"Девочка Даша в концерте скрипит на потемневшем от горя альте..."

Дата: 18-05-2017 | 18:38:45

Девочка Даша в концерте скрипит на потемневшем от горя альте.
Публика стонет и плачет, публика плещет и хочет наружу,
Ибо, по мнению публики, звук у Даши не тот, пальцы у Даши не те,
И если сравнить каждую Дашину ноту с последующей, 

то непонятно, которая хуже.

Даша пытается сосредоточиться и взять верный тон –
Ноты выскальзывают, взмахивают хвостиками и прячутся в темной глуби.
Публике плохо. И что ей до того, что Даша искренне любит музыку?
Проблема в том,
Что публика эту музыку тоже совершенно искренне любит,

А потому разделяется на первую треть, вторую треть и третью треть:
Первая скорбно молчит и топит в молчанье кривые альтовые звуки,
Вторая говорит себе, что Дашу не надо слушать – на Дашу надо смотреть,
Третья удивляется тому, как из одной точки могут расти не только ноги,
но и парадоксальным образом не только руки.

После концерта дирижер останавливает на Даше исполненный боли взгляд,
Долго подыскивает слова и выдавливает: «Вы сегодня играли ниччо так…
Но обратите внимание на тембр – он… не всегда вписывался в общий ряд…
И еще на ритм – периодически он бывал… недостаточно четок…».

Даша рыдает за сценой примерно час (а могла бы – год),
После бредет на берег речки, снова рыдает – ибо сокровенное гложет,
После рисует скрипичный ключ на песке, вызывает Гайдна, ждет.
С той стороны сообщают, что маэстро ужасно занят и быть не сможет.

Даша любит Гайдна, любит Баха, даже Малера, хоть любить его – тяжкий труд.
Ради музыки Даша готова отдать положительно все… ну, почти все на свете!
Жаль, что гении не отвечают Даше взаимностью и на вызов не являются. Но тут
В ключе возникает Гедике. Даша вздыхает, поняв, что большее ей не светит,

И рыдает у Александра Федоровича на добром плече. И долго потом они
Шепчутся. И Гедике утешает Дашу, и вновь утешает – слова его Дашу пьянят, но
Самый финал этой драмы остается открыт, ведь музыка, с какой стороны
на нее ни взгляни,
Есть любовь. А с любовью вообще никогда ничего не понятно.

Рискну предположить, что последняя строчка в третьей строфе

могла бы иметь такой вид: "Но, парадоксальным образом, ещё и руки"

Риск - благородное дело.

Но в том, что у Даши руки растут из задницы (будем называть вещи своими именами), ничего парадоксального нет. А вот в том, что из Дашиной задницы (продолжим называть вещи своими именами) растут не только ноги и не только руки, определенный парадокс есть.

Пушкин говорит, что если поэт парадоксов друг - он гений!

Пушкин использовал слово "гений" не в столь брутальном и непоправимом значении, как это принято сейчас.

...гений, он и в Африке - гений, но Пушкин говорил не о поэте, а о каком-то там, нам неведомом гении, который друг парадоксов... :о))bg

Который с крыльями, вроде ангела.

Вызвало гомерический смех! Знавала я такую "дашу", только со скрипкой)