Индейский триптих

Дата: 18-05-2017 | 00:16:49

Над охрой глин агава голубая...

Индейский триптих


Клаудии Элизабет Ортис Энрике де Ульбрихт
и Роберту Фолькеру Ульбрихту


1. Мать-Луна


Над охрой глин агава голубая
с гирляндой колокольчатых цветков. –
От сочной плоти шкуру отдирая,
наследственный певец-ацтек готов
из мякоти агав намять текилы
и терпкий огнедышащий нектар
впустить в истосковавшиеся жилы
и в душу взять как Тоацины дар.
О, Мать-Луна, священная лягушка,
сглотнувшая из оксидана нож!

Плесни и мне текилы четверть кружки
и на четыре «пи» меня помножь!
Где базилика Гваделупской Девы
стоит на месте храма Тоацин,
сосет корнями каменное древо
текучий мельхиор моих седин.
О, сны Луны, видения без края!
Мы пьём, и с нами третий – дон Хуан.
И в темноте свирепого раздрая
сияет с неба, жертву выбирая,
беременной богини оксидан.



2. Язык


Цветком ацтека, жарким чернобривцем,
с клинка кровищу стёр Эрнан Кортес.
Огонь и дым вздымались до небес,
и кто убит был сталью, стал счастливцем,
поскольку всех оставшихся до тла,
горячечной заразой инфлюенцы,
в мученьях умертвили силы зла,
одетые в кирасы ополченцы –

шестёрки длинномордых королей,
вмурованных в дворцовый мрак Мадрида...
Когда соврёт их рот змеиный «vida»,
что значит «жизнь», названьям кораблей –
не доверяй! Но псы бродячей смерти,
прикрытые обманкою креста,
в насилье утвердились неспроста:
cквозь Монтесумы мёртвые уста
язык торчит испанский... Еrgo, верьте –
богам угодна звука чистота.



3. Тони и волшебная дверь*



Мелочь в пенале, - и никель, и медь, -
перебирают школярские пальцы.
"Надо хотя бы за кошкой успеть,
чтобы сварганить похлёбку из зайца".
Надо впервые мне рубль наскрести,
чтобы купить эту книжку в картоне:
речь о волшебной двери. Пропусти,
время-пространство, мечтателя Тони

в нынешний, чуть постаревший, мой дом!
Мне было семь, а ему было восемь.
Через полвека мне шепчут о нём
дух тех страниц, та индейская осень...
Шорох листов - словно отзвук судьбы,
над камертоном сентябрьские ноты,
жёлто-багряные всхолмий горбы,
воздух над синью озёрной губы,
замерших ос пустотелые соты...


*"Тони и волшебная дверь" -
повесть Говарда Фаста о мальчике-мечтателе и индейцах.

Здорово!

L.

Владимиру Рояко - Спасибо за Ваш отклик!

Сергей, очень хорошие стихи!

Но есть один момент: ацтеки текилу никогда не делали. У них была другая "тема" - пульке (2-8%) - им уже хватало :)) А перегоном уже "доны педры" занялись... :)) Им не хватало :(  )).


Но стих всё равно душевный!

Дружески,

Константин.

Константину Еремееву - Большое спасибо за отклик и за уточнения.


Всё же я не забываю, что в этом апреле текилой, привезённой из Мексики, меня угощала в Дрездене истинная ацтека Элизабет, мексиканская жена сына моего старого немецкого друга Фолькера Ульбрихта. 

И текила была вправду хороша, чиста, как ацтекская слеза!


С уважением, С.Ш.