Владимир Ягличич Сон в больничной постели и др. Цикл.

Дата: 14-07-2017 | 17:09:28

Владимир Ягличич Сон в больничной постели
(С сербского).

Лежу, и будто тело
сдавил мне лапой кто-то.
Стекают, то и дело,
со лба потоки пота.

Заснул в тяжёлой хвори -
и больше не в палате,
в совсем ином просторе,
в озёрной благодати.

Мне красавицы снились.
Не припомню примера,
чтоб при мне так резвились
все подружки Венеры -

женщины в платье Евы,
краше целого света
и милей королевы,
будь хоть в шёлк разодета.

Одна была - как с неба,
так хороша собою:
юная - будто Геба,
казалась голубою.

Зубки были на славу.
Кожа вся золотилась.
Как пришлась мне по нраву !
Жаль, что только приснилась.

Как захочет проститься,
возвращаясь на небо,
так слетятся все птицы. -
Набросает им хлеба.

Глянул прямо ей в очи -
родилось убежденье,
что в конце этой ночи
я дождусь улучшенья.

Вновь в любом сновиденье
плещут тёплые воды
и зовут к очищенью
пред лицом небосвода.
 
Душа ! Чего ж страшиться ?
И мы потом за тенью
умчимся, будто птицы,
без слёз и сожаленья.
---------------------
Сан са болесничке постелье
 
Кад усним, зној ми чело
ороси: неки напор
спопадне слабо тело -
повуче га, ко шапом
 
у неки простор скривен,
с језерским миром својим
што може тек заснивен
физички да постоји.
 
Само се машта, и саньа,
ишчезлог света свемера -
а из те воде израньа:
да л русалка, да л Венера.
 
Заклони света пола
жельеном сликом жене:
она је лепша, гола,
од сваке одевене.
 
Она је изронила,
ал ја не сумньам да је
претходно на небу била -
ньен лик је, плав, одаје.
 
Ньени су зуби бисер,
кожа с капима, златна.
И тако, ближи ми се,
оставши недохватна.
 
Бринем да се не врати
без мене на небеса,
док радују се влати
што на ньих капи стреса.
 
Ньезино светло око
ослобаджа ме стега,
и обеhава спокој
буджења, после свега.
 
Тако, у сну ме мами,
некуд где топла вода
сјајем купа у тами
као предворје свода.
 
Лакши од сенке, али
да л ћу је таhи смети?
О, само не пожали

душо, када узлетиш.


Владимир Ягличич    Глухомань
Юрию Лощицу
(С сербского).

Глушь - необычность с бездорожьем
и быт - житьё без суеты
над временем и местом - в божьем
домишке древней простоты.

Мы спорили о судьбах света.
Вскипала молодая прыть.
Вгрызались в сложные предметы,
решали: "Быть или не быть ?"

А в мире горе неизбывно.
В нём вечно нелады и брань...
Мне некий зов велит призывно
вернуться в ту же глухомань -

в ту глушь, в забытый божий сад,
где у людей прилежны руки,
где в их сердцах надежды зрели,
и где кресты шагают в ряд
на кладбищах - от вечной муки
к своей недостижимой цели.
---------------------------------
Забит
Јури Лошчицу
 
Забит, па то је ван очитога,
иза бита и бивства,
над временом и местом - Бога
куhица, древна, чиста.
 
Свет су нам душе освајале,
на бити или не бити,
али су, живлье, поостајале -
у незнаној забити.
 
Ничега тамо, али вечит
раздор све hе нас пратити.
Последньи hе нас зов, неспречив,
у прву забит вратити.
 
Забити, дај ми кут предивни
где су остале руке радине
с очима льудским патним.
И гле, крстови, поредиви
са гробльанске су падине,
са нечим недохватним.

Владимир Ягличич   Белая королева
(С сербского).
Доктору Драгани Бубаньи

Она увлечена цветами
и ради каждого больного,
хоть нелегко возиться с нами,
отыщет ласковое слово.

