Фернанду Пессоа. Португальская речь

Дата: 02-04-2017 | 06:48:41

Это стихотворение, насколько мне известно, было впервые переведено Ириной Николаевной Фещенко-Скворцовой и опубликовано на сайте "Поэзия.ру" 22.01.2017:
http://www.poezia.ru/works/125031
Кроме того, Ирина Николаевна Фещенко-Скворцова сделала по моей просьбе подстрочник, за что я выражаю ей благодарность.

Сколь наша речь оттенками богата!
В ней сами звуки значимы и зримы.
Про золото сусальное заката
не «ойру» — «оуру» грустно говорим мы.

А тьма сгустится? Голос наш парит,
к небесным капителям возносясь.
Над нами лучезарный свод раскрыт,
и эта ночь не «ноут», а «нойт» для нас.

Второй вариант:

Сколь наша речь могутна и богата!

В ней сами звуки значимы и зримы.

Про золото сусальное заката

не «ойру» — «оуру» мрачно говорим мы.


Сгустится мгла? Но мачт высоких вид

настроит голос на дорийский лад.

Когда нам лучезарный свод раскрыт,

не «ноут» — «нойт» о ночи говорят.


Fernando Pessoa
A nossa magna lingua portugueza…

A nossa magna lingua portugueza
De nobres sons é um thesouro.
Seccou o poente, murcha a luz represa.
Já o horizonte não é oiro: é ouro.

Negrou? Mas das altas syllabas os mastros
Contra o ceu vistos nossa voz affoite.
O claustro negro ceu alva azul de astros,
Já não é noute: é noite.

На мой взгляд – великолепно!

Но по-настоящему этот перевод здесь может оценить только Ирина.

А от меня – Лайк.

С БУ,

СШ


Спасибо, Сергей Георгиевич.

И ей тоже за помощь.

С БУ

А.В.

Александр Владимирович, для удобства сравнения привожу здесь текст своего перевода, о котором Вы упомянули:

 

Нет величавей португальской речи,

Есть звуки в ней – брильянтам чистым впору.

Коль тьма грязнит закат, перечь ли – не перечь ей,

То золото небес уже не «óйру» - «óуру»*.

 

Стемнело? Да, но мачт высоким слогом

Окрепнет голос наш, летящий в окоём.

И ночь уже встаёт сияющим чертогом,

Уже не «нóут» – «нойт»** её зовём.

 

 И вот мои замечания:

1.

Если говорить о форме, то почему-то в последней строке перевода появился лишний слог. К тому же, схема рифмовки оригинала такова: только женские рифмы в первой строфе чередование мужских и женских – во второй. Я в своём переводе сделала альтернанс в обеих строфах. В Вашем переводе в первой строфе – только женские рифмы, во второй – только мужские. Это, конечно, дело вкуса, но решение с альтернансом мне кажется здесь уместнее.

 

2. Но главное: на мой взгляд, Вы не уловили главного значения, вложенного в оригинал.

А) В первой строке автор говорит о величии, великолепии именно португальской речи. Упускать здесь слово «португальская» - значит, сразу же обеднять оригинал.

Б) В сносках к моему переводу есть пояснения португальских слов, введённых в контекст перевода. Позволю себе здесь напомнить об этом и процитировать эти сноски:


* в португальском языке существует две формы слова «золото»: ouro - «óуру» и oiro - «óйру» , форма «oiro» по своему происхождению - более новая, но сейчас она практически не применяется ни в разговорной речи, ни при письме;

**у слова «ночь» есть формы noite - «нойт» и noute - «нóут», но сейчас применяется только форма более поздняя по своему происхождению – «noite».

 

Почему же автор в первом случае заменяет звонкое (современное) звучание слова «золото»  - «ойру» глухим и протяжным «оуру»? Потому что золото заката уже начало затемняться наступающими сумерками. Это не просто описание заката, это явный намёк на 

упадок Португалии - закат былой морской державы. 

В подстрочнике сказано так:

Погас закат, блёкнет сдержанный свет.

Горизонт уже не  «oiro», но «ouro».

 

У меня:

Коль тьма грязнит закат, перечь ли – не перечь ей,

То золото небес уже не «óйру» - «óуру»*.

