Ричард Шеридан. Дуэнья. Акт 3

Дата: 09-07-2017 | 06:09:33

АКТ ТРЕТИЙ

Сцена 1.

Библиотека в доме ДОНА ЖЕРОМА.

Входят ДОН ЖЕРОМ и СЛУГА.

ДОН ЖЕРОМ

В жизни со мной не происходило ничего подобного! Луиса бежала с Изааком Мендозой – практически с собственным мужем! Невообразимо!

СЛУГА

Ее горничная, сеньор, говорит, что вы им разрешили погулять по саду. В это время кто-то потихоньку отворил калитку, и потом уже никто их не видел.

СЛУГА уходит.

ДОН ЖЕРОМ

Уму непостижимо! Здесь таится какая-то инфернальная интрига, и я не в силах ее постичь.

Входит другой СЛУГА с письмом.

СЛУГА

Сеньор, вам письмо от господина Мендозы.

СЛУГА уходит.

ДОН ЖЕРОМ

Надеюсь, оно прольет свет на эту загадку. Да, от него. (Читает) “Досточтимый сеньор! Вы, наверное, весьма удивлены тем, что ваша дочь бежала со мной…” Я думаю! “Я имел счастье похитить ее сердце с первого же взгляда…” Как же, с первого! Держи карман! “Но, к сожалению, она поклялась, что не примет мужа из ваших рук, и я был вынужден уступить ее фантазии” Так, интересно… “В самом ближайшем времени мы падем... к вашим ногам, и я надеюсь, что вы благословите вашего зятя Изаака Мендозу” Фантазия! Тоже еще… Я же говорил, что в ней сидит чёртик! Еще утром готова была умереть, только бы не идти за него – и лишь затем, чтобы бежать с ним вечером. Так или иначе, а вышло по-моему. Португалец, я думаю, постарается довести дело до счастливого финала.

Возвращается СЛУГА с новым письмом.

СЛУГА

Сеньор, пришел человек с письмом от доньи Луисы.

СЛУГА уходит.

ДОН ЖЕРОМ

А это что? Почерк её. Что же мне им обоим ответить? Впрочем, сначала почитаю. “Дорогой отец, каким словами мне вымолить у вас прощение за свой отчаянный поступок, какими словами объяснить его?” Так ведь Изаак уже всё объяснил. “Я болезненно обидчива, зато всей душой отзываюсь на доброту…” Ясно как день: Антонио ее чем-то обидел, и она ответила на нежность Изаака. Что там дальше? “Я еще не обвенчана с тем, кто, без сомнения, обожает меня…” Разумеется! Еще бы Изаак ее не обожал! “И я с трепетом жду ответа, который, в случае согласия, осчастливит вашу любящую дочь Луису”. В случае согласия? Разумеется! Ей-богу, я никогда не был так счастлив! Я знал, что поставлю на своем – и добился этого. Меня переупрямить невозможно. Эй! Луис!

Входит СЛУГА.

Пусть второй посланник подождет. И приготовь мне в кабинете перо и чернила.

СЛУГА уходит.

Не терпится успокоить бедную девочку. Эй, Луис! Санчо!

Входят СЛУГИ.

Сегодня вечером у нас торжество. Пусть накроют стол в большой зале. Поставьте лучшие вина и яства, позовите музыкантов.

СЛУГИ

Будет сделано, сеньор.

ДОН ЖЕРОМ

Двери настежь! Сегодня все – мои гости, в масках или без масок.

СЛУГИ уходят.

Славный будет вечер. Пусть все знают, как может веселиться старик Жером!

АРИЯ

Прежде я с судьбой играл:

Не всегда ведь был я старым.

Дни любви я посвящал.

Вечера встречал нектаром.


А случалася беда

(Рок меня не тронул, что ли!) –

Все невзгоды без труда

Растворял я в алкоголе.


Истину искать я мог,

Из колодезя черпая,

Только истины исток

Не в воде – я это знаю.


Лишь наполните бокал,

Сгинет ложь, как не бывала.

Правду я в вине искал,

Опрокидывал бокалы.


И, пускай я стар и хил,

Пусть моё здоровье гадко,

Я душевных полон сил

И не чувствую упадка.


И доволен я собой.

Отчего же не гордиться:

Под корою ледяной

В сердце огнь еще искрится.

Уходят.


Сцена 2.

Площадь.

Входят ДОН ФЕРНАНДО и ЛОПЕС.

ФЕРНАНДО

И ты не узнал ничего о ней? Никаких намеков на то, где ее искать? О, Клара! Клара!

ЛОПЕС

Правду сказать, не узнал. Хотя ее побег – притча во языцех. И о том, что дон Гусман разыскивает ее – об этом тоже судачит весь город. А вот куда она скрылась из Севильи и что с ней, не знает никто.

ФЕРНАНДО

Чума и смерть, недоумок! Куда ей деваться из Севильи!

ЛОПЕС

Вот и я так говорил тем недоумкам: чума и смерть, куда она могла скрыться из Севильи. А они, эти недоумки, говорили, что ее похитил дон Антонио, другие – что она повесилась оттого, что он ее не похитил.

ФЕРНАНДО

Врешь, мерзавец! Они не могли сказать такого!

