Малларме Бросок костей. Поэма.

Дата: 07-04-2017 | 20:28:54

Cтефан Малларме Бросок костей.
(C французского).

Бросок костей никогда не исключает случайности.
Всегда, любой бросок в обычной вечной обстановке.
(Из опыта морских крушений).

БЫВАЕТ, что над вспененною бездной, взъярившись и креня поверхность моря,
раскинувшись, возникнут крылья бури и движутся, срезая гребни волн; разбрасывают
пляшущие брызги. Они из глубины вытаскивают тени и прячут в паруса из рваных
облаков, соразмеряя их разбег с волнением пучины. А корпус судна движется, качаясь, и валится на разные борта.

На вахте КОРМЧИЙ.
Он с годами забыл, как прежде вёл расчёты. Он размышляет. Он давно привык держать в руках штурвал, когда безумие творится под ногами и вплоть до горизонта.
Штурвал передаёт рукам угрозу, он ощущает гибельную силу ветра, он требует принять надёжное Решенье: найти ЧИСЛО - одно из всех - которое не может быть иным. Нужна отвага, чтоб без колебаний, сражаясь с бурей, совершить манёвр и гордо повести корабль, хоть даже в лапы смерти: осмелиться, хотя исход неведом, иль лучше не вступать в безумную игру. Одна волна уж кормчего накрыла. Вода течёт с лица, как борода. Он не укрыт. Врождённый древний ужас мешает оторвать от колеса охваченные судорогой руки. И голова уж бесполезна. Не ведает кому что завещать.
И в памяти возник пришедший ниоткуда, как демоном внушённый двусмысленный провал.
И это всё толкает старика, не споря, полагаться на вероятность. То с детских лет ему привычный способ решать вопросы: взлелеянный, возлюбленный, обласканный, испытанный годами и возвратившийся к нему, омытый волнами - бросок костей.

И он случайности НЕ ИСКЛЮЧАЕТ.
Возможно, в нем освобождение от скучной участи сгнивать в гробу между досок. Итог не редкий в играх моря с предками и в битвах предков с морем -
без всяких шансов Обрученья. Та иллюзорная фата была б пустой навязчивой идеей;
таким фантомом, что качнёшь - и улетает, как пустое безрассудство.

КАК БУДТО
это был задуманный намёк на то, что существует напряженье и разрешится в
дерзостных насмешках, не то здесь тайна, что раскроется внезапно в едином вихре и
при воплях ужаса и смеха. И будет судно кружить вокруг пучины, не погружаясь и не сбегая, и жребий будет брошен, рождая некий новый символ.

КАК БУДТО
заблудившаяся птица вдруг разлучилась с чёрным колпаком ночного неба и более не в силах возвратиться на звёздный бархат, откуда слышится лишь мрачный хохот. И
белизна её жалка в сравненье с небом. Она немножечко похожа на горестного князя морской скалы. Ему подобно выглядит решительным героем, но с ограниченным рассудком, что искупает то яркой пылкостью, то зрелой скупостью в сужденьях.
Внушительный и благородно-яркий плюмаж, венчающий чело отважной цапли, сверкает будто сень над гибкой щуплой статью морской сирены. Она нетерпеливо ушла из пены с последним смехом и,

КАК БУДТО
её мутит и голова кружится. Она стучит раздвоенным концом хвоста по скальному
воображаемому замку, что тут же испарился, исчез в тумане, достиг предела, за
которым бесконечность.

И ЭТО БЫЛО
пришедшее от звёзд -
 
И ЭТО БЫЛО
то самое, не важно, будь хоть больше или меньше, но именно такое

РЕШЕНИЕ - ЧИСЛО, НО СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОНО ?
Возможно, это только предсмертный ералаш галлюцинаций ?

ИМЕЕТ ЛИ ОНО НАЧАЛО И КОНЕЦ,
рождаясь с отрицаньем и исчезая с появленьем в разреженном пространственном эфире ?

КАК ИСЧИСЛЯЕТСЯ,
имея лишь одно единое значенье, одну лишь сумму ?

