Ричард Шеридан. Дуэнья. Акт 2

Дата: 08-07-2017 | 04:58:07

АКТ ВТОРОЙ

Сцена 1.

Библиотека в доме ДОНА ЖЕРОМА.

Входят ДОН ЖЕРОМ и МЕНДОЗА.

ДОН ЖЕРОМ

Ха-ха-ха! Улепетнула от родителя! Ускользнула из заточения! Такая-сякая…

[Пояснение

Такая-сякая... (Сбежала из дворца)

Здесь и далее вообще много цитат из советских теле- и кинофильмов. Там, где они легко опознаются, я их оговаривать не буду для удобства чтения. — А.Ф.]

Ха-ха-ха! Бедный дон Гусман!

МЕНДОЗА

Да. Я подсуну ее Антонио. Таким образом, он попадется на удочку, и я избавлюсь от конкурента. Как вам эта комбинация? Сильный ход?

ДОН ЖЕРОМ

Браво, браво. Да-да, тащите его к этой девице! Ха-ха-ха! Бедный, бедный дон Гусман! Совсем выжил из ума, девчонка обвела его вокруг пальца!

МЕНДОЗА

Эти девчонки – иногда натурально змеи!

[Пояснение

Л. Кэрролл. Алиса в Стране Чудес, гл. 5. А вообще-то у Шеридана: Nay, they have the cunning of serpents, that’s the truth on’t.]

ДОН ЖЕРОМ

Ну, не скажите! Они змеи только по отношению к ослам. Вот почему-то моя дочь не выкинет со мной такой курбет. Хотел бы я посмотреть, какие фокусы она противопоставит моему здравому смыслу. А, дружище Изаак?

МЕНДОЗА

А то! Вот и я такой же. Чтобы меня околпачила особь женского пола! Да ни в жизнь! Еще в детстве моя тетушка называла меня Соломончиком. Я все женские трюки вижу насквозь!

ДОН ЖЕРОМ

Уж я бы не оказался таким дундуком, как дон Гусман!

МЕНДОЗА

А я таким олухом, как Антонио!

ДОН ЖЕРОМ

Да уж, два сапога – пара! Однако вам пора увидеть мою дочь. Покоряйте ее сердце. Но это уже без меня.

МЕНДОЗА

Но вы же представите меня ей?

ДОН ЖЕРОМ

Ни за что! Я дал обет не видеться и не разговаривать с ней, пока она не образумится. Вразумите ее – и тогда она обретет и мужа, и отца.

МЕНДОЗА

Черт, значит, мне придется стараться за двоих! Вообще-то я робею перед красотой, в которой нет изъяна. Зато уродство меня вдохновляет.

ПЕСНЯ

Офелия! Нимфа! Какое старьё!

Не принц же я, в самом-то деле!

Вы лучше Гамле́ту оставьте ее,

А я обойдусь без Офелий.


Я не из каких-нибудь там приверед,

Хотите, вам правду открою:

Не важно, что есть у нее. Чего нет –

Важнее бывает порою.


Стройна иль сутула, добра или зла,

Округло лицо иль овально,

Пускай ее кожа, как сажа, бела,

Всё это не принципиально.


Какие там глазки и носик у ней,

Стара ли она, молода ли…

Коль женщина – то бороды не имей,

А всё остальное – детали.

ДОН ЖЕРОМ

Ничего, дружище, увидите Луису – иначе запоете.

МЕНДОЗА

Дон Жером, породниться с вами – уже большая честь!

ДОН ЖЕРОМ

Оно, конечно, так. Но и красота моей дочери тоже чего-нибудь стоит, а красота ее умопомрачительна – поверьте отцу на слово. Луиса очень похожа на меня, особенно глазами. В них как будто сидят чёртики. Такая озорница – вся в меня.

МЕНДОЗА

Симпатичная озорница!

ДОН ЖЕРОМ

Да. А когда она улыбается, у нее на щечке появляется такая прелестная ямочка…

МЕНДОЗА

На одной щечке?

ДОН ЖЕРОМ

Да.

МЕНДОЗА

А почему?

ДОН ЖЕРОМ

Ну, не знаю… Но другая щечка – без ямочки – не уступает первой.

МЕНДОЗА

Оригинальная озорница.

ДОН ЖЕРОМ

Да, и розы этих щечек подернуты нежным бархатистым пушком, подчеркивающим их цветущее здоровье.

МЕНДОЗА

Опушённые розы – что-то новое в ботанике. Сверхъестественная озорница!

