Книга живых 11

Дата: 12-03-2017 | 19:21:26

***

А вчера Ахматова снизошла. Именно так я подумал, когда её увидал на пороге, дверь открывши по стуку настойчивому. Отворил я дверь и вижу: стоит Сама, смотрит строго, дальше глаз, прямо в душу куда-то. И прямо с порога вещает: «Ты когда перестанешь над девчонкой глумиться, злодей?» Я струхнул малость и лопочу: «Над кем это я, Анна Андревна...» Она не дослушала: «Видела Одри вчера. Лица на девочке нет! Как блокадница выглядит! Ты совсем обалдел?» Я чуть воспрянул и говорю: «Она просто еду не любит!» Ахматова отвечает: «Сейчас да. Потому что любит тебя. А ты...» Она не договорила. Я тут же спрашиваю, заминкой воспользовавшись: «А в чём дело-то, Анна Андревна?» Она говорит: «Ты с ума сошёл, вот в чём дело! Пора, Серёжа, детишек рожать. Что за мир без детей, говори?» Я отвернулся: «А я тут при чём? Пусть, вон, Пушкин рожает с Натальей. Или Моцарт с Констанцией». Она проходит в гостиную, садится величественно на трон. «Совет решил, что первым ребёнком Нового Мира должен стать твой сын. Твой и Одри». «Что-что?.. Совет так решил? А меня не забыли спросить? А Одри?» Она помолчала. «Вот я к тебе и пришла. Спросить. Сколько ты ещё намерен упрямиться». Я говорю: «В нашем мире есть дети-с. Алиса Лидделл, к примеру». Ахматова отрицательно головой покачала: «Она не ребёнок. Не рождалась она здесь, а пришла сюда вместе со всеми, кто... спасся сюда из Старого мира. Да, такие, с позволения сказать, дети в нашем мире есть. Мало, но есть. Но они не настоящие дети. Они никогда не вырастут. А нам нужны полноценные. Этот мир населять и много других. Ты в курсе, что Циолковский полетел к звёздам?» Я печально вздохнул. «Да, они ко мне заходили с Гагариным. Попрощаться. Увидимся теперь лет только через тыщу наверное». «Ну вот. Лем свою экспедицию готовит, в другую сторону. Роман даже пишет про это. «Магелланово облако». Саган с Гаррисоном со дня на день стартуют в третью сторону. Человечество должно заселить нашу Галактику и все ближайшие. Таков план». Я немного подумал: «Анна Андреевна… А вот эти новые дети, если они конечно появятся, они будут смертными или как мы?» Она помолчала. «Единого мнения пока нет. То есть, велика вероятность, что они унаследуют ген бессмертия. Но...» Я кивнул: «И Совет решил поэкспериментировать на нас с Одри. Понятно». Я закурил папиросу. Ахматова тоже. «Есть данные, что ваш сын через несколько десятилетий спасёт этот мир». Я вздохнул. «Да что ж такое-то! Опять Нострадамус сбежал из Аида?» Ахматова: «Нет». Я: «Мерлинов не удалось обратно в книжки загнать?» Ахматова: «Нет». Я не выдержал: «Анна Андревна, ну сколько можно тянуть? Признавайтесь. Откуда данные?» Она вздохнула. «От Иоанна. Он наверху общался. Был в духе». Я немного помолчал. «Тогда ясно». И ещё помолчал. «И как вы себе это всё представляете? Ни Одри, ни другие женщины, кроме тех, что в Совете, даже понятия не имеют, что есть какие-то дети, которых можно рожать. Вы представляете, что это будет?» Ахматова только вздохнула. «Мы представляем. Да, нелегко. Но нужно. Нам дали понять, что без детей наш мир не продержится долго. Вот так». Мы помолчали. Когда тишина зазвенела, я не выдержал. «Как в Одессе? Давно были?» Она улыбнулась. «Недавно. С Колей и Лёвушкой. Потом в Бежецк летали. На пегасах. Коля уговорил. Ну ты же его знаешь... Хорошо там, спокойно… Ещё в Нью-Йорке была, с Иосифом виделась. Он новую поэму начал. Что-то невероятное». «А Мандельштам как? Давно его не видел». «Нормально. Он в городе, знакомом до слёз... Ты, Серёж, от темы не уходи и зубы мне не заговаривай». Я кивнул. «Анна Андревна, я вам рассказывал, как вы мне снились однажды? Ещё там, в старой жизни, когда мы не были с вами знакомы». Она покачала головой. «Мне снилось, что я нахожусь в тёмной комнате. Точнее, не в тёмной, а в сумрачной. Света мало, он только из маленького окошка льётся. А вы стоите у окна. Вот такая же как сейчас, пожилая, седая. На меня не смотрите. А я сижу на стуле неподалёку, смотрю на вас и чувствую, что вы меня любите. Как сына, как внука… не знаю… как очень близкого человека...» Я замолчал, стараясь сдержать слёзы. И тут услышал её голос. «Ты плачешь? Послушай… далёко на озере Чад изысканный бродит жираф...» Я поднял на неё глаза полные слёз. Она с трона встала, ко мне подошла и обняла мою голову. «Знаю, что тебе нелегко...» Помолчала. «Знаешь почему я выбрала вечную старость? В своей новой жизни. Чтобы можно было вот так сильного мужчину обнять. Как ребёнка». Она погладила меня по голове, наклонилась, поцеловала в макушку и пошла к двери. «Помирись с Одри, - сказала она не оборачиваясь. Но потом всё-таки повернулась. - Совет разрешил тебе надолго покидать Москву без сопровождения. Ты можешь жить и в Элэе... или где вы там хотели... Но Книга должна быть всегда с тобой. И ещё… за тобой будут присматривать. Михаил выделил специально для вас с Одри по второму гарду». Она ещё несколько секунд смотрела мне в глаза, потом почти незаметно кивнула, надела на правую руку перчатку с левой руки и вышла. Постепенно я успокоился. Всё это было тревожно, конечно, но не могу сказать, что идея Совета мне не понравилась. Я нашёл свой айфон и написал эсэмэску Одри. «Родная, нам нужно поговорить». Одри мне не ответила.