ЛОПЕС

Значит, они сказали что-то другое, а я их неправильно интерпретировал.

ФЕРНАНДО

Пошел вон, клоун! Не появляйся, пока не узнаешь о ней.

ЛОПЕС уходит.

От любви к этой вздорной девице я сам не свой.

Входит МЕНДОЗА.

МЕНДОЗА

Так, я ее увез, теперь осталось найти попа, а что касается Антонио – пусть женится на Кларе или не женится, мне он больше не опасен.

ФЕРНАНДО

Вы что-то сказали про донью Клару?

МЕНДОЗА

А, шурин! Какими судьбами?

ФЕРНАНДО

Что с Кларой?

МЕНДОЗА

Сейчас расскажу, это забавно. Сегодня утром, когда я выехал из дому, ко мне прямо кинулась очень пикантная девица, которая сообщила, что ее зовут Клара д’Альманца и буквально умоляла оказать ей протекцию.

ФЕРНАНДО

В каком смысле?

МЕНДОЗА

В таком, что она сбежала от своего отца, дона Гусмана, и причиной тому – любовь к молодому сеньору, здешнему жителю.

ФЕРНАНДО

Боже! Она так и сказала?

МЕНДОЗА

Да. И еще добавила: мой возлюбленный не знает ни о чем.

ФЕРНАНДО (про себя)

О моя дорогая! Это же она про меня! (Громко) Что же дальше, Изаак?

МЕНДОЗА

Мне следует разыскать его и доставить к ней.

ФЕРНАНДО

Я с ума сойду от счастья! Ну, идемте же, идемте!

МЕНДОЗА

Куда же, сеньор, куда же? И, главное, зачем?

ФЕРНАНДО

То есть? Неужели с пор еще что-то стряслось?

МЕНДОЗА

Стряслось? Причем здесь тряска? А, понял. У вас такой язык… Да, стряслось. Я вошел в ее положение и согласился ей помочь.

ФЕРНАНДО

Где же она?

МЕНДОЗА

То есть – как? В объятиях любовника, разумеется. Во всяком случае, я оставил ее именно там.

ФЕРНАНДО

Вы смеетесь? Допустим, я держал ее в объятиях этой ночью, но вас, по-моему, при этом не было.

МЕНДОЗА

Еще и вы? Ну, и нравы! Но я, вообще-то, оставил ее в объятиях Антонио.

ФЕРНАНДО

Черт! Антонио д’Эрсилья?

МЕНДОЗА

Ну! И знаете, что самое забавное: он поначалу упирался. Талдычил что-то про честь и совесть, да еще что он не может обманывать какого-то друга. Но я рассеял его сомнения.

ФЕРНАНДО

Вы?

МЕНДОЗА

Да, я, и без особых усилий. Он говорит: “Это нечестно”. А она ему в ответ: “Ерунда! В любви всё дозволено”. Он говорит: “Но это же мой друг”. А я говорю: “Плюньте на вашего друга”. А он: “Как это – плюньте?” А я: “Слюною”. Правда, остроумно? В общем, он со мной согласился. Так что теперь его дружок весь оплеванный. Пусть хоть вешается от безнадежности.

ФЕРНАНДО (в сторону)

Лучше мне уйти, а то я могу позволить себе лишнее.

МЕНДОЗА

Но, между прочим, Фернандо, самые пикантные подробности впереди.

ФЕРНАНДО

А не пойти ли вам…

МЕНДОЗА

Куда?

ФЕРНАНДО

На виселицу! На дыбу! Ко всем чертям!

МЕНДОЗА

Погодите, уж не вы ли этот самый оплеванный дружок? Ну, да, как же я раньше… Вот это анекдот! Вот умора!

ФЕРНАНДО

Что? Ты еще издеваешься, циник! (Хватает его за шиворот) Я бы из тебя душу вытряхнул, будь ты достоин моего гнева!

МЕНДОЗА

Боже мой! Я же ваш зять!

ФЕРНАНДО

Где эти изменники, негодяй? Говори, а не то… (Обнажает шпагу)

МЕНДОЗА

Дорогой шурин, успокойтесь. Честное, слово, я пытаюсь припомнить…

ФЕРНАНДО

Припоминайте быстрее, иначе…

МЕНДОЗА

Сейчас, сейчас… Вы знаете: память – такая индивидуальная вещь. У некоторых людей бывают аберрации памяти. У меня это случается при виде шпаги. Ей-богу, сейчас я так же способен что-то вспомнить, как дать вам сатисфакцию.

ФЕРНАНДО

Да кто вас трогает!

МЕНДОЗА

Как же! А зачем тогда эта штука у вас в руке?

ФЕРНАНДО

То-то же. (Убирает шпагу в ножны) Память прояснилась?

МЕНДОЗА

Я полагаю… То есть мой друг Карлос мне сказал, что он проводил донью Клару… Дорогой Фернандо, сделайте одолжение, уберите все ваши руки… (С) Проводил ее в монастырь святой Катарины.

ФЕРНАНДО

Святой Катарины!

МЕНДОЗА

Да. Но вам ее там искать не надо. К ней должен приехать Антонио.

ФЕРНАНДО

Это правда?