От уменьшительных названий
вдруг превращаются таблетки
в минуты тяжких испытаний
в обыкновенные конфетки.

Деминутивы поминутно
из уст выходят понемножку
с любым касанием попутно
(сменяя быстренько друг дружку):
"бандажик, скальпелёк и ранка".
"Давай, дружок, поднимем ножку".

И тут она берётся сразу,
как нужно, действуя по плану,
срезать жестокую заразу,
лечить мучительную рану.

Почти что всех больных моложе,
она всё делает с любовью,
а к делу относясь лишь строже,
чтоб людям возвратить здоровье.

Нагнулась, смотрит в окуляры,
как тут иссечь гнилые ткани.
Опасность никакие чары
не устранят без этой дани.

При том ещё заснять ей надо
на память ход её работы,
весь опыт ценен для доклада
и пригодится для отчёта.

Потом на кафедре всё вкратце
придётся рассказать студентам
и вновь вернуться - может статься -
подробней к основным моментам.

Не новость, что повсюду ныне
всё шире развернулась мода
на лекции о медицине
и о бессмертии народа.

Лечение всё дальше длится,
но далеко до завершенья:
лишь интервенция свершится,
как требуется повторенье.

И вот своей походкой скорой
идёт в больнице Королева -
как на причастие с просфорой,
как под священные напевы -
на бой со всей несметной сворой
посланцев дьявольского гнева.
--------------------------------
Бела кральица
 
Др Драгани Бубаньи
 
Насмешена: од среhе,
или од туге давне?
Кажу да воли цвеhе
и речи уманьавне.
 
Уманьен, свет лепоту прима:
са зечиhима, птичицама..
Постаје игра с лековима
ко девојчице, с луткицама.
 
Деминутиви, ко из мора
роджајног; с уста божице.
Владарски симболи с ньеног двора
(читава парадица):
скалпелчиh, туферче, рагадица
дигнуте увис ножице.
 
А обради ли рану стерилно,
без анестезије, рецимо,
наособ, са сваком бактеријом
мора - хируршки прецизно.
 
Зна да се тек уз льубав раджа
здравлье, са божјим дарима:
од пацијената многих младжа,
од свих је знаньем старија.
 
И нагнула се: кроз наочари
засеца месо труливо.
Случајни меса тог станари,
треба манье да хулимо.
 
И слушају је; многи, штавише,
богобојазно помену.
Док мобителом фотографише
рад свој, за успомену.
 
Ко на катедри теорему
да доказа, свим светима.
Да, имала би та о чему
предавати студентима.
 
Јер са ньом никад доста приче
о оном што манье зна се:
о вечном здравльу што измиче,
и бесмртности расе.
 
Температура радна не прија
ником - ал све је веhа.
Кад продже једна интервенција,
чека је, веh, следеhа..
 
Ко по причести са просфором,
уништи клицу болова...
И гордо влада светлим простором -
кральица болничких холова.

Примечания автора.
"Говорили, что она любит деминутивы (ласкательно-уменьшительные слова). Отсюда:
парад - парадик, скальпель - скальпелёк, бандажик, ранки. (Это язвы, которые у
меня открылись на пятках и которые она бандажировала и иссекала). "Поднять
ножку !" - Я должен был поднять ногу над кроватью, чтобы она могла оперировать.
Профессора, её руководители, не желали обрабатывать мои язвы - даже предлагали ампутировать пятки, а она хотела их спасти.
Причастие с просфорой - это священный обряд.
Так она боролась - не просто ради меня, а ради человечности. Не столь важно, успешна или нет это борьба; по-моему она была важна по самому своему существу".


Владимир Ягличич  Голь
(С сербского).


Если Тебя я тревожу,
увидев чужую боль,
то для того лишь, о Боже,
чтоб Tы оберёг ту голь.

В итоге долгой науки,
меня - не тайность высот -
всё больше заботят муки,
гнетущие Твой народ.