Продолжение следует...

ЛАЙК!


Правильной дорогой идёте, товарищщщ!..-:)))

Спасибо, Вячеслав Фараонович! :))) А я только закончил писать отзыв на Ваш стих, тут мне и пимкнуло :)) Дорогу осилит идущий, тсз :)) Сделаю паузу на месяцок, надо собрать мысли в кучу, поработать над композицией и закончить уже наконец эту штуку! Не так много осталось.

Правильно, Серёга! Не томи и не тяни!-:)))

Кстати, а какую из двух Одри  А.А. тебе сватает?

Удачи!

Одри Хепберн конечно! А какая ещё есть?

Вот именно, изюминка :) А Одри Хепберн - живая лоза! Нет-нет, моего ЛГ на мякине не проведёшь :)))

Не, ну кто же спорит! Просто хотелось уточнить. А то ты с ними так на короткой ноге, что и фамилии не называешь...-:)))

Ну да, есть такое. Это беда редких публикаций фрагментами и с большим перерывом. В книжке будет проще. Во-первых, будут иллюстрации. Во-вторых, если человек не бросит роман после первых страниц, вся информация нужная постепенно накопится и не будет забываться, потому что текст не очень большой, и отложить его надолго (если уже заинтересовало) не получится, гарантирую :))

Всё так, Серёга!  Удачи тебе!

Подаришь, когда выйдет в свет, с автографом! Чур, первый забил!..-:)))

Спасибо за пожелание, дорогой Вячеслав Фараонович! Ох, как она сейчас нужна! Первый экземпляр после авторского - договорились! :))

Удачи, удачи!  И ещё раз - удачи!

Заранее благодарю!..-:)))