 

У Вас:

Про золото сусальное заката
не «ойру» — «оуру» грустно говорим мы.

Почему мы говорим «грустно» про сусальное золото заката? В Вашем переводе, на мой взгляд, об этом нет ни намёка...

 

В) Во второй строфе первое моё замечание касается замены слова "mastros",  однозначно переводимого как мачты и имеющего в оригинале большое символическое значение. Вы заменили его «небесными капителями». Но, думаю, не только людям, живущим в Португалии, совершенно ясно, на какое героическое прошлое Португалии здесь весьма прозрачно намекает Пессоа. Именно память о великих морских открытиях может вдохнуть жизнь в омертвевшие души португальцев, «озвончить» их речь, вдохновляя на будущие подвиги. Кстати, об этом много рассказано в предисловии к книге "Alma Lusitana" или "Лузитанская душа" - антологии португальских поэтов -классиков, которую я опубликовала... 


В подстрочнике об этом:


Стемнело? Но от высоких слогов мачт,

Видных на фоне неба, наш голос воодушевляется.


В моём переводе:


Стемнело? Да, но мачт высоким слогом

Окрепнет голос наш, летящий в окоём.


У Вас:


А тьма сгустится? Голос наш парит,
к небесным капителям возносясь…

 

На мой взгляд, перевод, при всей добротности языка, пока, увы,  не соответствует уровню оригинала…

 


Александр Владимирович, вторая строфа стала краше, по-моему, благодаря появившимся мачтам. Немного царапнул "мажорный" лад, в моём представлении он здесь - не лучшее, что можно придумать. Но, возможно, это только моё, чисто субъективное ощущение.

О первой строфе говорить сложнее. "Могутна" - архаизм такого типа, какой для Пессоа не очень характерен. И всё-таки, кажется непонятным, почему мы говорим про золото заката мрачно. 

Я понимаю, как сложно переводить, когда уже есть перевод, это ограничивает возможности, порой значительно.  

О комментариях, которые я привела здесь, хотела добавить: большинство из этих моих соображений были высказаны в процессе дискуссии с Ю.Лифшицем на ВП. 


  


Спасибо, Ирина Николаевна.

Теперь объясню своё решение предыдущего текста, т. е. отвечу на Ваши предшествующие замечания.

а) В строке и эта ночь не "ноут", а "нойт" для нас нет лишнего слога. В слове "ноут" дифтонг, т. е. один слог.

б) В первой строфе сплошные женские клаузулы передают меланхолическое настроение и содержание, а во второй мужские клаузулы соответствуют душевному подъему. То есть ритмическое решение подчинено смыслу и эмоциональному настрою.

в) Я отказался от прилагательного португальская со скрежетом зубовным, однако рассудил, что большинство людей знает, на каком языке писал поэт. Во вторую версию я попытался втиснуть это слово: Речь португальская сильна, богата. Решил, что не стоит вводить прилагательное ради такой бесцветной фразы.

г) Для догорающей зари я перебрал много вариантов, в том числе мутнеющее золото заката, но усомнился в том, что это уместно для золота. Сусальное золото — настоящее, но нанесенное тонким слоем. Истончение золотого слоя вполне выражает тему упадка.

Эту идею передает также фонетическая оркестровка строки, особенно сингармонизм гласных: они все, кроме одной, — непередние, среди них преобладают редуцированные (ослабленные), т. е. передающие звукообраз угасания и упадка. Среди согласных и сонорных большинство — смычно-проходные и фрикативные, т. е. протяжные.

д) Долго пытался понять, для чего в этом тексте мачты, да еще на небесном фоне. Может, это видения мачт или их очертания проступают в созвездиях? Подумал: может быть имеется в виду мачта в значении "опора"? В русском языке у него есть такое значение. Тем более что дальше идет речь о небесном храме. Тогда пришел вариант с капителями — верхними частями колонн, поскольку голос возносится.