ДОН ЖЕРОМ

А кожа у нее просто атласная…

МЕНДОЗА

Ага!

ДОН ЖЕРОМ

Только лучше. Она еще украшена золотистыми блестками веснушек.

МЕНДОЗА

Ох уж эта миленькая, конопатенькая озорница! Да, а голос?

ДОН ЖЕРОМ

Голос! Голос у нее такой заливистый, прямо как у сирены. Вы попросите ее спеть – и будете просто зачарованы. Вирджинский соловей – павлин в сравнении с ней. Вот, даже стихами заговорил. Ступайте, ступайте, камеристка проводит вас.

МЕНДОЗА

О, я соберусь с духом и встречу ее хмурость браво.

ДОН ЖЕРОМ

Браво, сеньор! И проявите хитроумие. Докажите, что тетушка в вас не ошиблась.

МЕНДОЗА

Да, вот еще что: если сюда зайдет мой приятель Карлос, отправьте его ко мне.

ДОН ЖЕРОМ

Ладно. Лоретта! Проводите сеньора. Да что с вашим лицом? Вы отправляетесь покорять мою дочь с такой постной миной! Больше куража! Больше куража!

Уходят.


Сцена 2.

Комната ДОНЬИ ЛУИСЫ.

Входят МЕНДОЗА и ГОРНИЧНАЯ.

ГОРНИЧНАЯ

Ждите, сеньор. Госпожа выйдет сию минуту.

МЕНДОЗА

Ну, уж так скоро не обязательно.

ГОРНИЧНАЯ уходит.

Жаль, что у меня совсем нет практики в амплуа героя-любовника. Боюсь, моя игра будет довольно бледной. С такой же охотой я предстал бы перед инквизицией. Со страшным скрежетом отворяется дверь. Шаги… Какие самоуверенные! Даже в шелесте ее шелков слышится что-то уничижающее.

Входит ДУЭНЬЯ, одетая ДОНЬЕЙ ЛУИСОЙ.

Нет, я не отважусь на нее взглянуть. Увижу – и онемею. Пусть заговорит первая.

ДУЭНЬЯ

Сеньор, я рада вас видеть.

МЕНДОЗА

Начало обнадеживает. Лед тронулся (the ice is broke) (Громко) Гм… Сеньора… то есть сеньорита… мадам, мы счастливы видеть в вашем лице...

[Пояснение

- Мадам, – сказал он, – мы счастливы видеть в вашем лице…

Он не знал, кого он счастлив видеть в лице Елены Станиславовны. Пришлось начать снова. Изо всех пышных оборотов царского режима вертелось в голове только какое-то “милостиво повелеть соизволил”. Но это было не к месту (И. Ильф и Е. Петров. Двенадцать стульев).

В этой сцене я пародирую «Великого Комбинатора». См. в предшествующем эпизоде Мендоза называет устранение Антонио со своего пути «комбинацией». А вообще всю авантюру Дуэньи я трактую как «перевертень» авантюры Остапа Бендера с мадам Грицацуевой.]

ДУЭНЬЯ

Говорите, говорите, сеньор, что хотите. А я на вас смотреть буду.

[Пояснение

Цитата из «Красавца-мужчины» А.Н. Островского – почти в такой же ситуации.]

МЕНДОЗА (в сторону)

И не такая уж она страшная. Пожалуй, я осмелюсь на нее взглянуть. Нет, не сейчас. Эти озорные глазки с чёртиками внутри введут меня в ступор.

ДУЭНЬЯ

Вы какой-то задумчивый… Может, вам лучше присесть?

МЕНДОЗА (в сторону)

Уже проявляет заботу. Она в восторге от моей фигуры. Моё поведение возымело действие.

ДУЭНЬЯ

Вот стул, сеньор, садитесь.

МЕНДОЗА

Сеньора, безграничность вашей благосклонности повергает меня в смущение. Чтобы такая дама столь любезно обратила на меня взоры своих прекрасных очей…

ДУЭНЬЯ берет его за руку.

МЕНДОЗА оборачивается и видит ее.

ДУЭНЬЯ

Что с вами, сеньор? Неужели вас так смущает моя любезность?

МЕНДОЗА

Да, правду сказать, я несколько смущен. (В сторону) Мадонна! Эта особа не может быть Луисой! Она старше моей мамочки!

ДУЭНЬЯ

Ничего удивительного. Я повинуюсь воле моего отца.

МЕНДОЗА (в сторону)

Ее отца! Значит, она… О святая дева, до какой степени бывает слепа родительская любовь!

ДУЭНЬЯ

Сеньор Изаак!

