Раненые пальчики

Дата: 11-05-2017 | 08:06:17


 

    У моей мамы иногда болят пальчики на правой ноге – полностью отсутствующий большой и половинка соседнего с ним.  Обрублены они не топором или каким-либо механизмом в мирное время, а осколком бомбы -ТОГДА
    Мама ребёнком пережила всю войну в Сталинграде.  Начало её помнит отчётливо, как картинку кино крупным планом: чёрный круглый репродуктор на белой стене и чёткий тревожный голос диктора с сообщением о нападении Германии на СССР. В мае 1941 года маме исполнилось шесть лет и вся последующая частичная оккупация города, все бои в нём, смерть людей, разруха и голод запечатлелись навсегда в её разумных детских глазах.
   В семье среди пятерых детей она была единственной девочкой. В 41-ом, грудным, умер братик Славик, вслед за ним, распухший от голода, четырёхгодовалый братишка Юлик. Затем старшему брату, одиннадцатилетнему Владику, добывавшему съестное у немецкой кухни, фашист-завоеватель прострелил горло.  Владик умер через неделю после прострела зимой 42-го...
    А 8-летний погодок мамы брат Борис получил ранение в голову во время августовских бомбёжек того года, когда в их доме-бараке от ближнего разрыва отвалилась стена. Незнакомую женщину, что перед этим, попросив попить воды, зашла к ним в дом и присела в изнеможении у стены, убило. Девочке Лиле – моей маме, спрятавшейся от грохота и воя под кроватью, осколки угодили в ногу, а Борису, не успевшему укрыться, горячий металл попал в лоб, но касательно. Взрывной волной его ударило о противоположную уцелевшую стену. Боря остался жив, и в послевоенном детдоме красовался среди мальчишек настоящим «боевым ранением» - большим шрамом на лбу.
    Но родители их не выжили. Отец-музыкант сгинул в фашистском концлагере, а мать – санитарка городской больницы - в 47-ом погибла в разрушенном Сталинграде от рук грабителей…
    После войны и выпуска из детдома, судьба навсегда разлучила Бориса и Лилию. И по всей последующей жизни мама прошла сиротой…
    Но обо всём, что рассказала и скупо рассказывает мне она, я ещё напишу в своих новых стихах и рассказах, и только тогда, быть может, исполню сыновний и писательский долг...
    А теперь, когда пальчики-обрубыши болят у мамы и она трёт их руками, приговаривая: «Пальчики мои раненые болят...», и я представляю моих родных дядечек, погибших детьми, и моих молодых (намного младше меня теперешнего!) деда с бабушкой –  у меня начинает щемить и болеть сердце…

22.06.2012

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!