Памяти Иосифа Бродского

Дата: 28-05-2017 | 18:39:46

Венецию снега укрыли в эту зиму,

О родине опять напомнив пилигриму.

Ты остров свой нашёл – похожий на «Василий»

Теперь он скован льдом сомнений и бессилий.

 

Под снежной пеленой твой прах на Сан-Микеле,

Ты выбрал, что хотел, что запретить не смели.

Он стал твоей судьбой, твоей альтернативой,

Где ветер голубой, по-южному ретивый.

 

За тысячами вёрст приют, погост и тризна,

Метафизически – везде твоя отчизна.

Усталые глаза, опущенные плечи,

Но всё, что ты сказал – бесценная часть речи.

 

У жизни есть конец – как правило он тяжек:

Тернист его венец, и нет душе поблажек.

Печали наших дней... Зачем-то мы храним их

На набережной – нас – неисцелимых.


Январь, 2012

"Через годы Васильевский остров
навсегда его ляжет строкой,
ведь Венеции (этой!) так просто
он когда-то доверил покой..."

("Город мой, ты такой же предатель...", А.Д.)


С благодарностью к Вам из Санкт-Петербурга,

А.Димитриев

Благодарю за отзыв, Александр!

Во истину великий город и великий поэт. И то, что они разошлись - великая драма!


Позволю себе лёгкую вариацию:


Через годы Васильевский остров

ляжет в память посмертной строкой.

А Венеция станет погостом,

охраняя и прах и покой.


Согласен, Константин: это драма, но не между городом и поэтом, а между ТЕМ государством и личностью.

Что касается вариации, то Ваша, конечно, - сама по себе - лучше, но я-то писал о "северной Венеции" и только о ней!

С уважением,

А.Д.