МЕНДОЗА (в сторону)

Та девица была совершенно права насчет ее внешности. Хорошо, что моя главная цель – приданое, а не то, что придается к нему.

ДУЭНЬЯ

Сеньор, что же вы стоите? (Садится.)

МЕНДОЗА (в сторону)

Да, ямочка у нее на щеке заметная. Прямо дьявольская прорва. (Громко) Я застыл перед вашей несравненной… радушием.

ДУЭНЬЯ

О, сеньор, мне совсем не трудно проявлять свою несравненную радушие. Признаться, поначалу я имела против вас некоторое предубеждение и, чтобы подразнить отца, даже стала отвечать на назойливые приставания Антонио. И всё потому, что мне изобразили вас совершенно превратно.

МЕНДОЗА

Вот-вот, сеньора! И мне вас тоже!

ДУЭНЬЯ

Но, увидев вас, я была поражена.

МЕНДОЗА

Да-да, сеньора! И я был поражен… сражен…

ДУЭНЬЯ

Сеньор, я вижу, мы оба потерпели поражение. Вы ожидали увидеть надменную и капризную красавицу, а моё воображение рисовало вас низкорослым, жирным, рябым, курносым, неотесанным, нескладным, трусоватым и вообще мужланом.

МЕНДОЗА (в сторону)

Приятно, что она признает свое заблуждение, но жаль, что я так ошибался в ней!

ДУЭНЬЯ

А у вас такой импозантный габитус, раскованные манеры, проницательный взор и очаровательная улыбка. Это феерично!

МЕНДОЗА (в сторону)

Она не дура – это уже неплохо. И если приглядеться, не такой уж урод.

ДУЭНЬЯ

В вас так мало от торговца и так много от аристократа.

МЕНДОЗА (в сторону)

И голосок тоже... В общем, приятно слушать.

ДУЭНЬЯ

Возможно, я нарушаю этикет, говоря вам это вот так вот прямо в лицо, но я вся такая внезапная и не могу совладать с собою от столь приятного сюрприза.

МЕНДОЗА

О, сеньора! Позвольте излить мою благодарность вашим устам за их несравненную доброту! (Целует ее. В сторону) Да, пушок у нее на щеках имеется, и весьма чувствительный. Это самый ощутимый бархат, который я знаю.

ДУЭНЬЯ

Ах, сеньор, вы так галантны… Только вам нужно сбрить эту варварскую бороду, противный! Я же не хочу целоваться с дикобразом.

МЕНДОЗА (в сторону)

Вообще-то бритва не помешала бы нам обоим. (Громко) А могу ли я попросить вас спеть?

ДУЭНЬЯ

Попросить? Разумеется, можете. Просите. Только я не в голосе. Так-то у меня сопрано. Вот, убедитесь. (Напевает) Je crains de lui parler la nuit...

[Пояснение

Шутка переводчика. В оригинале нет.]

МЕНДОЗА (в сторону)

Если и сопрано, то меццо-. Да, вирджинский соловей так не споет. (Громко) Сеньора, умоляю вас…

ДУЭНЬЯ

Не нужно умолять. Попросили – и довольно.

РОМАНС

Когда любовные признанья

Впервые слушает девица,

Она любимого дичится,

И всё же чувствует желанье.

И вся она тогда

Алеет от стыда.


Когда руки его касания

Впервые чувствует девица,

Она готовится заранее

К дальнейшему приноровиться.

Привыкнет – и тогда

Поменьше в ней стыда.


Впивая страстные лобзания,

Когда нет сил остановиться,

Начнет смиренная юница

Мечтать о бракосочетанье,

Чтобы с дружком в экстазе слиться.

Стыда уж нет следа –

И это навсегда!

МЕНДОЗА

Шарман, сеньора, просто шарман! Ваше умопомрачительное бельканто вызывает в моей памяти образ дорогой мне женщины…

ДУЭНЬЯ

Как?!! Есть еще дорогая вам женщина?!! Противный!

МЕНДОЗА

Сеньора, вы опять меня превратно поняли. Я имел в виду мою мамочку.

ДУЭНЬЯ

Мамочку?!! Это феерично… Я надеюсь, сеньор, что страсть ударила вам в голову, и только это оправдывает вас.

МЕНДОЗА

Вы совершенно правы, сеньора, я получил какой-то удар в голову. Но я в свое оправдание жажду поскорее известить об этом дона Жерома.

ДУЭНЬЯ

Сеньор, я должна вас честно предупредить, что никогда не буду принадлежать вам с согласия моего отца.

