Книга живых. Юрий Гагарин

Дата: 12-04-2017 | 07:29:19

***

А вчера Гагарин примчался. Как ракета какая. Улыбается широчайше, фуражку кидает на гвоздик, специально для неё вбитый в стену рядом с вешалкой, шевретку свою снимает с косыми карманами на молниях, на тот же гвоздик вешает, под фуражку, портфель на пол ставит, под ними. Проходит в гостиную, за стол садится, руку в карман галифе запускает с видом чуть хитроватым, потом достаёт кулак сжатый, над столом держит некоторое время, и вдруг, как игральные кости, пускает по столу несколько небольших и, судя по звуку, очень твёрдых сверкающих предметов. Я замираю, заворожённый тем, как они катятся по гладкой дубовой поверхности. Когда они останавливаются, я замираю ещё больше, если, конечно, так можно выразиться. Посредине большого стола лежит небольшая горстка венерианских самоцветов и два красных золотых шарика диаметром сантиметра по два. Я смотрю на улыбающегося во все свои как будто бы шестьдесят четыре зуба Гагарина. Он очень доволен эффектом. «Камни с Венеры, шарики с Марса. Знаю, любишь и то и другое. В смысле, не золото и драгоценности, а самоцветы и шарики». Я наконец немножко в себя прихожу. «Спасибо, - говорю, - Юрий Алексеич, что безмозглой блондинкой меня не считаете». Он: «Но-но, ты с блондинками поаккуратнее. Диану ту же вспомни. Или...» Я смотрю выжидающе. «Ну?..» Он усмехается. «Диану». Мы посмеялись. Я говорю: «Вот именно. Принцесса, кстати, вам привет передавала. Мы с ней у Шекспира виделись. Он читку новой пьесы про зомби устраивал. Жаль, вас не было». Он вздыхает: «Жаль. Уилла люблю. И с Дианой повидался бы с радостью. Но экспедиции трудные были. На Венере Урановую Голконду закрывали. Проводниками сами Стругацкие были. Ох и натерпелись там! Они особенно. Там ведь не так оказалось, как они описывали. Нет, они гении, конечно, но ни один гений не может в точности всё описать». Я насторожился: «А что там такое?» Он говорит: «Ад чистейший! Точней, как будто врата в преисподнюю». Я говорю: «Да ну ладно вам, разыгрывать-то меня, Юрий свет Алексеевич!» Он хохочет. «Ну конечно, Сергунька, нет там никакой преисподней. Просто место оказалось шумное и нерентабельное. Трудно очень ископаемые добывать, а на выхлопе - маловато. Так что решили свернуть. Ну вот и забирали оттуда базу». Я взял осторожно пальцами один камешек, красивый, полупрозрачный, сине-зелёный с бордовыми разводами, на какую-то планетку похожий, почти шарик, разглядываю. «Камешки не оттуда, не бойся. В спокойных местах собирал, не фонят». Я один положил, взял другой, ярко-жёлтый в синюю крапинку, залюбовался. «Спасибо, Юрий Алексеич, камни с детства люблю. Почему геологом не стал, не пойму». Он смеётся: «Если б ты геологом стал, кто бы книжки да стихи писал, которыми все космонавты зачитываются?..» Я улыбаюсь: «А на Марсе что делали?» Он на кухню ушёл, вернулся с тюбиком космического мороженого (оно у меня в морозилке всегда есть, специально для него). «На Марсе поинтереснее было. Пирамиду изучали. Которую учёные всегда враньём считали. Исполинская она». Я говорю: «Не враньём, а оптической иллюзией». Он кивает: «Я и говорю. Шарики оттуда, кстати». Я оторопел: «Артефакты инопланетные?» Он смеётся: «Обыкновенная порода, дюзами оплавленная. Марсианское золото. Артефакты академики утащили, изучают! Кое-что Циолковский к себе лабораторию забрал». Я говорю: «Как он?» Гагарин смеётся: «А чего ему! Сидит на орбите, поселением руководит. Экспедицию звёздную готовит». Я спрашиваю: «Когда полетите?» Он рукой машет: «Армстронг его торопит, конечно, прям умоляет, но КЭЦ - кремень. Пока всё точно не рассчитает, пока Королёв звездолёт не доведёт до ума - никто никуда не полетит. Космос - он, брат, точность любит». Я говорю: «Точно! Поклон Константин Эдуардовичу». Он кивает: «Давно б сам слетал!» Я вздыхаю: «Очень хочу. Но дел столько, что иногда в магазин слетать забываю». Он кивает: «Понятно». Потом вдруг становится очень серьёзным, тюбик мороженого недоеденного на тарелку кладёт, встаёт, уходит к окну, в небо смотрит. «Знаешь что… Поговорить я с тобой хотел, Сергей Витальич...» Я насторожился, смотрю ему в спину напряжённую пристально. Редко он меня по отчеству называет. Он поворачивается, а на глазах чуть не слёзы. «Странное в Солнечной происходит. Совсем непонятное». У меня внутри всё сжалось. Если уж сам Гагарин… А он продолжает: «Активность какая-то. Новая. Практически на всех планетах. На Марсе я сам видел фантом Аэлиты». Я не поверил: «Да ладно!..» Он руку поднимает, чтоб не перебивал: «Олдрин рассказывал, что на Юпитере скакунца лично видел. Он как Саймаку рассказал, тот чуть с ума не сошёл, в экспедицию засобирался. Неделю уже телефонирует каждый день. Меня адмиралом эскадры к спутникам назначили. На Венере я своими глазами видел какого-то чувака с рогами, чернявого. Я почему про преисподнюю и сказал. В общем, странные происходят процессы, неясные. Ребята говорили, на астероидах видели какого-то монстра, похожего на гигеровских. И Гигеру самому никто дозвониться не может». Он к столу подошёл, камешки пальцами покатал. Помолчали немного. Он вдруг, вспомнив что-то, пошёл к вешалке, портфель свой принёс, открыл, толстую пачку бумаги достал, на стол положил. Я смотрю, на титуле написано: Ю.Гагарин "Попытка". Спрашиваю: «Что это?» Он на рукопись смотрит внимательно: «Пытался сжечь. По-честному. Не горит. Почитаешь?» Я к рукописи тянусь: «Почитаю конечно!» Он ладонь на неё кладёт: «Потом, когда я уйду. Вещь для меня новая, не нон-фикшн. Роман фантастический. О контакте». Я говорю: «Ничего себе!» Он вздыхает: «Понятно, что невозможен контакт, но я попытался. Тебе первому принёс. Потом Лему покажу. Всё, я пойду, режим. За мороженое спасибо». Он фуражку с гвоздя сдёргивает, потом куртку. Одевается, портфель берёт, несколько секунд смотрит мне в глаза со значением. «Поговори со старшими. Странное происходит. Интуицией чую. А, ёлки!.. Чуть не забыл». Он возвращается к столу, достаёт из портфеля маленький приборчик, затейливый такой, на какого-то жука механического похожий. «Вот, ещё подарок тебе приволок. Телескоп новый, компактный, с проектором. Титан весь как на ладони виден, сам проверял. Будете с Одри подсматривать за нами, когда к Юпитеру полетим». И руку протягивает. Я встал, руку ему пожал крепко, и Гагарин ушёл. А я снова сел за стол, смотрю на подарки. Грущу. Редко он заходит, всё-таки, почти всё время в космосе. И правильно, что ничего не рассказал я ему про наше расставание с Одри. К чему друга зря расстраивать перед экспедицией трудной. Я роман его со стола забрал и залёг на кушетку читать. Прочёл первую фразу: «Поехали!» И понял, что не могу сосредоточиться, всё вертятся в голове слова гагаринские о странностях в космосе.

