Перси Шелли. 'Казалось мне, я был волной в орде'

Дата: 21-03-2017 | 15:21:11

Перси Б.Шелли Фрагмент: 'Казалось мне, я был волной в орде' (Fragment: ' Methoughts I was a billow in the crowd' )

[Опубликовано Россетти, "Избранные поэтические произведения П. Б. Ш." / "Complete Poetical Works of P. B. S.", 1870.]


Казалось мне, я был волной в орде
Лиц заурядных, что стремят безбрежно,
Тот океан и лют, и глух в узде;
Я – человек, привставший обок спешно
Средь многих, вид алкал утешно
Неведомой столицы,
Соборы, башни, пирамиды где
Горят, как скал скопленье-- .

            Санкт-Петербург, 19 марта 2017



Percy Bysshe Shelley FRAGMENT: 'METHOUGHT I WAS A BILLOW IN THE CROWD'.

[Published by Rossetti, "Complete Poetical Works of P. B. S.", 1870.]


Methought I was a billow in the crowd
Of common men, that stream without a shore,
That ocean which at once is deaf and loud;
That I, a man, stood amid many more
By a wayside..., which the aspect bore                             _5
Of some imperial metropolis,
Where mighty shapes--pyramid, dome, and tower--
Gleamed like a pile of crags--

Сергей, интересный отрывок.

мне показался несколько усложненным синтаксис, построение предложения в переводе по сравнению с довольно ясно выраженной в оригинале мыслью. кроме того, посмотрите, пожалуйста, глагол "стремят" - переходный, а значит требует дополнения: куда? (и желательно что?), не так ли?

еще одна придирка, слово "обок" обозначает рядом, близко, тогда как в оригинале лг находится среди других, а не рядом. к тому же указано конкретно где: на обочине. если я правильно поняла.

интересно, как Вы это поняли.

Здравствуйте, Алёна.

Мне всё-таки хочется, воспользовавшись Вашим комментарием, поговорить об этом произведении Шелли. Как я его видел и соответственно переводил. Я постараюсь не уйти и от ответа на Ваши конкретные замечания.

На мой взгляд, этот отрывок Шелли, обнаруженный фанатом его творчества художником, главой школы Прерафаэлитов и также превосходным поэтом Габриэлем Россетти, написано в логике сна.

Итак.

1. Сначала автор-герой ощущает (вспоминает) себя ВОЛНОЙ среди толпы заурядных людей, которую он сравнивает поочерёдно, в 2-х вводных предложениях, с ПОТОКОМ безбрежным и ОКЕАНОМ, глухим и громогласным. Замечу, что уже здесь я усматриваю алогичность в смене образов потока (безбрежного! – что это за поток?) на океан. Не говоря уже о необычном сравнении героя с волной.

          Здесь, чтобы облегчить синтаксис, я безбрежностью напрямую наделил толпу, которая у меня получила более агрессивное наименование орда. Она у меня стремит безбрежно. Этот глагол мне нравится, и я его настойчиво применяю, несмотря на протесты (вот и Ваш!) без всякого последующего дополнения. А здесь он сам по себе наделяет мою орду свойством потока - стремительностью.

          Океан у меня и лют, и глух в узде. Здесь я не удержался от искушения обогатить Шелли нашим историческим опытом.

2. В следующем эпизоде герой – ЧЕЛОВЕК, который стоит средь многих и в стороне. В сочетании этих обстоятельств я тоже усматриваю некоторую алогичность (У меня: обок* средь многих).

            В этом эпизоде я несколько заострил эмоциональную сторону:  герой у меня не просто стоявший, а привстал и поспешно.

3. Дальше речь идёт о представшем герою видении, восприятие которого у меня также несколько более эмоционально окрашено, чем у Шелли: вид алкал (характерное для Шелли, любителя античности, словцо – см.его Время) утешно (мой герой ищет (жаждет!) утешения от этой орды в открывшемся видении).

