a cloud worn thin,

Deep as the blue of the king-whale's lair:

"The Porphyrogenita Zoё the fair

Is about to wed with a Prince much older,

Of an unpropitious mien and look –"

"Hush!" cried a voice at his shoulder.

 

The red flowers trellis 'd the parchment page,

The birds leap 'd up on the spray,

The yellow fruit sway 'd and droop'd and swung,

It was Autumn mixt up with May.

(O, but his cheek was shrivell 'd and shrunk!)

"The child of the Basileus," wrote the Monk,

"Is golden-hair'd – tender the Queen's arms fold her.

Her step-mother Zoё doth love her so –"

"Hush!" cried a voice at his shoulder.

 

The Kings and Martyrs and Saints and Priests

All gather'd to guard the text:

There was Daniel snug in the lions' den

Singing no whit perplex 'd –

Brazen Samson with spear and helm –

"The Queen," wrote the Monk, "rules firm this realm,

For the King gets older and older.

The Norseman Thorkill is brave and fair –"

"Hush!" cried a voice at his shoulder.


Никите Винокурову
Получился красочный захватывающий внимание драматизированный рассказ - как кинематографический фильм,
где каждый аксессуар - как драгоценность из казны или редкостный экспонат из музея.  В итоге  во всех отношениях, - несомненная творческая удача.
ВК

Спасибо, Владимир. Нашёл в старых файлах, показалось занятным. Даже не помнил – мой это перевод или срисовал  чей-то понравившийся (у меня бывает). Но потом отыскал на Веке – мой :)


«Правит царица твердой рукой,
царь не опасен и мухам...»

 

Вспоминаю «исторические»  заметки летописца Прокопия Кесарийского о будущей византийской императрице Феодоре. С вашего позволения, Никита, привожу только в переводе на немецкий: «So zügellos gab sie ihren Körper den Ausschweifungen hin, dass es schien, als trage sie ihre Vagina nicht an dem natürlichen Ort, an dem die anderen Frauen sie tragen, sondern mitten im Gesicht». Тут Прокопию тоже сказали «цыц», но через заднее крыльцо это описание, всё-таки, дошло до нас... Тем не менее, в официальной  биографии императрицы её отец из смотрителя за зверями цирка обратился в сенатора. А весь период жизни героини в качестве пехотной гетеры описан четырьмя словами: была грешницей, потом раскаялась...

 

Отличная получилась у Вас зарисовка работы летописца при дворе...

Вячеслав, спасибо! Глаз да глаз нужен за этими летописцами – это точно :)


Очень сочный рассказ! Слог замечательный.