НЕ ЗНАМЕНУЕТ ЛИ ОНО СЛУЧАЙНОСТЬ ?
Посмотришь на паденье птицы, в душе рождается тревога ожиданья
что вот уже сейчас её схоронит пена, откуда та взмывала до небес в безумии и ярости, а падает теперь в бессилии при полном безразличии пучины.

НИЧТО, СПЛОШНАЯ ПУСТОТА.
Нет памятного сочетанья обстоятельств, и никаких событий, имеющих значенье для людей

НЕ СОСТОЯЛОСЬ.
Обычное движенье в никуда.

НА САМОМ ДЕЛЕ
слышишь внизу какой-то плеск с журчаньем, как будто развернулась вширь и убыстряется опасная и вредная работа, которая чуть было не довела корабль до катастрофы, здесь, в этих водах, где пропадает всякая реальность. -

ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ,
ВОЗМОЖНО, лишь только высоты - там, в небесах виднеется мерцанье, далекое настолько, что, видимо, - на взгляд оттуда - любой сигнал с Земли неинтересен. С учётом градиента, по картам астрономов, то северных Семь Звёзд.

СОЗВЕЗДИЕ - холодное забвение, небытие. Давно остывшее, но видное ещё доселе
на тверди неба, занявшее уже вакантное пространство. Оно устремлено к неведомому результату и бодрствует ещё, передвигаясь, смотря и сомневаясь, сверкая, размышляя, - вплоть до своей конечной остановки в какой-то точке прошлого,
конечной и священной точке, которая его должна короновать.

Любая Мысль - бросок костей.

Итог броска костей всегда случаен.
--------------------------------------
Stephane Mallarme Un coup de des jamais n'abolira hasard
Poeme.

JAMAIS QUAND BIEN MEME LANCE DANS DES CIRCONSTANCES
ETERNELLES
(Du fond d'un naufrage)
 
SOIT que l'Abime blanchi
etale furieux sous une inclinaison plane desesperement
d'aile la sienne par avance retombee d'un mal a dresser le vol
et couvrant les jaillissements coupant au ras les bonds
tres a l'interieur resume l'ombre enfouie dans la profondeur
par cette voile alternative jusqu'adapter a l'envergure
sa beante profondeur en tant que la coque
d'un batiment penche de l'un ou l'autre bord.

LE MAITRE surgi inferant de cette conflagration
comme on menace et qui ne peut pas site cadavre
par le bras plutot que de jouer en maniaque chenu
la partie au nom des flots in naufrage cela hors d'anciens
calculs ou la manoeuvre avec l'age oubliee
jadis il empoignait la barre a ses pieds de l'horizon
unanime prepare s'agite et mele au poing qui l'etreindrait
un destin et les vents etre un autre Esprit pour le jeter
dans la tempete hesite reployer la division et passe fier
ecarte du secret qu'il detient envahit le chef coule
en barbe soumise direct de l'homme sans nef n'importe
ou vaine ancestralement ouvrir pas la main crispee
par dela l'inutile tete legs en la disparition
a quelqu'un ambigu l'ulterieur demon immemorial
ayant de contrees nulles induit le vieillard
vers cette conjonction supreme avec la probabilite
celui son ombre puerile caressee et polie et rendue
et lavee

N'ABOLIRA
assouplie par la vague et soustraite aux durs os perdus
entre les ais ne d'un ebat la mer par l'aieul tentant
ou l'aieul contre la mer une chance oiseuse Fiancailles
dont le voile d'illusion rejailli leur hantise ainsi
que le fantome d'un geste chancellera s'affalera folie

COMME SI
Une insinuation au silence dans quelque proche voltage simple enroulee avec ironie ou le mystere precipite hurle tourbillon d'hilarite et d'horreur
autour du gouffre sans le joncher ni fuir et en berce le vierge indice

COMME SI
plume solitaire eperdue sauf que la rencontre ou l'effleure une toque de minuit
et immobilize au velours chiffonne par un esclaffement sombre
cette blancheur rigide derisoire en opposition au ciel trop pour ne pas marquer
exigument quiconque prince amer de l’ecueil s'en coiffe comme de l’heroique irresistible mais contenu par sa petite raison virile en foudre soucieux
expiatoire et pubere muet
La lucide et seigneuriale aigrette au front invisible scintilla puis ombrage
une stature mignonne tenebreuse en sa torsion de sirene par d’impatientes squames ultimes rire que
SI de vertige debout le temps de souffleter bifurquees un roc faux manoir
tout de suite evapor; en brumes qui imposa une borne a l'infini
 
