Вильям Шекспир. Юлий Цезарь. Акт 1, сцена 1

Дата: 15-04-2017 | 17:29:43

ВИЛЬЯМ ШЕКСПИР

ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ

Трагедия в пяти актах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Юлий Цезарь

Триумвиры после гибели Цезаря:

Октавий Цезарь

Марк Антоний

Марк Эмилий Лепид

Сенаторы:

Цицерон

Публий

Попилий Лена

Заговорщики:

Марк Брут

Кассий

Каска

Требоний

Лигарий

Деций Брут

Метелл Цимбер

Цинна

Трибуны:

Флавий

Mарулл


Артемидор – софист Книдосский

Предсказатель

Цинна – поэт

Другой поэт

Друзья Брута и Кассия:

Луцилий

Титиний

Mессала

Младший Катон

Волумний

Служители Брута:

Варpон

Клит

Клавдий

Стратон

Луций

Дapданий


Пиндар – служитель Кассия

Кальпурния – жена Цезаря

Порция – жена Брута


Солдаты, горожане


Действие происходит в древнем Риме.


АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Рим. Улица.

Входят ФЛАВИЙ, МАРУЛЛ и несколько горожан.

ФЛАВИЙ

Бездельники, никчёмные созданья!

Зачем вы здесь? Ступайте по домам!

Какой себе устроили вы праздник?

По будням цеховые все должны

Носить опознавательные знаки

Ремесел – на себе или с собой.

Вот ты – чем добываешь пропитанье?

ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН

Я-то? В смысле: чего я делаю? Плотник я, сударь.

МАРУЛЛ

А где угольник? Фартук юфтяной?

Чего ты вырядился, как на праздник? –

А ты в чем мастер, ну-ка отвечай!

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Ежели по правде, сударь, то рядом с настоящими мастерами я просто сапожник.

МАРУЛЛ

В каком смысле? Говори точно.

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Если точно, я, значитца, исправляю то, чего тебе в подметки не годится.

[Вариант 1:

МАРУЛЛ (...)

А ты в чем мастер, ну-ка отвечай!

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Откровенно говоря, сударь, я мастер подмётных дел.

МАРУЛЛ

В каком смысле? Говори точно.

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Я, значитца, починяю то, чего тебе в подметки не годится.

Вариант 2:

МАРУЛЛ (...)

А ты что мастеришь? Ну, отвечай!

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Откровенно говоря, сударь, я мастак во всяких потачках.

МАРУЛЛ

В каком смысле? Какие еще потачки?

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Я, значитца, делаю потачки всякой рвани.]

МАРУЛЛ

Что за бред, дурак? Чем ты занимаешься?

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Топай ногами, сколь хошь. Если у тебя прохудится, я затачаю.

МАРУЛЛ

Что ты мне затачаешь, нахал?

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Как – чего, сударь? Буцефалы!

МАРУЛЛ

Так ты сапожник, что ли?

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

А я об чем и говорю! А вообще-то у меня много профессий, которые совместились в одной. Я не расстаюсь с шилом. Я посредничаю и в торговых делах, и вмешиваюсь в женские – и всё этим острым инструментом. Чеботарь – также и оператор: он делает операции на коже. И еще: будь ты самый-рассамый порядошный господин, а если обут в яловые сапоги – попираешь мой труд ногами.

ФЛАВИЙ

Что ж не сидится в мастерской тебе?

Зачем по улицам ты водишь толпы?

ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН

Ежели по правде, сударь, то ко́рысти ради: чтобы эти люди поскорее измочалили свою обутку и задали мне работу. Ну, и просто хочется посмотреть на Цезаря и разделить его триумф.

МАРУЛЛ

Желают разделить триумф! Какой?

Вы рады тени прошлого величья?

Какие покоренные цари

[Вариант:

Какие оцеплённые цари]

Идут за Цезаревой колесницей?

О люди, порождения камней!

Вы хуже, чем бесчувственные глыбы!

О жесткие, жестокие сердца!

Забыли вы великого Помпея?

Несчастные, забыли, сколько раз

Вы лазали на стены и бойницы,

На башни, трубы! С малыми детьми

Торчали там часами, ожидая,

Когда по улицам проедет он.

Издалека завидев колесницу,

Кричали так, что волновался Тибр

От эха голосов, и, содрогаясь,

Едва не выходил из берегов

Пещеристых. Но всё переменилось!

И вот теперь вам новый праздник дан.

И вот теперь вы лучшее надели,

И вот теперь цветочки принесли,

Желая приукрасить путь кровавый

Губителя Помпея. Ну и что?

Какая разница – вам лишь бы праздник!

Стыд, граждане! Ступайте по домам,

Падите на колени и молитесь,

Чтоб божества не покарали Рим

Какою-нибудь новою заразой,

Когда неблагодарности чума.

Его уже и так почти изъела.

ФЛАВИЙ

Да, да, ступайте, добрые друзья,

Но лучше не домой, а соберите

Таких же пролетариев, как вы,

Ведите их рыдать на берег Тибра

И там излейте в воду столько слез,

Чтобы при самом медленном теченье

Поток поднялся до вершин холмов

И их поцеловал. Тогда, быть может,

Замолите вы свой тягчайший грех.

Горожане расходятся.

А чернь – металл не столь уж тугоплавкий.

Смотри, как удаляются они:

Понурились, молчат. Не от стыда ли?

Ну, ладно, к Капитолию пойдем:

Ты – этою улицей, а я – другою.

И по дороге мы сорвем венки

Со всех его противных монументов.

МАРУЛЛ

Не вышло бы из этого беды:

У нас же Луперкалии сегодня.

ФЛАВИЙ

Так что ж ему – развешивать венки

На всех своих противных истуканах?

Идем, и чернь разгоним заодно.

Мы крылья Цезарю пообщипаем,

А то уж больно высоко взлетел.

Иль станет он недосягаем взору

И нас заставит вечно трепетать.

Уходят.

Очень интересен разговор с сапожником, насыщенный иносказаниями. Варианты перевода, думаю, - вещь разумная и важная для более глубокого проникновения в замысел оригинала, Александр Владимирович, но, может быть, стоит выбирать один вариант, а другие давать в сносках, чтобы не разрывать ткань текста?

Спасибо за отклик, Ирина Николаевна.

Я так и делаю. А вообще разные варианты - у меня вещь обыкновенная.