Цени людей за прилежность,
взбодри; да гляди добрей
на игры ребят и нежность
их любящих матерей.

Счастливый покой заслужен
трудом работящих рук.
Кому же иначе нужен
тот мир, что блещет вокруг ?
----------------------

Прах
 
Ни закльучке, ни поводе,
у домен твој не рачунах.
Ја сам те молио, Господе,
да ово праха сачуваш.
 
Не наук чије изучих
вршина дивно повесмо,
веh овај живаль гмижуhи,
и оне које волесмо.
 
Поштеди тајну сусрета
у чежньама за дальином,
и невин осмех детета,
и благост ока мајчиног.
 
Јер ако није рукама
посвеhен веh од повоја,
што милују у мукама -
чему сјај света овога?

Владимир Ягличич Даль
(С сербского).

Не думаю, когда хвалю,
какая ты без одеянья,
и взор свой издали стремлю
в неодолимом обаянье.

А ты воздушна и светла,
и у тебя два божьих дара,
два быстролётные крыла -
прочней, чем были у Икара.

С рисунками на полотне,
как крылья феи-чаровницы,
они летают в вышине,
где пламя истины струится.

Они уносят в сад мечты,
в обитель вековой надежды,
где с возвращеньем наготы
нам вовсе не нужны одежды.

Я в том Раю обетованном,
покинув наш жестокий свет,
пойму со вздохом покаянным:
возврата мне оттуда нет.

Но кто ж меня введёт в ту высь,
забрав из здешней круговерти ?
И я себе твержу: "Держись
Земли и жди обычной смерти !"

Ах, если б былью стал полёт,
которых прежде не бывало,
чтоб ты могла слетать с высот
и осязаемою стала !
-----------------------------
Дальине
 
Не замишльам, кад хвалим те,
шта носиш испод хальине,
колико замишльам да ли те
привлаче моје дальине.
 
Оне су попут бокова
горе са платна сликарског -
крило смрсканих окова
нерастопльено, икарско.
 
Можда све блиско пена је,
за приближенье истинско:
у тој дальини све нам је
стварно ближе, а вилинско.
 
И као кроз врт обећан
по повратку наготи,
не треба стара одеhа -
нови почну животи.
 
Ал кад те дальина посвоји,
схватиш, ко после покуда:
тек један правац постоји -
нема повратка отуда.
 
Ко hе нас тамо увести
у сусрет рају вртноме?
Не, болье нам се сусрести
на овом свету смртноме.
 
Ал где су они прелети
који hе милост излити
из дальине те пренети,
додирльивoм учинити?


Владимир Ягличич После разлуки
(С сербского).

Я пью, а вода мутновата.
Мне горько дышать. А сад
без прежнего аромата -
одни листочки висят.

Я злюсь от любой занозы.
Невкусной стала еда.
Я с разных сторон угрозы
стал чуять, как никогда.

Мир ульем шумел доныне,
и вот тоскливый итог:
я - будто в дикой пустыне,
и в горле жёсткий комок.

Ступеньки дрожат от шага.
Стал неуютным дом.
Что делать станешь, бедняга,
в мире таком большом ?
-------------------------
По растанку
 
Ни вода није вода више,
ваздух почне да горчи,
ни цвет ко некад не мирише,
и пуполь те огорчи.
 
Најсладжи грозд ти киси,
не трпиш кишу летньу,
и примеhујеш што никад ниси
ко смртоносну претньу.
 
Застаје у грлу коштица,
ко закльучак неказан.
И, пун льуди, ко кошница,
свет је, одједном - празан.
 
Корак не држе басамци,
у дому, сад веh бездомном.
И шта да радиш самцит
на свету том, огромном?


Владимир Ягличич Очертания
(С сербского).

Когда мутится взор, теряются ориентиры.
Любой из контуров вокруг размыт и искривлён.
Неверно выберешь аспект для наблюденья мира -
и в результате наш объект в сознанье искажён.