!!! "ТРУДНО ПОВЕРИТЬ! НЕВОЗМОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ!

ГАГАРИН СНОВА В КОСМОСЕ!!!"

...

это наш местный телекомментатор выдал в эфир в качестве 
известия
о полёте Германа Титова... ))

... С первых букафф Вашей увлекательной главы, Сергей, мне снова

сообщилась эйфория этой милой поэтической двусмысленности...

Благодарю за праздничную радость!

L.

:)))) Ну а что, комментатор ваш местный, похоже, не так прост...

Гагарин - Титов, Армстронг - Олдрин... Близнецы-братья практически. Кто там первый, кто второй, так ли важно :))

Спасибо, Нина Ефимовна, за увлекательный комментарий! :)) Рад, что немножко развлёк!

Очень хорошо! Только читать трудновато без абзацев.

Спасибо, Юрий! Ваша реакция всегда радость, а уж положительная - так просто радость огромная :) Без абзацев да, неудобно, согласен. Наверное сочтёте меня чересчур странным, но я пока эти тексты вообще по-другому воспринимать не могу. Только вот такими кирпичами и реплики в кавычках. Нет, понятно, что рано или поздно придётся что-то с этим делать, но пока как-то так.

Брав-ВО!!! Спасибо, Сергунь! Счастливчик ты всё-таки, к тебе на День Космонавтики Сам Юрий Алексеевич заскочил!  А тут... Да ладно, мы тоже  тут хорошо поддали...-:)))

Серёж, мы здесь страшно заинтригованы, кто же к тебе на Пасху-то зайдёт?  Крашенки, небось, небесные семицветные, радугой крашенные, принесут...

Ладно, молчи! Потом расскажешь! Пусть сюрпризом будет...-:)))


п.с. ЛАЙК в кубе!!!-:)))

Спасибо, Вячеслав Фараонович! Мы с Юрием Алексеичем-то давно дружим, у меня даже шевретка есть как у него, иногда вру что он подарил :))) Насчёт радуги отличная идея! Голосую большим пальцем вверх! :)))

На здоровье, Серёжа!   Дарю!

А Юрию Алексеевичу при случае передавай привет...-:))) Он у нас в Мисхоре отдыхал.  Дюже тогда до баб был лютым...

Да и они вешались на него гроздьями...-:)))  Пришлось перевести его в Форос... Там поспокойнее всё же..._:)))

Ох и сплетник вы, Вячеслав Фараонович! :)))

Шучу :))) Спасибо за подарок! Принимаю с благодарностью!