Поэзия - Санкт-Петербург - ХХХIII и ХХХIV (продолжение)

Дата: 11-05-2017 | 15:37:22

XXХIII  

Поэтический сон – на заснеженных крышах столетий…

Удивительный сон - из кристаллов искристого льда.

Петербург – это северный город холодных соцветий

мыслей, чувств, настроений… Сильна его воля, тверда!

 

Он не пустит на сцены бездарных и пошлых актеров,

не откроет манежи пустым и холодным холстам,

не позволит застроить себя без общественных споров,

не изменит сияющим в солнечном ветре узорным крестам.

 

Новый год подошел незаметно, без помпы, не слышно -

как обычное дело… с гирляндами ярких огней.  

С припорошенным снегом пространством и временем пышно

бесконечных проспектов, огромных арен-площадей.

 

Елка выросла снова под аркою Главного штаба…

Шесть коней колесницу несут в новогоднюю даль.

Предрассветный, морозный покой… Просыпается снежная баба,

кто-то бросил на плечи её серебристую снежную шаль.

 

XXХIV 

Новый год – Он решил – надо встретить в друзьями и с Нею.

Ей представить друзей, а её – бесшабашным друзьям.

Без подарков – нельзя… Пусть натрет стариковскую шею

тяжеленный мешок… Невидим Дед Мороз патрулям.

 

Покоритель фасадов – балконов, окон и карнизов,

узнает - получая по почте заказ - что дарить и кому…

В новогоднюю ночь он оставит под ёлками сотни сюрпризов,

а вот чем одаряют Мороза – известно ему одному.

 

Телефонная книга цифр забытый набор подсказала.

Он набрал… Джо Дассен, как всегда пел про сад Люксембурга.

Она видела вызов, чего-то ждала… долго не отвечала.

- Это ты? Это я… Заиграли ветвистым узором сады Петербурга.

 

Потянулись трамвая к хрустальному, звездному своду,

фонари размигались… Счастливые - вновь задрожали мосты.

Выходила любовь на мороз, из темниц – на свободу.

- Это я! Ты звонишь до курантов… Как вовремя ты!


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!