Спокойны мёртвые друзья, занявшие квартиры
в немой обители теней, где впали в вечный сон.
Мы ж не хозяева Земли, не Дарии, не Киры.
Мы только гости. Наш удел вполне определён.

Закрыть своей ладонью взор - бессильная тщета.
Нет лёгких способов спасти себя от ослепленья.
Сильнейший оптик или врач в том деле не горазд.

В дали заметишь не одни лазурные цвета.
Что ни увидишь - понимай в духовном преломленье.
Простой поверхностный подход нам истины не даст.
-------------------------------------------------
Обриси
 
Када се мути вид, и ивице се ствари
преливају у обрис, мешају меджусобно,
то се помера тачка из које свет смо стари
ко коначан видели - нисмо видели добро.
 
Смеше се друтови мртви, ко невольни станари
света сенки до ког је свак својом смрhу допро.
Ми нисмо поседници, понајманье владари -
гости смо што напусте једва наджено копно.
 
Узалуд шаком чело надсводжујеш. Дальину,
за коју слеп остајеш, немој тражити зенама.
Без лупе наочара диоптрију ојачај.
 
Неhеш све сагледати. Ко у аквамарину
нешто се и крoз тебе сагледано прелама
да површно виджено изгуби сваки значај.


Владимир Ягличич    Владения
(С сербского).

Трон мой царский устоит.
Боевой отряд надёжен.
Меджедович подтвердит.
Королевич Марко - тоже.

Дом мой золотом блестит.
Помогай и дальше, Боже !
Отчего ж душа болит ?
Снится: стану всех убоже.

Буду цел в пылу сражений.
Буду счастлив как юнак,
хоть хвастливая идея.

Но не ведал поражений,
врассыпную бегал враг.
Это всё, чем я владею.
---------------------------
Иметак
 
Царство је моје, довиджам,
јаче но свака варка.
Питајте Меджедовиhа
и Кральевића Марка.
 
Златни двор мога кровиhа,
порфира, свита царска.
Па рашта се још сновиджа
будуhност ми себарска*?
 
У свакој од арена
ја сам победно блистао,
јунака не бије метак...
 
Лажа је то, шарена,
али сам на ньу пристао
јер сав је мој иметак.

Примечание.
Меджедович - герой из сербской сказки.
Марко Кралевич - герой сербских народных песен.
На самом деле - правитель, бывший турецким вассалом.
Себры* - средневековые зависимые от знати сербские крестьяне, либо иные простолюдины.



Не новость, что повсюду ныне
всё шире развернулась мода
на лекции о медицине
и о бессмертии народа. 


Прекрасная  строфа, Владимир!

А здесь " как требуется повьлренье" по-видимому опечатки!


В первом стише сбой ритма в середине. Стихи и повод их вызвавший требуют уважения. Надо поработать ещё. кмк.


Мне красавицы снились.
Не припомню примера,
чтоб при мне так резвились
грации да Венера.


Может быть, так:

Красавицы мне снились,

не приведу примера,

чтоб так при мне резвились

средь граций всех Венера.


Пример, наверно, неудачный, но с этого катрена надо поработать над ритмом ст-ия.

Удачи Вам, дорогой!

Ваш

Вячеславу Егиазарову

Большое спасибо за проявленное внимание и указанные ошибки.

С улучшением ритмики этих стихов - проблема сложная. Не помогает даже дружеская подсказка. Это для меня - задача на будущее.  Причины сбоя в ритмах разные: насыщенное содержание и короткие строки, а также - разные системы стихосложения. У сербов - она силлабическая.

ВК


Вячеславу Егиазарову

Большое спасибо за проявленное внимание и указанные ошибки.

С улучшением ритмики этих стихов - проблема сложная. Не помогает даже дружеская подсказка. Это для меня - задача на будущее.  Причины сбоя в ритмах разные: насыщенное содержание и короткие строки, а также - разные системы стихосложения. У сербов - она силлабическая.

ВК