4. Видении, согласитесь, необычном. Что это за неведомая имперская (это слово мною опущено) столица? Где помимо башен и соборов ещё и – ПИРАМИДЫ. Всё это в следующий момент сверкает (у меня - горит) как скал скопленье. Что это за город-видение, мы не знаем. Это не небесный Иерусалим, п.ч. Шелли был атеистом.

 

*нареч. и предлог с род. или дат. п. (простореч.). рядом, возле кого-чего-н. Жить обок. Положил рядом, обок дороги. Короленко.

 

С уважением, Сергей.


Сергей,  спасибо за ответ.

я восприняла эти стихи несколько иначе:

автор представляет себя волной в толпе. это начало разворачивающейся метафоры: толпа - поток без края, океан.. человек среди других людей - волна,одна из многих, из которых составляется поток, ведь волна движется. поэтому поток здесь представляется течением, волнением большой массы воды (безбрежный), и далее это уточняется - океана.

т.о. смотрите, у Шелли грамматически точно выстроенная метафора: я волна в толпе - этом потоке, этом океане. два параллельных обособленных определения. они своей поэтической точностью обрушиваются на читателя. довольно сильный прием.

что получилось у Вас: я волна в орде лиц, которые стремят (метафора пропадает, остаются стремящие лица, что стремящие, куда стремящие?)

далее у Вас идет отдельное замечание: тот океан такой-то и такой-то. не сразу понимаешь, что океан относится к орде. но и выстраиваемая метафора - несколько иная: орда - океан в узде. тут Вы привносите свое видение толпы. она у Вас управляемая, поскольку управляема орда. это четко организованное мероприятие :) и даже уточняете - чем организованное - уздой (толпа же по определению - неуправляема). это ли хотел сказать Шелли? обогащение ли это? или подмена понятий? подмена приемов?

океан одновременно глухой и громкий - довольно образный художественный штрих. у Вас - дается олицетворяющее определение "лютый". опять замена приема?

далее: "обок средь многих". я поняла это место так: он стоит среди многих других на обочине дороги (читай жизни). то есть эта толпа - она находится на обочине (метафора?). она остается в стороне от этой жизни мегаполиса, вид на которую открывается, со всеми этими башнями, куполами и пирамидами. то есть в стороне от чего-то величественного, вневременного. как я это понимаю.

но Вы автор, Вам должно быть виднее, Вам отвечать за Ваш перевод.

:)

Алёна! Спасибо Вам за развёрнутое изложение Вашего видения этого фрагмента Шелли.

Оно по-своему цельно и убедительно. Но вот что меня смутило. По Вашей концепции, герой-автор, называя себя волной, одной из многих, из которых составляется поток, тем самым олицетворяет себя с толпой лиц заурядных. С одним из них.

            Как-то это не вяжется с романтическим героем Шелли. Кроме того, Шелли определяет себя волной среди лиц заурядных в самом начале, где ещё нет сравнения толпы с потоком и океаном.

            По поводу обок (см. сноску в моём предыдущем ком.) или в стороне в “нелепом” сочетании среди многих я уже сказал. Я тут вижу логику сна.

            То нагнетание образов, которое Вы заметили и на которое указали – толпа-поток-океан – типичное для Шелли, конечно, мне надо будет в переводе отразить.

             Должен сказать Вам, Алена, что Ваше внимание к этому фрагменту Шелли сильно возбудило и мой повторный интерес к нему. И я ещё поищу более строгое и лаконичное прочтение, каковой я всякий раз вижу в оригинале поэзию Шелли.

А отвечать за свой перевод – довольно странная Ваша реплика. Если перевод сделан искренне, без заведомой фальши…        

С уважением, Сергей.


P.S. У меня пока нет окончательной позиции по поводу правомерности своей аллюзии океана-толпы с русским бунтом, который, как там у Пушкина... а у меня: и лют, и глух в узде.