МЕНДОЗА

Здрастье, я ваша тетя! Это еще почему?

[Пояснение

В оригинале: Isaac. Good lack! how so? Если читатели подумали, что я пародирую заодно и мюзикл В. Титова про тетушку Чарлея, то подумали правильно.]

ДУЭНЬЯ

Когда мой предок закусил удила и поклялся не видеться и не говорить со мной, покуда я не образумлюсь, я, в свою очередь, дала обет, что никогда и ни за что не выйду замуж с его согласия. И ничто на свете не заставит меня отступить – я такая упрямая. Поэтому, чтобы я стала вашей, вы должны проявить изобретательность и смелость. Я обожаю дерзких мужчин. Но, я вижу, вы колеблетесь.

МЕНДОЗА (в сторону)

По-моему, весьма ловкая комбинация! Значит, так: я ловлю ее на слове, получаю ее приданое, а сам ничем не рискую. Таким образом, я обведу вокруг пальца не только ее поклонника, но и папашу. Ловкач ты, Изаак! Но какова эта шельма! Ей-богу, я так и сделаю!

ДУЭНЬЯ

Сеньор, так вы колеблетесь или нет?

МЕНДОЗА

Я онемел от восхищения. Вы меня заразили вашим азартом. Позвольте в знак преклонения припасть к вашей лилейной ручке. Повелевайте.

ДУЭНЬЯ

Сеньор, вы должны раздобыть у моего отца разрешение прогуливаться со мной в нашем саду. И ни в коем случае не говорите ему, что я переменилась к вам.

МЕНДОЗА

Однозначно. Я же не дурак. Доверьтесь моей изобретательности, и вы сегодня же будете на свободе.

ДУЭНЬЯ

Хорошо, я доверюсь вашей изобретательности. Я вижу, что вы непревзойденный изобретатель.

МЕНДОЗА

Клянусь, что вы абсолютно правы.

Возвращается ГОРНИЧНАЯ.

ГОРНИЧНАЯ

Пришел сеньор, который желает видеть сеньора Мендозу.

МЕНДОЗА

Это мой добрый приятель. Пригласите его.

ГОРНИЧНАЯ уходит.

Вот наш помощник.

Входит ДОН КАРЛОС.

Ну, что дружище?

(Переговаривается с ДОНОМ КАРЛОСОМ)

ДОН КАРЛОС

Донью Клару в ваш дом я доставил, а вот дона Антонио найти не могу.

МЕНДОЗА

Не страшно, его я сам найду. Карлос, разбойник…

ДОН КАРЛОС

Я – разбойник?

МЕНДОЗА

Нет, но будете. Так вот, я в полном порядке! Я счастливый жених.

ДОН КАРЛОС

Но где же ваша прекрасная невеста?

МЕНДОЗА

Что вы – ослепли? Вот же она перед вами.

ДОН КАРЛОС

Но она страшна как смертный грех!

МЕНДОЗА

Тихо!

ДУЭНЬЯ

Ваш друг что-то говорит обо мне?

МЕНДОЗА

Он изумлен вашей невообразимой внешностью. Правда, Карлос?

ДОН КАРЛОС

Да, невообразимой.

ДУЭНЬЯ

Вы такой любезный мужчина! Ладно, хватит. Сеньор Изаак, сейчас мы должны расстаться. Помните о нашем уговоре.

МЕНДОЗА

Он запечатлен в моём сердце так же неистребимо, как ваша сверхъестественная красота. До свидания, мой идол! Позвольте еще раз совершить поклонение вам. (Целует ее.)

ДУЭНЬЯ

Прощайте, сеньор Учтивость.

МЕНДОЗА

Ваш раб навеки. Дон Карлос, спойте напоследок какой-нибудь комплиментарный экспромт.

ДОН КАРЛОС

Вообще-то, Изаак, я не встречал женщины, менее вдохновляющей на экспромты. Что ж, попытаюсь спеть нечто каноническое.

ВЕЛИЧАЛЬНАЯ

Зажигайтесь, огоньки!

Грохочите, кастаньеты!

Вам пример, холостяки,

Девы – лучшей пары нету!

Будет мной она воспета.

Позабудьте про наветы,

Злобные клеветники:

Вашим крикам вопреки,

Ум с красой в союзе – это

Истинное чудо света.

Их союз – мечта поэта,

Отношенья высоки.

Так что многие вам лета,

Век воркуйте, голубки,

И живите без тоски.

Вам любви лишь да совета

Пожелать нам всем с руки.