МЕНДОЗА

Клянусь спасением.

ФЕРНАНДО

Считайте, что вы спаслись, трус. Но Антонио я накажу за вероломство.

МЕНДОЗА

Как вам угодно. Убейте его, перережьте ему глотку, на здоровье.

ФЕРНАНДО

Но Клара! Позор! Но я не сержусь, она не достойна этого.

МЕНДОЗА

Разумеется, не достойна, шурин. Я бы тоже не рассердился.

ФЕРНАНДО

Лжешь, она достойна королевской ярости.

МЕНДОЗА

Да, она такая. До чего я вам сочувствую!

ФЕРНАНДО

Замолчите, негодяй! Как вы смеете мне сочувствовать!

МЕНДОЗА

Простите, дорогой шурин. Я вам не сочувствую вот ни полстолько.

ФЕРНАНДО

Убирайтесь, несносный дурак! Я не буду марать руки о такое ничтожество.

МЕНДОЗА (про себя)

Моя ничтожность – моя лучшая покровительница. (Громко) Меня уже нет, дорогой Фернандо. (Про себя) Этот сорвиголова просто бешеный!

Уходят.


Сцена 3.

Монастырский сад.

Входят ДОНЬЯ ЛУИСА и ДОНЬЯ КЛАРА.

ЛУИСА

Значит, ты в самом деле не хочешь, чтобы Фернандо тебя нашел?

КЛАРА

А почему же я в этом платье?

ЛУИСА

Может быть, потому что оно тебе идет. Но, я надеюсь, ты не собираешься носить его всю жизнь?

КЛАРА

Если бы Фернандо не оскорбил меня этой ночью…

ЛУИСА

Да будет тебе! Тоже мне оскорбление! Только из страха тебя потерять он решился на такую крайность.

КЛАРА

Может быть, вы оба считаете меня стервой, но если бы он пришел сюда, я бы, возможно, простила его.

АРИОЗО

Чтобы простить, довольно иногда нам

Не больше дня!

Вчера твой брат явлением нежданным

Смутил меня.


И я была оскорблена жестоко

И как в чаду,

А появись сейчас – и слов упрека

Я не найду.

ЛУИСА

Клара, я начинаю опасаться за тебя: не решила ли ты стать послушницей?

КЛАРА

А почему бы и нет?

ЛУИСА

Потому что ряса один раз может подойти для маскарада, но здравомыслящая красивая девушка не станет длить маскарад вечно.

КЛАРА

Между прочим, появился твой Антонио. Ладно, я ухожу. Как ты встрепенулась!

ДОНЬЯ КЛАРА уходит.

Входит ДОН АНТОНИО.

АНТОНИО

Луиса, дорогая, есть какие-то новости?

ЛУИСА

Пока нет. Моя посланница еще не вернулась от отца.

АНТОНИО

Признаться, я не особо надеюсь на примирение с твоим отцом.

ЛУИСА

Прежде всего, я должна хотя бы попытаться. Кроме того, я не сомневаюсь в твоем бескорыстии, Антонио, но любовь, не привычная к бедности, нередко погибает в ее холодной атмосфере. Любовь – наш кумир, но подойдет ли нам рай в шалаше?

АРИОЗО

АНТОНИО (поет)

Ты повторяла без конца,

(И этим счастлив я),

Что королевского венца

Милей любовь моя.


Уста, что это изрекли,

За всю их доброту

Я всем сокровищам земли

Охотно предпочту.


Но в нашей маленькой стране –

Величиною с дом –

Ты будешь королевой мне,

Тебе я – королем.


Затмим мы всех владык земных

В стране своей любви,

Сорву я царства с губ твоих,

А ты – с моих сорви.


Входит СЛУЖАНКА с письмом.

ЛУИСА

Вот и ответ.

АНТОНИО

Луиса, дорогая, не обольщайся. Скорее всего, там не будет ничего, кроме попреков и угроз.

ЛУИСА

Сейчас посмотрим. (Читает) “Если ты мне дочь, ты во имя долга сегодня же вернешься домой на торжественный ужин в честь своего бракосочетания. Я даю полное согласие на то, чтобы ты вышла замуж по своему капризу, который я нахожу восхитительным. Сделай счастливым своего избранника. Твой любящий отец”.

АНТОНИО

Ты меня разыгрываешь, Луиса?

ЛУИСА

Убедись сам.

АНТОНИО

Честное слово, всё именно так, черным по белому! Здесь, наверное, какое-то недоразумение, но не важно. Это письмо дает нам свободу действий.

ЛУИСА

Мы должны вернуться и поблагодарить отца.

АНТОНИО

Да, но не раньше, чем он лишится возможности взять свои слова назад. Я пойду искать священника.

ЛУИСА

Не оставляй меня одну. Я боюсь, что нас могут разлучить.

АНТОНИО

Тогда идем вместе. У меня в соседнем аббатстве у меня есть монах-приятель. С нравами женского монастыря ты уже ознакомилась – посмотрим, каковы они в мужском.

ЛУИСА

Боюсь, что особой разницы нет. Разговоры о добродетели – это еще не сама добродетель. То же самое и в дружбе.

ДОН АНТОНИО и ДОНЬЯ ЛУИСА уходят.

