К.М.Мантойфель. Плаксивая комедия

Кристиан Медард Мантойфель.

 

По прибытии из Польши в чужую страну Пьеро запечатлел это в стихах

Comédie larmoyante

Плаксивая комедия

 

 

« В часы сомнений при тусклом свете

  На Големе задерживал он свой взгляд".

Х- Л. Борхес - Голем

  (По переводу Э. Стахуры)

 

... первая картина в том краю; пышная, красно-золотая,

 как листья на дубах и буках; ведь это же осень,

только не трясись от страха , что она опадёт,

а мы не знаем, что окажется за этой завесой.

 

Чтобы не потеряться в толпе, дай мне свое сердце. И вот тебе моё.

 Оно великовато – прими его в обе руки , да не кусай,чёрт побери,

 оно не пряничное ! Давай сядем в последних рядах;

 здесь можно не смеяться, когда хочется плакать.

 

Занавес упал!!

 

Больше всего браво собрали знаменитости. О, наши разодранные души!

 И где бы и на чём бы остановить наши глаза? Я на тебе, ты на мне?

 Големы мы дурные; ни зла в нас нет, и ничего ужасного.

 

Существа милостью божьей в бело-красном белье;

 завтра наши одежды сдадим в костюмерную и станем играть

 без суфлера в будке - импровизация приветствуется здесь ...

 

 

 Слезливая комедия! ..

 ... может быть, есть ещё что-нибудь, над чем бы поплакать? ...

 

***

Германия, 1989.

 

przybyciu z Polski na obcą ziemię. Pierrot utrwalił to w wierszu.

 

Comédie larmoyante

 

 

„W godzinach rozterki i тусклого света

 na Golemie oczy swoje zatrzymywał.”

J. L. Borges - Golem

 Przekład: E. Stachura

 

...pierwsza odsłona w tym kraju; pyszna, czerwono-złota,

 jak liście na dębach i bukach; wszak to jesień przecież,

a więc nie trzęś się ze strachu, bo może opaść,

a my nie wiemy, co nam ta odsłona przyniesie.

 

By nie zginąć w tłumie, daj mi Twoje serce. A tutaj masz moje.

 Jest nieco za wielkie – weź je w obie ręce i nie gryź, do diabła,

 bo nie jest z piernika! Usiądźmy w ostatnich rzędach;

 tu nie trzeba śmiać się, kiedy chcemy płakać.

 

Kurtyna opadła!

 

Najwięcej braw zebrali prominenci. O, nasze roztargane dusze!

 I gdzieżby i na czym tu zatrzymać oczy? Ja na Tobie, Ty na mnie?

 Golemy my marne; ani złości w nas dosyć, potworności żadnej.

 

Stwory z łaski bożej w biało-czerwonych desusach;

 jutro nasze stroje damy do lamusa i zagramy,

 bez budki suflera – improwizacja jest tutaj mile widziana...

 

 

 Comédie larmoyante!..

 ...być może jest jeszcze coś do zapłakania?...

 

Niemcy, 1989

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!