Деточки-весельчаки

Будут резвы и крепки,

Ваши переймут приметы

(В сторону)

Страхолюдины в Жанетту

И в Гастона дураки

[Пояснение

Последних слов в оригинале, разумеется, нет – просто в ироническом ключе говорится о потомстве. И, конечно, я знаю, что во французской песенке наоборот: Страхолюдины в Гастона и в Жанетту дураки.]

Уходят.


Сцена 3.

Библиотека в доме ДОНА ЖЕРОМА.

Входят ДОН ЖЕРОМ и ДОН ФЕРНАНДО.

ДОН ЖЕРОМ

Что я имею против Антонио? Я уже сказал: он беден. Возражайте, если можете.

ФЕРНАНДО

Да, сеньор, он не Крез. Но его род один из самых древних и славных в нашем королевстве.

ДОН ЖЕРОМ

Милый мой, нищие – самый древний род в любом королевстве. И даже славный, только слава дурная.

ФЕРНАНДО

Антонио щедро одарен душевными богатствами.

ДОН ЖЕРОМ

Но не одарен материальными. Надеюсь, ты не станешь отрицать, что он растранжирил отцовское наследство?

ФЕРНАНДО

Не растранжирил, а раздарил. Да и наследство было скромное. Зато он не утратил чести.

ДОН ЖЕРОМ

Что за чушь! Блеск имени без состояния – такая же нелепость, как золотые позументы на фризовой шинели.

ФЕРНАНДО

Сеньор, такие речи приличны фламандскому или британскому торгашу, а не испанскому гранду.

ДОН ЖЕРОМ

Эти, как вы их называете, торгаши, поумнее испанских грандов. Да, сынок, англичане тоже очень носились с родовитостью и чистотой крови, а потом они открыли, что универсальный очиститель – это золото (but they have long discovered what a wonderful purifier gold is), и теперь их интересует только родословная лошадей. А вот и наш Изаак. Судя по его сияющему виду, он преуспел.

ФЕРНАНДО

Благодаря блестящей внешности.

Входит МЕНДОЗА.

ДОН ФЕРНАНДО отходит в сторону.

ДОН ЖЕРОМ

Что скажете? Удалось вам взять эту крепость?

МЕНДОЗА

Да, да, я ее взял.

ДОН ЖЕРОМ

То есть она пала перед вашими достоинствами?

МЕНДОЗА

Совершенно пала. Паче чаяния, крепость оказалась отнюдь не такой неприступной.

ДОН ЖЕРОМ

Вы убедились, что она – просто ангел?

МЕНДОЗА

О, я убедился!

ДОН ЖЕРОМ

Я счастлив. Красота моей девочки сразила вас?

МЕНДОЗА

Не могу отрицать, я был сражен. Скажите, а сколько лет вашей девочке?

ДОН ЖЕРОМ

Лет? Сейчас посчитаю. Двенадцать да восемь… Да, ей двадцать лет.

МЕНДОЗА

Двадцать?!!

ДОН ЖЕРОМ

Плюс-минус один месяц.

МЕНДОЗА

Тогда я сказал бы, что ваша девочка похожа на праматерь нашу Еву.

ДОН ЖЕРОМ

Скорее на своего отца.

МЕНДОЗА (про себя)

Особенно старообразным видом.

ДОН ЖЕРОМ

А глаза! У нее же совершенно мои глаза.

МЕНДОЗА (про себя)

И заодно мамины очки.

ДОН ЖЕРОМ

Нос у нее тётушкин, а лоб – бабушкин.

МЕНДОЗА (про себя)

А подбородок – дедушкин.

ДОН ЖЕРОМ

Ах, если бы ее характер был под стать красоте! И заметьте, Изаак, она не похожа на этих нынешних размалеванных кривляк. У нее всё натуральное.

МЕНДОЗА

О, натурально, если она такова в двадцать лет, воображаю, что натура сделает с ней в сорок, когда ее возраст догонит ее нынешние прелести!

ДОН ЖЕРОМ

Господин Изаак! Что вы себе позволяете!

МЕНДОЗА

Дон Жером! Вы всерьез считаете свою дочь красавицей?

ДОН ЖЕРОМ

Клянусь небесным светом, Севилья не знала подобной красоты!

МЕНДОЗА

А я клянусь вот этими глазами, что мир не знал подобного уродства.

ДОН ЖЕРОМ

А я клянусь Сант-Яго, что вы слепы!

МЕНДОЗА

А вы ослеплены!