Входит ДОНЬЯ КЛАРА.

КЛАРА

Они вместе, они счастливы, а я одна. Увы! Любовью можно оправдать бегство из дома, если человек доведен до отчаяния, но истинной опорой может быть только близость возлюбленного. Что такое? Фернандо? Как он сюда пробрался? Наверное, подобно Антонио, с помощью золотого ключика. Однако на нем лица нет. Лучше я и свое скрою. (Опускает вуаль)

Входит ДОН ФЕРНАНДО.

ФЕРНАНДО

Нет сомнений: это они. Всё так, как он сказал.

КЛАРА

Простите, сеньор, что вы делаете в обители?

ФЕРНАНДО

Вам-то что до этого! Они остановились. Конечно, это Клара, изменница!

КЛАРА (в сторону)

Ревность ему застилает глаза. Но мне, пожалуй, это приятно.

ФЕРНАНДО

Я ее узнаю в любом наряде. О, я ее знаю!

КЛАРА

Феноменальная острота зрения! Однако, сеньор…

ФЕРНАНДО

Сестра, что вы цепляетесь ко мне! Но как же она вцепилась в его руку! Прямо виснет на нем! О женщины, имя вам…

КЛАРА

Любезный сеньор, вы кого-то ищете?

ФЕРНАНДО

Во всяком случае, не вас. Что вы пристали! Впрочем, добрая сестра, скажите: это не донья Клара д’Альманца только что покинула этот сад?

КЛАРА

Донья Клара его еще не покинула.

ФЕРНАНДО

Ну, да, они пока еще здесь. А вон тот сеньор, который с ней у входа – не дон Антонио д’Эрсилья?

КЛАРА

Да, сеньор, это он.

ФЕРНАНДО

Конечно, кому и быть-то! Сударыня, если можно, последний вопрос: не знаете ли вы, с какой целью отсюда удалились эти двое?

КЛАРА

Насколько мне известно, эти двое вот именно сейчас идут сочетаться браком.

ФЕРНАНДО

Довольно. Но я омрачу им радость.

ДОН ФЕРНАНДО уходит.

КЛАРА (откидывает вуаль; зрителям)

Видали? До сих пор я считала, что ревность изощряет зрение, но мой… Слепец, безнадежный слепец! Я знаю, что он заблуждается из-за Луисы, и, признаться, рада, что он теряет голову из-за меня. И пусть помучается. И еще я не могу отказать себе в удовольствии посмотреть на него, когда он осознает свою ошибку. Я последую за ним, когда он выйдет за ограду монастыря. И что-то мне подсказывает, что, кроме Луисы и Антонио, в законный брак вступит кое-кто еще.

АРИОЗО

Прощай, затвор, оплот смиренных жен.

Прощай! Мой дух смиренным не рожден.

Хоть много здесь благообразья, но

Немало и отрад погребено.

Я не пленяюсь строгостью твоей,

Тюрьма для дев и кладбище страстей.

Уходят.


Сцена 4.

Двор перед приоратом.

Входят МЕНДОЗА и ДОН АНТОНИО.


АНТОНИО

Вы ли это, друг Изаак?

МЕНДОЗА

О, друг Антонио! Пожелайте мне удачи. Луиса сбежала со мной, и сейчас она в безопасности.

АНТОНИО

Да? Желаю вам удачи от всей души.

МЕНДОЗА

Я пришел за попом, чтобы нас окрутили.

АНТОНИО

Так ведь и я тоже. Мне нужен отец Пабло.

МЕНДОЗА

Очень хорошо, очень хорошо. Только чур мы венчаемся первыми. Невеста моя сгорает от нетерпения.

АНТОНИО

Моя тоже. Она ждет у ворот.

МЕНДОЗА

Да, но мы торопимся к дону Жерому.

АНТОНИО

И мы тоже.

МЕНДОЗА

Так, может, пусть нас окрутят вместе для экономии времени. Я буду вашим посажёным отцом, а вы – моим. Идемте. Но помните: вы у меня в неоплатном долгу.

АНТОНИО

Как же, как же, не забуду.

Уходят.


Сцена 5.

Зала в приорате.

ОТЕЦ ПАБЛО, ОТЕЦ ФРАНСИСКО, ОТЕЦ АВГУСТИН

и другие монахи за столом.

ХОР

Помещается в бутыли

Солнце нашего стола.

Кружки солнце окружили,

Как небесные тела.

Мы и сами как планеты,

Наподобие луны:

Здесь вино – источник света,

Коим мы просветлены.

ПАБЛО

Брат Франсиско, переправь сюда бутыль и провозгласи здравицу.

ФРАНСИСКО

Пили мы за аббатису монастыря святой Урсулы?

ПАБЛО

А как же! Только что.

ФРАНСИСКО

Тогда за здравие голубоглазой монашки из аббатства святой Катарины.

ПАБЛО

От всего сердца. (Выпивает) А что, брат Августин, были пожертвования в моё отсутствие?

АВГУСТИН

Дон Гуан Кордуба пожертвовал сто дукатов на молитвы во здравие.

ПАБЛО

Отлично. Мы отдадим эти деньги поставщику вин и будем пить за здоровье дона Гуана, что, в принципе, не хуже. Что еще?