Да, Ваш ответ, Александр Владимирович, и убедителен и, бесспорно, высокопрофессионален. Филологу - и карты в руки. Но не уверена, что только по фонетической оркестровке строки обычный читатель сможет понять настроение автора и причины изменений его мироощущения. Однако, не стану утверждать, что это моё мнение бесспорно. Тем более, Вы можете сказать, что пишете не для "обыкновенного читателя", и в какой-то мере будете правы. Вы решили проблему по-иному, нежели я, разве удивительно, что мне ближе моё решение и сложнее понять Ваше? И всё-таки,  на каком варианте своего перевода Вы остановились?

И очень кратко по второму тексту.

"Могутная" в словарях дается как народно-поэтическое слово, а не архаизм. Я подумал, что если поэт говорит о богатстве родной речи, то почему бы не проиллюстрировать эту тему конкретными примерами? "Мажорный" — из того же ряда (по-моему, это слово похоже на типичные португальские слова?).

О закате говорится мрачно по двум причинам: а) потому что тема печальная; б) потому что наступает мрак, и само звучание фразы «сумрачно». Фонетическая форма гармонирует с содержанием.

Я не помню досконально, о чем шла речь на ВП. В основном о том, как передавать парные названия золота и ночи — варваризмами или парами русское / старославянское (золото — злато, ночь — нощь). Я категорически против второго по двум причинам:

а) оригинале важно именно звучание слов, само стихотворение о том, что даже звуки в португальском языке драгоценны;

б) насколько я понимаю, наши пары слов являются дублетами (т. е. передают одни и те же значения, только в разном стиле), а португальские — нет, они передают разные оттенки значений + стилистические оттенки.

Значит ли это, что данное стихотворение непереводимо? Нет, не значит, и решение проблемы я вижу в следующем:

а) оставить исконные португальские слова;

б) объяснить, что они означают, т. е. ввести в перевод слова золото и ночь

в) максимально точно передать образы, передаваемые португальским словами, которым автор отдает предпочтение: оуру — не просто золото, а такое-то, нойт — не просто ночь — а вот такая. Т.е. то, что у Вас.

Кратко не получилось.

Спасибо.

Отвечу ещё короче, Александр Владимирович. Остановлюсь только на двух моментах.

1. Мажорный  - слово имеющее значение "бодрый", "весёлый". "Высокий слог" корабельных мачт побуждает человека к восприятию сияющего чертога ночи не мрачно, но  и не весело. Я бы назвала это чувство "высокой болезнью", чувством, близким к вдохновению, чувством восторженного преклонения перед красотой ночи, вселяющей в сердце надежду и стремление.... Но никак не мажорным.  


Вы пишете: "насколько я понимаю, наши пары слов являются дублетами (т. е. передают одни и те же значения, только в разном стиле), а португальские — нет, они передают разные оттенки значений + стилистические оттенки". Вообще-то я этого не утверждала. Думаю, это мысль Пессоа, а не общее правило. Прежде в португальском языке существовали, практически на равных, и "нойт" и "ноут", и "ойру" и "оуру", и много подобных слов. В современном языке закрепились за определёнными словами одни значения. а вторые остались в языке, уходящем в прошлое. Может быть, совсем не случайно, золото стало называться протяжным "оуру", а ночь - звонким "нойт". Об это, как мне представляется, и пишет поэт.

Ирина Николаевна, лучше Вашего "высокого слога" мачт вообще трудно что-то придумать.

Я еще буду шлифовать этот текст. У нас сейчас второй час нощи. День благодаря Вам прошел очень плодотворно, но оставим что-нибудь и на потом. Еще раз спасибо.

Спасибо за Ваша похвалу, Александр Владимирович, комплимент от профессионала - языковеда дорогого стоит! Я очень понимаю, что Вы в гораздо более трудной ситуации, чем была я, когда переводила этот текст. Первому в чём-то труднее (в постижении смысла оригинала, например), но в чём-то и легче: бери всё, чего возжелаешь! А, переводя после кого-то, уже не разгуляешься так. Но у Вас уже получился хороший перевод, и я уверена: Вы ещё отшлифуете его до алмазного блеска :)   Спокойной ночи.

Насчет алмазов можно подумать: обыграть ли этот образ во второй строке.

А вот "мажорному ладу" я не вижу замены. Разве что "дорийский лад" - олицетворение мужественности и гармонии. О, так и сделаю!

Вот тут как раз и вступает тема величавости португальского языка, редуцированная мною в начале текста.