C'ETAIT
issu stellaire

CE SERAIT
pire non davantage ni moins indifferemment mais autant
LE NOMBRE EXISTAT-IL
autrement qu'hallucination eparse d'agonie

COMMENCAT-IL ET CESSAT-IL
sourdant que nie et clos quand apparu enfin par quelque profusion repandue en rarete
SE CHIFFRAT-IL
evidence de la somme pour peu qu'une
ILLUMINAT-IL LE HASARD
Choit la plume rythmique suspens du sinister s’ensevelir aux ecumes originelles
nagueres d'ou sursauta son delire jusqu'a une cime fletrie par la neutralite identique du gouffre
RIEN
de la memorable crise ou se fut l'evenement accompli en vue de tout resultat nul humain
N'AURA EU LIEU
une elevation ordinaire verse l'absence
QUE LE LIEU
inferieur clapotis quelconque comme pour disperser l'acte vide abruptement qui sinon par son mensonge eut fonde la perdition dans ces parages du vague en quoi toute realite se dissout
EXCEPTE
a l'altitude
PEUT-ETRE
aussi loin qu'un endroit fusionne avec au dela hors l'interet quant a lui signale en general selon telle obliquite par telle declivite de feux vers
ce doit etre le Septentrion aussi Nord

UNE CONSTELLATION
froide d'oubli et de desuetude pas tant qu'elle n'enumere sur quelque surface vacante et superieure le heurt successif sideralement d'un compte total en formation veillant doutant roulant brillant et meditant avant de s'arreter
a quelque point dernier qui le sacre
Toute Pensee emet un Coup de Des N'ABOLIRA

Примечание.
Подобно многим другим поэтам-экспериментаторам, и как один из первых среди них,
Стефан Малларме опубликовал эту поэму не сплошным текстом, а придал ему особый
просторный и замысловатый вид. Какое-то приблизительное представление об этом
даёт "лесенка" Владимира Маяковского. Малларме придавал такому графическому
изображению стихов первостепенное принципиальное значение. Предлагаемый здесь условный перевод, отпечатанный в традиционном виде - подряд - не претендует на полноценность. Общеизвестен перевод Марка Фрейдкина, где особенности стиля и подачи стиха читателю отображены во всём их своеобразии и адекватно.
Перевод публикуется только с целью дать первое общее представление о подлиннике.
Более глубоко вникнуть в замысел Малларме поможет перевод Фрадкина.


Брав-ВО!

Просто вижу, чувствую живую плоть океана (моря), когда  волна за волной  дышат и перекатываются над бездной с длинной амплитудой падения и поднимания одна за другой, одна за другой...

Спасибо, Владимир! Я не знаю французского, не могу оценить  структуру выразительности строк Малларме, но Вам перевод - это нечто! Это живое море, это живая цапля, это живое всё...

Спасибо!

Вячеславу Егиазарову

Дорогой Вячеслав !  С этим Малларме трудно. Его не понимают даже природные французы. Разбираются в спорах,  и англичане тоже копаются в значении каждой фразы. Это стихотворение последнее из его запасов, на которые я рискнул покуситься. Разобраться с этой - морской и философской - поэмой помог первый её переводчик знаменитый Марк

Фрейдкин.

ВК

Уважаемый Владимир Михайлович, может быть, бросание костей, а не бросок?

Александру Флоре

Александр Владимирович !   Благодарю Вас за внимание к этой поэме.

Возможно, Вы правы. Возможны и другие варианты: БРОСКИ, МЕТАНИЕ.  Дело в том, что мне не пришлось раздумывать. Поэма старательно и намного ближе к оригинальной подаче французского текста ранее была переведена и опубликована весьма уважаемым и известным автором: Марком Крейдкиным.  Я во всём, в чём было возможно последовал его примеру и не стал менять данного им

названия. Я считаю, что всякий заинтересовавшийся этой поэмой

должен познакомиться и с переводом Марка Крейдкина. При одинаковом названии найти его публикацию будет легче.

С уважением

ВК