АВГУСТИН

А дон Баптиста, богатый сквалыга, что преставился на прошлой неделе, завещал тысячу пистолей и серебряный канделябр из своей спальни – для возжжений перед образом святого Антония.

ПАБЛО

Благое намерение. Но мы найдем его пожертвованию лучшее применение, дабы оно служило живым, а не усопшим. Святому Антонию темнота не страшна, а…

Стук.

Что там такое?

ОТЕЦ ФРАНСИСКО отворяет дверь.

Входит ПРИВРАТНИК.

ПРИВРАТНИК

Спрашивают брата Пабло по неотложному делу.

ФРАНСИСКО

Брат Пабло!

ОТЕЦ ПАБЛО

выходит с бокалом вина и куском пирога.

ПАБЛО

В чем дело? Как посмел ты, нечестивец, помешать нашим занятиям?

ПРИВРАТНИК

Я думал, вы закончили.

ПАБЛО

Отнюдь. Разве мы закончили, брат Франсиско?

ФРАНСИСКО

Нет, осталось по бутылке на брата.

ПАБЛО

Ни ты, ни твои собратья не помышляете о времени. Вы заполняете его угождением бренным похотям. Только и думаете, что о сне, праздности, пьянстве и чревоугодии, пока мы бодрствуем и умерщвляем плоть.

ПРИВРАТНИК

Но мы не желаем больше, чем требует натура.

ПАБЛО

Ничего подобного! Похотей у вас больше, чем волос на голове. Своими багровыми, лоснящимися рожами вы позорите наш орден. Это ни в какие ворота не лезет! Если вы голодны, почему вам не довольно земных кореньев? А если жаждете, разве мало кристальной воды родников? (Отхлебывает) Забери. И проводи меня к визитерам.

ПРИВРАТНИК допивает из бокала.

Вот оно! Ты выпил бы всё до капли, если бы там еще что-то оставалось. Чревоугодник! Чревоугодник!

Уходят.


Сцена 6.

Двор перед приоратом.

Входят МЕНДОЗА и ДОН АНТОНИО.

МЕНДОЗА

Сил нет дожидаться этого отца Пабло! Мессу он служит, что ли?

АНТОНИО

Нет, идет.

Входит ОТЕЦ ПАБЛО.

Святой отец, мы просим вашего благословения.

МЕНДОЗА

Добрейший падре, мы просим вас об одолжении.

ПАБЛО

Какого рода?

МЕНДОЗА

Повенчайте нас, падре.

ПАБЛО

С кем, простите?

МЕНДОЗА

С нашими невестами. Сразу видно, что вы – истинный служитель Гименея.

ПАБЛО

Какой вид, если я посвящаю всё время покаянию и умерщвлению плоти!

МЕНДОЗА

Уверяю вас, вы похожи на телемского монаха, потому что у вас такой жизнерадостный вид.

[Пояснение

В оригинале просто повторяется тема служения Гименею (an officer of Hymen). У Шеридана, конечно, «монастырские» сцены решены в декамероновском ключе, но и раблезианский оттенок присутствует, на что я и указываю.]

ПАБЛО

Это только видимость. Если я округлился, как пузырь, так это потому, что я питаюсь воздухом.

АНТОНИО

Ваш румянец говорит о добром здравии.

ПАБЛО

Это краска стыда за грехи рода человеческого, и она так же несмываема.

МЕНДОЗА

Как вы чувствительны!

ПАБЛО

А толку! Сколько бы я ни старался, они ухитряются грешить у меня под самым носом.

МЕНДОЗА

Об этом нетрудно догадаться, святой отец, потому что он у вас покраснел гуще, чем остальные области лица.

ПАБЛО

Шутить изволите?

АНТОНИО

Но к делу, падре. Вы согласны совершить этот обряд?

ПАБЛО

Тайное бракосочетание – дело темное, и у меня в душе немало весомых аргументов против.

АНТОНИО

А у меня в руке немало весомых аргументов за. Я думаю, что у моего друга они тоже найдутся.

МЕНДОЗА

Да, вот совершенно неопровержимый кошелек.

ПАБЛО

Как вам не стыдно! Вы рискуете рассердить меня. Когда настырные миряне насильно суют мне презренный металл – вот в этом карман… и вот в этот карман – весь грех они принимают на себя.

АНТОНИО и МЕНДОЗА кладут деньги ему в карманы.

Как вы меня огорчаете! Я не могу вам их вернуть, потому что дал обет не прикасаться к деньгам.

АНТОНИО

Теперь можно начинать?

МЕНДОЗА

Узаконьте наше право на счастье и восторг.

ПАБЛО

Но имейте в виду: когда придет час расплаты, не пеняйте на меня.

АНТОНИО (про себя)

Для моего друга Изаака предостережение весьма небесполезное. (Громко) Хорошо, падре, ваше дело — наш ответ.

МЕНДОЗА

Да будет так!

Вбегает ДОНЬЯ ЛУИСА.

ЛУИСА

Антонио! Там у ворот Фернандо и требует нас!

МЕНДОЗА

Как – Фернандо? Зачем он здесь? Он точно не за мной?

АНТОНИО

Ничего, любовь моя. У меня есть чем его успокоить.