ДОН ЖЕРОМ

Что? Разве я выжил из ума? Если атласная кожа, нежные глаза, зубы слоновой кости, свежий цвет лица, изящные формы, ангельский голос и дивная грация – всё это не признаки красоты, я уже не знаю, что такое красота в вашем понимании.

МЕНДОЗА

Боже, в каком извращенном виде всё предстает отцовским глазам! По-вашему, у нее атласная кожа, а по-моему, дерюга. Ее глаза разве что не раскосы, в этом их единственная красота. Что до зубов, то если они из слоновой кости, то меж ними зияют черные провалы, и в общем ее пасть подобна клавикордам. А уж если она запоет своим надтреснутым ангельским голосочком, напоминающим визгливую детскую дудку…

ДОН ЖЕРОМ

Какое хамство! Вон из моего дома! Я сказал.

ФЕРНАНДО (выступая вперед)

В чем дело, сеньор?

ДОН ЖЕРОМ

Этот иностранец имеет бесстыдство заявлять, что твоя сестра уродлива.

ФЕРНАНДО

Он или слеп, или нагл.

МЕНДОЗА (в сторону)

Яблоко от яблони. Похоже, я зашел слишком далеко.

ФЕРНАНДО

Отец, я думаю, этот человек в каком-то заблуждении. Он, наверное, видел не мою сестру, а другую особу.

ДОН ЖЕРОМ

Какую еще особу? Ты тоже сбрендил! Кого он мог там видеть, когда я сам ее запер, а ключ ношу в кармане? Горничная провела его туда. Заблуждение! О, нет, португалец хотел надругаться над моими отцовскими чувствами! И, не будь он в моем доме, то, как бы я ни был стар, мой меч восстановил бы справедливость.

МЕНДОЗА (про себя)

Я должен выкрутиться любой ценой. В конце концов, с таким приданым ее можно признать красавицей.

ДУЭТ

МЕНДОЗА

Ну, разве хоть в чем-нибудь я виноват?

Я ваше дитя почитаю, как брат.

ДОН ЖЕРОМ

Смеешься, подлец!

МЕНДОЗА

Хорошо, так и быть:

Я ваше дитя начинаю любить.

Да что там, сеньор, я вам больше скажу:

Уже обожаю мою госпожу!

ДОН ЖЕРОМ

Ну, нет, этот номер у вас не пройдет.

Покиньте мой дом, прохиндей и урод!

МЕНДОЗА

Дон Жером, шутки в сторону, давайте поговорим серьезно.

ДОН ЖЕРОМ

Это как же?

МЕНДОЗА

Сударь, неужели вы приняли мои слова за чистую монету?

ДОН ЖЕРОМ

А как я, по-вашему, должен был их принимать?

МЕНДОЗА

Да это же была хохма – ну, розыгрыш. Я это сделал исключительно из любопытства: хотел посмотреть, какой вы в гневе. Надо же заранее узнать собственного тестя.

ДОН ЖЕРОМ

И это всё? Вы говорите правду? Ну, вы и затейник! Ха-ха-ха! Клянусь Сант-Яго, вам удалось меня разозлить. Значит, на самом деле вы находите Луису красивой?

МЕНДОЗА

Красивой? Да Венера Медичи в сравнении с ней – просто ведьма.

ДОН ЖЕРОМ

Дайте мне руку, проказник. А я-то думал, что это уже разрыв.

ФЕРНАНДО (в сторону)

И я на это надеялся, но, видно, он хитрее, чем о нем говорят.

ДОН ЖЕРОМ

От этого припадка у меня в горле пересохло. Вообще-то я редко теряю самообладание. Идемте в ту комнату, выпьем за здоровье нашей малютки. Бедная Луиса! Обозвали уродиной – ее! Надо же додуматься! Ха-ха-ха! Веселая шутка!

МЕНДОЗА (про себя)

Я бы не сказал, что веселая.

ДОН ЖЕРОМ

Идем, Фернандо, выпьем за успех нашего друга.

ФЕРНАНДО

За успех моего друга я выпью охотно.

ДОН ЖЕРОМ

Идемте, Соломончик. Растворим осадок от этого недоразумения.

ВАКХИЧЕСКАЯ ПЕСНЯ

Всё исцелить умея,

Вино, как панацея,

Всех примирит вернее,

Чем поп или судья.

Вражду гоните взашей!

К отраде путь кратчайший:

За круговою чашей

Все братья и друзья.

Уходят.


Сцена 4.

Дом МЕНДОЗЫ.

Входит ДОНЬЯ ЛУИСА.

