Вольф Бирман. Рисунок Пенка

Дата: 04-05-2017 | 09:45:11

Памяти А. Р. Пенка


Ах, из Дрездена от друга

У меня рисунок* странный.

Что, искать разгадку снова?

Этот - злой! А этот - добрый:

Злым он называет злого,

Злой от этого всё злее.


Стал теперь убийца жертвой?

Нет ни истины, ни фальши?

Стало праведное ложным?

Верха нет? и низа - тоже?

Можно трусости мирволить?

Мне "аминь" и "нет" позволить,


Если сложно - пасовать,

Правду вновь четвертовать?

Здесь убийцы всё убийцы?

Камни брошенные - камни?

Крысы - крысы? Немец - немец?

Плач во мне, когда я плачу?


с немецкого


 *здесь рисунок А. Р. Пенка , о котором идёт речь в стихотворении.

      A.R. Penck (5. Oktober 1939 in Dresden; † 2. Mai 2017 in Zürich)

Вячеславу Маринину

Кто ж здесь крыса ?  - Въявь узнал лишь немца !

ВК

А крыс, Владимир Михайлович, как правило, на месте преступления и не бывает. Они - «за кадром»,  в тени. В норе, в штабе, в тылу... Это стихотворение является частью «Маленького послесловия» автора к сборнику его стихов, изданному в 1995 году, 50 лет спустя после мая 1945 года. В частности, Бирман говорит об ответственности перед потомками тех, кто вдохновлял своими высказываниями и текстами  военных преступников. В качестве примера он приводит  Р. Вагнера «отвратительнейшего, - по его мнению, - из всех гениальных композиторов», спекулировавшего на героическом идеализме немцев. Поэт говорит, также, об ответственности тех, кто безучастно наблюдал злодеяния фашистов и их пособников. Бирман  вспоминает трагедию в Целле 8 апреля 1945 года и рассказывает о трагедии в маленьком городишке в Тюрингии спустя два дня после капитуляции гитлеровской Германии.  Автор напоминает об ответственности тем, кто сегодня говорит: «Ну что вы, ничего и не было. А если и было, то совсем не так». "Увы, было, - подчёркивает Вольф Бирман. Целле - это не "адская Утопия", не некий "Неопределённый пункт, нигде". Но "Каждый пункт. Везде".


Что до картинки, так на ней только добрый и злой. Без подробностей выше.

Вячеславу Маринину

Большое спасибо за Ваше потрясшее меня сообщение. О трагедии

в Целле 8 мая 1945 г. я до этого не слышал. Недавно я перевёл

стихотворение Малларме о Вагнере. Вслед за этим одна из поэтесс

сделала свой перевод, назвала себя "вагнерианкой" и очень критично разобрала предыдущие переводы Марка Талова и Романа

Дубровкина. О прочих переводах пренебрежительно отозвалась как о наивной белиберде. Меня заинтересовало: стоит ли кому-то

сейчас называть себя безоговорочно вагнерианцем. Меня успокаивают, что это относится только к музыке и не больше.


С уважением

ВК

К сожалению, Владимир Михайлович, двумя месяцами раньше - в феврале 1945 года подобное тому, что было в Целле, произошло и в Австрии.  Вот здесь можно ознакомиться: Мюльфиртельская охота на зайцев . Это к вопросу о крысах, добре и зле.


Доп. 00-12


Что касается вашего замечания о вагнерианстве, или как ещё говорят, вагнеризме, особенно в период после фашизма, то, если найдётся время, прочитайте, пожалуйста, небольшую статью Фридриха Ницше «Казус Вагнера» . Я позволю себе привести две цитаты из этой статьи:


(1) „Если этим сочинением я поддерживаю положение, что Вагнер вреден, то я хочу ничуть не менее поддержать и другое, - кому он, несмотря на это, необходим - философу. В других случаях, пожалуй, и можно обойтись без Вагнера: но философ не волен не нуждаться в нём. Он (философ, - примечание моё, В.М.) должен быть нечистой совестью своего времени, - для этого он должен наилучшим образом знать его...“


(2)„Что в Германии обманываются насчёт Вагнера, это меня не удивляет. Меня удивило бы противное. Немцы состряпали себе Вагнера, которому они могут поклоняться...“

Вячеславу Маринину

Ситуация с немецким духом - в том числе и вАвстрии - оказывается

ещё ужаснее, чем я полагал. Участие Вагнера в воспитании этого

феноменального зверства и ксенофобии оказывается ещё более

опасным и зловещим.  Большое Вам спасибо за сообщение этих

парадоксальных сведений и в том числе цитат из Ницше.

ВК

Владимиру Корману


Cо времени тех событий в Германии и в Австрии прошло почти три четверти века.  Ровно треть этого послевоенного времени - на моих глазах. Могу подтвердить, что здесь делается  действительно много и по контролю соблюдения законодательства, и в части разъяснительной работы, чтобы не допустить возрождения фашизма и повторения ужасных событий прошлого. О значении в этом смысле поэзии и авторских песен, подобных тем,  что исполняет В. Бирман, «каракулей-каракатиц», которые рисовал Р. Пенк,  в своё время говорил Иван Елагин:


В самом сердце мира – человек.
Печенег, ацтек иль древний грек,
Иль другой какой-то имярек,
Кто угодно – хоть Тулуз-Лотрек.

Вышеупомянутого факта
Не объедешь никаким конем.
Безотрадны выверты абстракта,
Потому что даже днем с огнем
Не отыщешь человека в нем.

Это я твердил кому-то в споре,
Больше ради красного словца.
В самом отвлеченнейшем узоре
Мне порой сквозят черты лица.

Даже в хаотическом сумбуре
Красок, линий, взрывов звуковых
Узнаю я правду о натуре
Странных современников моих.

Не мои лирические вздохи
И не мой приглаженный язык, –
А расскажут правду об эпохе
Визг, и вопль, и вой, и рев, и крик.

Может быть, и мне учиться надо
Языку взлохмаченных кликуш,
Чтоб в стихах дымился век распада
Атома и человечьих душ. "

1985

Вячеславу Маринину

Парадоксально и ужасно, что в ряде стран борьба с нацисеским духом ведётся плохо. Пособники оккупантов героизируются и

борются за власть: на Украине, в Латвии. Делаются попытки

"понять " и простить предателей, которыми была напичкана вся Европа. Повсюду довольно легко проповедуются нацистские взгляды. Мир не осознал в должной мере всё ещё существующей

опасности.

ВК