МЕНДОЗА

Нет, нет, Антонио, послушайте меня: улепетывайте! Этот Фернандо – самый бешеный пес, и у него длинная шпага! Ручаюсь жизнью, он явился проткнуть вас!

АНТОНИО

Пустое!

МЕНДОЗА

Ну, и оставайтесь, если жизнь не дорога, а мне этих проблем не надо. Обвенчаюсь в другом месте. Я смазываю пятки.

МЕНДОЗА убегает.

ДОНЬЯ ЛУИСА опускает вуаль.

Входит ДОН ФЕРНАНДО.

ФЕРНАНДО

Вот я и добрался до вас, сеньор!

АНТОНИО

Слушаю вас, сеньор.

ФЕРНАНДО

Низкий предатель! При вашем вероломстве и лживости вы осмеливаетесь смотреть в глаза тому, кому нанесли такое оскорбление!

АНТОНИО

Фернандо, вы просто порох. Не отрицаю, вы явились именно в тот момент, когда я собрался обвенчаться с той, кого люблю больше жизни. Но я не меньше вас ненавижу ложь. Клянусь небом: не я толкнул ее к побегу. Я даже не знал об этом, пока не встретил ее.

ФЕРНАНДО

Что за жалкий лепет! Вы предали друга ради особы, которая, сама будучи бессердечной, легко разгадала ваши намерения. Ваш сообщник всё мне открыл. Но тогда уж идите до конца. У вас хватило духу сделать подлость, имейте же смелость это признать.

ЛУИСА

Антонио, я знаю, в чем корень его заблуждения, оставь нас наедине.

ПАБЛО

Друг мой, это жестоко – препятствовать соединению любящих.

ФЕРНАНДО

Святой отец, не вмешивайтесь, если не понимаете. Это со мной она должна соединиться.

ПАБЛО

Если так, я умываю руки. Сеньора, вы давали обещание этому юноше?

ДОНЬЯ ЛУИСА отрицательно качает головой.

ФЕРНАНДО

Клара, хорошо, что ты промолчала: услышать эту ложь было бы нестерпимо для меня. Я тебя не упрекаю, и пусть это будет твоим наказанием.

Входит ДОНЬЯ КЛАРА под вуалью.

КЛАРА

Это уже издевательство.

ФЕРНАНДО

Антонио, здесь вы в безопасности, но мы встретимся в другом месте.

ФЕРНАНДО пытается уйти.

ДОНЬЯ КЛАРА и ДОНЬЯ ЛУИСА

удерживают его за руки.

ДУЭТ

ЛУИСА

Злобиться не надо,

Милый обалдуй!

КЛАРА

Усмири досаду

И глаза разуй.

ЛУИСА

Ну, братец, ты совсем больной:

Не узнаёшь сестры родной!

КЛАРА

Кого ж ты любишь, дуралей,

Сбегая от любви своей?

ДОНЬЯ КЛАРА и ДОНЬЯ ЛУИСА

открывают лица.

ФЕРНАНДО

Что это? Клара? Сестра? Я совсем растерялся.

ЛУИСА

Хорош брат, нечего сказать!

ПАБЛО

Что? Инцест? Этот нечестивец хотел жениться на сестре?

ЛУИСА

Не узнал сестры! Какой стыд!

КЛАРА

Не узнал невесты! Какой срам!

ЛУИСА

Теперь ты понимаешь, почему ревность называют слепой?

КЛАРА

Будешь еще ревновать? Будешь?

ФЕРНАНДО

Никогда, никогда! Сестра, ты простишь меня. Но, Клара, смею ли я надеяться?

КЛАРА

Нет, это непростительно. Ты сам только что сказал, чтобы я отстала от тебя. “Любезный сеньор, вы кого-то ищете?” – “Во всяком случае, не вас”. Законченный слепец! Впрочем, если ты поклянешься забыть про свою ревность, я подумаю.

ФЕРНАНДО

Всем святым клянусь…

КЛАРА

Нет, лучше не надо. (Подает ему руку)

ЛУИСА

А больше ты ни у кого не хочешь попросить прощения?

ФЕРНАНДО

Антонио, мне стыдно вспоминать…

АНТОНИО

Не нужно оправданий, Фернандо. Мне ли не знать, что такое любовь и что нельзя сердиться на гнев влюбленного. Однако последуем за этим добрым пастырем, а потом мы тебе откроем причину этого квипрокво.

КВАРТЕТ

Пустословие речей,

Громких клятв, помпезных фраз

Презирает Гименей,

Над витиями смеясь.

К тем же, кто душой открыт,

Он всегда благоволит.

Уходят.


Сцена 7.

Зала в доме ДОНА ЖЕРОМА.

Входят ДОН ЖЕРОМ, ЛОПЕС, слуги.

ДОН ЖЕРОМ

И чтобы всё было комильфо! И никаких постных физиономий! И чтобы никто не наклюкался до конца праздника. Лопес, а где твой господин? Хотя бы к вечеру он вернется?

ЛОПЕС

Откровенно говоря, не уверен. У него что-то с головой. Вызверился на меня и прогнал.

ДОН ЖЕРОМ

Наверное, у селадона амурные дела. Что ж, и так будет весело.