ЛУИСА

Я не единственная дочь, бежавшая от отца, но попадала ли хоть одна из беглых дочерей в такие парадоксальные обстоятельства? Человек, назначенный мне в мужья, ищет моего любимого. Но сколько можно ждать!

АРИОЗО

Те барды, что воспели

Разлучные печали,

Я думаю, на деле

Разлуки не познали.

Слова о ней постылы

Крылом ее задетым,

И недостанет силы,

Чтоб говорить об этом.

Входит ДОН КАРЛОС.

Ну, что, мой покровитель, вы нашли Антонио?

ДОН КАРЛОС

К сожалению, мне это не удалось. Но я не сомневаюсь, что мой друг Изаак привезет вам его с минуты на минуту.

ЛУИСА

Как вам не стыдно! Я уверена, что вы не приложили необходимых усилий. И так вы служите даме, которая вам доверилась!

ДОН КАРЛОС

Сеньора, я сделал всё, что было в моих силах.

ЛУИСА

Допустим. Но если бы вы и ваш друг знали, насколько мучительно ожидание для того, кто любит, вы не относились бы к этому так спокойно.

ДОН КАРЛОС

Я-то знаю, к сожалению.

ЛУИСА

Как? Вы тоже любили?

ДОН КАРЛОС

Любил, сеньорита. Но это уже в прошлом и больше не повторится.

ЛУИСА

Ваша возлюбленная была жестокой?

ДОН КАРЛОС

Да если бы она была жестокой, я был бы счастлив.

АРИОЗО

Будь эта женщина горда

И зла, то, лгать не буду,

Я перенес бы всё тогда,

Не ожидая чуда.


Она бывала и мила,

Приветлива порою

И сердце мне надорвала

Жестокою игрою.


Бывает, океан ревет,

Лютует непогода,

И ждет смиренно мореход

Сурового исхода.


Но если суша хоть чуть-чуть

Маячит в отдаленье,

Стократ мучительней тонуть

У берега спасенья.

ЛУИСА

Клянусь жизнью, возвращается ваш приятель – и действительно с Антонио. Я спрячусь, чтобы моё появление стало сюрпризом для него.

ДОНЬЯ ЛУИСА уходит.

Входят МЕНДОЗА и ДОН АНТОНИО.

АНТОНИО

Друг мой, уверяю: вы ошибаетесь. Чтобы донья Клара д’Альманца была в меня влюблена и бежала, да еще просила вас о посредничестве – это невозможно.

МЕНДОЗА

Сейчас вы убедитесь в обратном. Карлос, где сеньорита? В той комнате?

АНТОНИО

Если она действительно там, может быть, вы неверно ее поняли? Может, я нужен ей, чтобы проводить ее к моему другу, который ее любит?

МЕНДОЗА

Нет, сеньор, ей нужны именно вы, и никто другой. Господи, мне приходится вас уламывать, чтобы вы ответили взаимностью красивой девице, которая любит вас до смерти!

АНТОНИО

Но я не питаю привязанности к этой даме.

МЕНДОЗА

Вы питаете привязанность к донье Луисе – ведь так? Но здесь, вы уж мне поверьте, вам ничего не светит. Так что не упускайте удобного случая, который вам представляется.

АНТОНИО

И в этом состоит ваша дружеская услуга? Вам не совестно?

МЕНДОЗА

Ха! Совесть в любви уместна не больше, чем в политике. Вы лукавите, утверждая, что любовь не может сделать вас плутом. Поговорить-то с доньей Кларой вы можете.

АНТОНИО

Правда ваша.

МЕНДОЗА (приотворяет дверь)

Вот ваша дама стоит у окна. Идите, идите! (Вталкивает его и неплотно прикрывает дверь) Карлос, я не я буду, если он не попадется в западню. Я погляжу, что там у них происходит. Так, он прямо остолбенел. А вот она с ним заговорила. Он подходит к ней… И этот человек еще говорит о совести!

ДОН КАРЛОС

Глядите-ка: они смеются.

МЕНДОЗА

В самом деле, смеются – над лучшим другом, о котором он говорил с таким пафосом.

ДОН КАРЛОС

Целует ей руку.

МЕНДОЗА

Как они спелись – и так скоро! Всё, он пропал. Готово, Карлос! Разве я не молодчина? Разве я не Макьявелли?

ДОН КАРЛОС

По-моему, к вам пришли. Я посмотрю, кто бы это мог быть.

ДОН КАРЛОС выходит.

Возвращаются

ДОН АНТОНИО и ДОНЬЯ ЛУИСА.

