Поэзия - Санкт-Петербург - VI, VII и VIII (продолжение)

Дата: 07-04-2017 | 11:31:44


VI

Что птицы пьют зимой, когда вода замёрзла?

Об этом думал мокрый Он, под зонт, не прячась от воды.

Над городом весна с утра туч недра черные развёрзла

и поливала, не скупясь, проспекты, площади, сады.  

 

Лес ионических колонн в продольных, мелких каннелюрах

под музыку небесных струй играл в линейный водопад.

Кутузов и Барклай-де-Толли, навек застывшие в скульптурах,

отечество собой хранили, не жаждали больших наград.

 

Собор Казанский обхватил раскрытой в небо колоннадой

огромную пространства часть, в слезах заснувшую вчера.

Дом Зингера с большим орлом, с прозрачной башнею-громадой

был озадачен лишь одним – продажей книжного добра.  

 

Он озабоченно искал знакомый образ на канале,

заглядывал в метро, в такси, в дом Зингера с угла зашел.

Хотел Её увидеть вновь - на улице, в торговом зале…

Ходил-бродил, искал-грустил… Надеялся… Но не нашел.  


VII

БКЗ упразднив разнесли, как недавно «Россию» в Москве,
город истово ждал перемен, возрождения Греческой церкви.
Он по Лиговке медленно шел, предаваясь весенней тоске,
фонари у вокзала на Знаменской медленно меркли.


Наступающий день не сулил исполнений мечты,
у метро беззаботные слёзно просили на грех.
Облысевшая площадь, устав от машин и людской суеты,
не хотела Восстания зваться, с утра обижалась на всех.


Ленинградский в Москве и Московский вокзал - близнецы по отцу,
между - кроме железной дороги - секретная связь.
Не вождя - оказалось - Петра бюст Московскому больше к лицу…
Гомонили таксисты, приезжих везти торопясь,


о прибытии голос, железом скрипя, объявил,
сигаретный окурок с искрой полетел из окна.
Он еще никогда никого - как Её - не любил,
не Её ждал сегодня… а вышла навстречу Она.


VIII 

Он признался… Она, не присев на пустую скамью,

поплыла в направлении, заданном жестом поэта.

Голубей распугав шумно-крылых большую семью,

Он за ней поспешил, не дождавшись прямого ответа.

 

Пушкин снова читал, вдохновенно, не зная границ

вдохновению… как бы читал поэтический Бог.

Лицеистского гения свет озарил уже тысячи лиц…

Площадь снова плыла под его поэтический слог.

 

За деревьями Русский музей желто-белым парил,

перед ними гремели движками машины-ракеты.

Клоун в маске, с детьми забавляясь, прохожих дурил,

из «Бродячей собаки» толпой выходили поэты.

 

Кто-то начал читать про надежных друзей и подруг,

кто-то слушал восторженно, радостью рифмы встречая.

На огромной длины поводке чей-то преданный друг

бороздил по кустам, как обычно маршрут помечая.  



Владимиру Хохлеву

Владимир !  Большое спасибо за всё, что Вы тщательно и любовно

пишете об этом по многим причинам дорогом мне городе.

ВК

Владимир, спасибо за отзыв. 

С ув. В.Х.