ЛОПЕС уходит.

Входит СЛУГА.

СЛУГА

К вам сеньор Мендоза.

СДУГА уходит.

Входит МЕНДОЗА.

ДОН ЖЕРОМ

А, дорогой зять! Примите моё прощение и благословение. Но где же моя доченька? Где Луиса?

МЕНДОЗА

Она с нетерпением ожидает за дверью, но не решается войти.

ДОН ЖЕРОМ

Так летите за ней и принесите ее на крыльях любви!

МЕНДОЗА уходит.

Деточка, красавица моя! Как же я буду рад увидеть твое личико!

Входят МЕНДОЗА и ДУЭНЬЯ.

МЕНДОЗА

Идем, моя прелесть! Идем, мой трепещущий ангелочек!

ДОН ЖЕРОМ

Дай обниму тебя, моя... (Отшатывается) Сатана! Это что еще за дьявол в юбке?

МЕНДОЗА

Дон Жером! Будьте милосердны. Вы же обещали. Смотрите: бедняжка прямо скисла от ваших слов.

ДОН ЖЕРОМ

Что скисла – это я вижу. Чертова кукла, где Луиса? Где моя дочь?

МЕНДОЗА

А это кто перед вами? Ну, не смущайся, моя сладостная женушка!

ДОН ЖЕРОМ

Женушка? Дьявольщина! Вы что – женились на ней?

ДУЭНЬЯ

Папочка, ты не признаёшь свою маленькую деточку?

ДОН ЖЕРОМ

Папочка! Дьявол тебе папочка! Вы так же наглы, как безобразны!

МЕНДОЗА

Очарование моё, обойми его своими лилейными ручками!

ДУЭНЬЯ

Папочка, прости меня! (Обнимает его)

ДОН ЖЕРОМ (вырывается)

Караул! Зарезали!

Вбегают слуги.

СЛУГА

Что случилось, сеньор?

ДОН ЖЕРОМ

Что случилось?!! Окаянный процентщик притащил старую кикимору, чтобы задушить меня ее руками!

МЕНДОЗА

Господи! Так обращаться с собственной дочерью! До сих пор не может ее простить!

Входят ДОН АНТОНИО и ЛУИСА.

ДОН ЖЕРОМ

Чума и смерть! Это еще что за явление? Кто вас звал, сеньор? И кто вы такой, чтоб вас черти разодрали?

АНТОНИО

Сеньор, я супруг этой дамы.

МЕНДОЗА

Так точно, готов присягнуть. Они должны были венчаться сразу после нас.

ДОН ЖЕРОМ

Как – после вас?

МЕНДОЗА

Так. Это же мой друг, честный Антонио, я вам рассказывал. А это и есть та самая девица, которую я ему подсунул вместо вашей дочери.

ДОН ЖЕРОМ

Вы или пьяны, или спятили. Она моя дочь!

МЕНДОЗА

Это вы спятили! Да еще и напились до такой степени, что не узнаете собственной дитяти!

ДОН ЖЕРОМ (Дуэнье)

Слушайте, вы, первородный грех! Вы мне объясните что-нибудь?

ДУЭНЬЯ

Извольте, дон Жером, если вы такой тупой. Вы могли бы сами догадаться по нашим нарядам. Посмотрите еще раз на меня и на вашу дочь.

МЕНДОЗА

На кого?

ДУЭНЬЯ

Вы в порыве гнева чуть-чуть обознались: перепутали вашу дочь и ее верную гувернантку. Первую выгнали вон, а вторую посадили под замок.

МЕНДОЗА

Свят-свят! Хорош отец: перепутал дочь со старой дуэньей!

ДОН ЖЕРОМ

Сам хорош: перепутал старую дуэнью с моей дочерью! Но что было дальше?

ДУЭНЬЯ

А дальше понятно: я целиком перевоплотилась в Луису и в этой роли имела счастье заиметь прекраснейшего из мужей.

МЕНДОЗА

Это меня, что ли? И ты думаешь, старая ведьма, что я буду с тобой жить? Это подлог! Вы… Вы… Вам должно быть стыдно!

АНТОНИО

Ну, знаете ли, Иззак, вам жаловаться на обман как-то неуместно – при вашей профессии. Честное слово, дон Жером, этот хитрый португалец запутался в собственных комбинациях. Он же и вас хотел провести: завладеть состоянием вашей дочери и не потратиться.

ДОН ЖЕРОМ

Провести меня?

ЛУИСА

Да, отец, я могу это доказать.

ДОН ЖЕРОМ

А ведь, ей-богу, это похоже на правду. В противном случае как бы он согласился терпеть эту образину? Что ж, Соломончик, желаю вам всяческих семейных радостей. Ох, как желаю!

ЛУИСА

Изаак, где же ваши принципы? Вы же допускаете хитрости в любви.

АНТОНИО

Разве вы не ловкая бестия? Не дьявол во плоти?

ЛУИСА

Не Макьявелли?

ДОН ЖЕРОМ

Он у нас еще и Соломончик.

МЕНДОЗА

Чтоб вас поразили все казни египетские! У, какая подлость! Господа, вы звери!