АНТОНИО

Вы оказались совершенно правы, друг мой. Сеньорита объяснила мне, почему я не могу быть вашим противником, и ее аргументы были безупречны. Так что я охотно предоставляю вам полную свободу действий.

МЕНДОЗА

Вы не могли принять более разумное решение. А то, что вы кинули друга – о таком пустяке и говорить не стоит. Ведь в любви дозволительно идти на хитрость, не правда ли, сеньорита?

ЛУИСА

Ради настоящей любви – безусловно. И я рада, сеньор, что именно вы разделяете моё мнение.

МЕНДОЗА

Еще бы! Тем более что меня перехитрить невозможно. Это я вам говорю. Давайте сюда ваши руки, я их соединю. У, милые вы мои жулики! Желаю вам счастливого союза, от всей души.

ЛУИСА

Ну, если уж вы сами этого желаете, тогда нас ничто не разъединит.

МЕНДОЗА

Отныне мы больше не конкуренты, а друзья.

АНТОНИО

С радостью, сеньор Изаак.

МЕНДОЗА

В самом деле: разве многие способны на такое благородство?

АНТОНИО

Подобных вам нет в Испании.

МЕНДОЗА

Значит, вы ради нашей дружбы не станете домогаться той дамы?

АНТОНИО

О, той дамы – ни в коем случае, это святая правда.

МЕНДОЗА

Я всё же опасаюсь, что в вас еще осталась малая толика интереса к ней.

АНТОНИО

Уверяю вас: ни малейшего.

МЕНДОЗА

Хорошо, не к ней, а к ее приданому.

АНТОНИО

На сей счет тоже не беспокойтесь. От всей души уступаю вам всё, чем она владеет.

МЕНДОЗА

По крайней мере, ваша дама гораздо красивее, пусть это будет вам утешением. А теперь по-дружески открою вам секрет: сегодня вечером я украду свою невесту.

ЛУИСА

Вот как!

МЕНДОЗА

Представьте себе: она дала обет, что не получит мужа из рук своего отца. Поэтому я испросил у него разрешения прогуляться с ней по парку, и оттуда я ее умыкну.

ЛУИСА

А дон Жером об этом знает?

МЕНДОЗА

Что вы! Ни сном ни духом. В этом весь фокус. Я его обведу вокруг пальца. Я получаю приданое его дочери, а сам не вкладываю в это дело ни одного дуката. Это же просто канальская комбинация! Разве я не хитрая бестия?

АНТОНИО

Бестия, в самом деле!

МЕНДОЗА

Бестия, но хитрая. Дьявольски хитрая!

АНТОНИО

Дьявольски, дьявольски, воистину так.

МЕНДОЗА

Ну, и уржемся же мы над доном Жеромом, когда всё откроется!

ЛУИСА

Да, пожалуй, у... ржемся.

Возвращается ДОН КАРЛОС.

ДОН КАРЛОС

Пришли танцовщики – репетировать фанданго в честь доньи Луисы.

МЕНДОЗА

Сейчас не до них, но поскольку всё равно придется им заплатить, то хотя бы пойду посмотреть за свои деньги на их кренделя. Вы не против?

ЛУИСА

О, нисколько.

МЕНДОЗА

С вами остается мой друг, располагайте им. Сеньорита, ваш слуга. Удачи, Антонио! (В сторону) О, какой болван. Ловко я обротал его. Дело мастера боится!

МЕНДОЗА уходит.

ЛУИСА

Дон Карлос, вы послужите мне еще раз телохранителем: проводите к монастырю святой Катарины?

АНТОНИО

Зачем тебе в монастырь?

ЛУИСА

Надо. Нам пока нельзя показываться вместе. Оттуда я отправлю письмо отцу, и, может быть, он подобреет, увидев, на что мне пришлось пойти из-за него.

АНТОНИО

На это я мало надеюсь. Луиса, лучшее убежище для тебя – мои объятия.

ЛУИСА

Подожди немного. Отец не сможет забрать меня из монастыря силой. А ты можешь прийти туда вечером, и тогда мы поговорим.

АНТОНИО

Я вынужден подчиниться.

ЛУИСА

Идемте, друг мой. Антонио, между прочим, дону Карлосу тоже знакомы страдания любви.

АНТОНИО

Значит, вы поймете нас.

ДОН КАРЛОС

И помогу вам.

АРИЕТТА

Любовь ушла, но сердца моего

Не остудила.

В нем нежность поселилась, в знак того,

Что прежде было.


И у тебя нет силы никакой

Забыть об этом.

Так хижина, где гостем был святой,

Лучится светом.

Уходят.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!