ДОН ЖЕРОМ

Послушайте доброго совета, Изаак: смиритесь. Не хотите же вы сделаться всемирным посмешищем. Ведь общество больше всего презирает и высмеивает мошенника, ставшего жертвой собственных плутней.

МЕНДОЗА

Я никогда не смирюсь! Это вы, дон Жером, виноваты больше всех! Вы уперлись, как маньяк, и всё долбили, что особа, сидящая под замком, изумительно красива, хотя я вам повторял, что она старше моей мамочки и безобразнее сатаны!

ДУЭНЬЯ

Гад ты подколодный!

ДОН ЖЕРОМ

Весьма точное наблюдение, Маргарита! Врежьте ему!

ДУЭНЬЯ

И эта тварь еще высказывает суждения об уродстве! Денежный мешок с ногами! Туловище, как будто пораженное водянкой. Глаза – два дохлых таракана в тесте из обойной муки. Борода будто артишок. А этим пергаментным щекам ужаснулось бы даже чучело обезьяны.

ДОН ЖЕРОМ

Так его, Маргарита!

ДУЭНЬЯ

И учти, если ты посмеешь говорить обо мне дурно, у меня есть братец, который владеет шпагой.

МЕНДОЗА

Гори вы синим пламенем, с вашим братцем! Я уеду в Иерусалим.

ДУЭНЬЯ

И я – с тобой.

ДОН ЖЕРОМ

Вцепитесь в него своими белоснежными дланями!

МЕНДОЗА убегает. ДУЭНЬЯ преследует его.

Но, Луиса, ты в самом деле обвенчана с этим скромником?

ЛУИСА

Да, я отдала ему руку, повинуясь вашей воле.

ДОН ЖЕРОМ

Даже так! А, вроде, собиралась наоборот. Значит, моей воле?

АНТОНИО

Да, сеньор, воле, выраженной вами собственноручно.

ДОН ЖЕРОМ

Что? Вы обманом овладели моей дочерью в расчете на ее деньги? Чем вы лучше этого Изаака?

АНТОНИО

Нет, дон Жером. Я, правда, воспользовался этим письмом, чтобы получить руку вашей дочери, но никогда бы не стал охотиться за приданым, тем более мошенническим путем. Вот ваше письмо и дайте мне в обмен ваше благословение вместо состояния. А я отдам ей то немногое, что имею. Но даже принц не мог бы дать ей большего.

ДОН ЖЕРОМ

Однако вы очень оригинальный юноша. Таких наглецов я еще не встречал. Вы полагаете, что, кроме вас, никто не способен на благородство? Луиса, передай этому безумному гордецу, что он – единственный человек в Испании, который посмел бы отказаться от твоего приданого. И, клянусь спасением души, единственный, кто его достоин. Благословляю вас, дети. Я – упрямый старик, когда заблуждаюсь, но и в своей правоте я не менее упрям.

Входят ДОН ФЕРНАНДО и ДОНЬЯ КЛАРА.

Еще одно чудо! Фернандо, ты что – похитил монахиню?

ФЕРНАНДО

У нее только одежда монахини. Вглядитесь: это же сеньора Клара д’Альманца, дочь дона Гусмана, а теперь – моя законная жена. Правда, уж так получилось, похищенная.

ДОН ЖЕРОМ

Да, похищенная с целым кладом в придачу! Ты удачливый разбойник, Фернандо, и я, разумеется, прощаю тебя. А вы, сеньора, – само очарование. Подойдите-ка сюда, озорница. Поцелуйте свекра.

КЛАРА

С радостью, уважаемый сеньор. Я надеюсь, вы будете добры к нам.

ДОН ЖЕРОМ

Да, видно, что такие чувственные уста не привычны к целованию четок. Честное слово, я счастливейший отец в Испании! Луис! Санчо! Карлос! Слышите? Все ли двери распахнуты? Заходите, соседи и друзья, юноши и старцы! В наши годы единственные радости для нас – свадьбы наших детей. Так пусть надвигающаяся ночь не будет ночью уныния.

ФИНАЛ

ДОН ЖЕРОМ

Заходите все подряд!

Будьте здравы, стар и млад!

Хочу, чтобы в веселье

Мы с вами преуспели.

ЛУИСА

Был насыщен чересчур

День веселых авантюр,

Но сил полны мы снова –

Для празднества ночного.

ФЕРНАНДО

Полыхает пламень щек

И вина искрится ток.

Сияют счастьем лица,

Так будем веселиться.

КЛАРА

Бес сомненья посрамлен,

И для счастья нет препон.

А всё, что было тенью,

Мы предадим забвенью.

АНТОНИО

Верной дружбе – наш салют!

А часы меж тем бегут,

И, радостью согреты,

Мы встретим час рассвета.

ДОН ЖЕРОМ

Всем пришедшим – исполать!

Нынче будем пировать,

А после постепенно

Мы все сойдем со сцены.

Уходят.

Добрый вечер, Александр Владимирович!

Прочитал все три акта от начала до конца. 

Истинное удовольствие! Особенно поэтическая часть пьесы... СпасиБо!

С БУ,

СШ


Рад Вашему появлению, Сергей Георгиевич.

Спасибо Вам за проявленное внимание и добрые слова.

С БУ

А.В.