Вильям Шекспир. Песня Орландо.

Дата: 07-03-2017 | 18:33:41

Этот лес и нем, и дик,

У него пустынный вид.

Дам я дереву язык –

И оно заговорит:


В миг вмещаются века,

Дни ползут, года летят,

Жизнь, как прежде, коротка,

И враждебен брату брат –


Бор глаголет обо всем,

Вторит бор словам моим.

И в речении любом

Розалинды образ зрим.


Это имя нанесу

На любой древесный ствол,

Чтобы всяк, кто есть в лесу,

С изумлением прочел,


Что средь женщин он найдет –

Хоть мечтать не смел о том –

Воплощенье всех красот

В милом облике земном.


Так синод всевышних сил,

Взяв создание одно,

В Розалинде совместил,

Что другим поврозь дано.


Спорит прелестью очей

С Клеопатрою она,

Красота Елены в ней

Блудом не замутнена.


Аталанты чистота,

Честь Лукреции – и так,

Каждая ее черта –

Женщины великой знак.


Ей совершенством быть во всем,

А мне навек – ее рабом.


Why should this Desert bee,

For it is unpeopled? No:

Tonges I’ll hang on every tree,

That shall civill sayings shoe.

Some, how brief the Life of man

Runs his erring pilgrimage,

That the stretching of a span,

Buckles in his sum of age.

Some of violated vowes,

Twix’t the soules of friend, and friend:

But upon the fairest bowes,

Or at every sentence end;

Will I Rosalinda write,

Taching all that read, to know

The quintessence of evere sprite,

Heaven would in little show.

Therefore heaven Nature charg’d,

That one body should be fill’d

With all Graces wide enlarg’d,

Nature presently distill’d

Helens cheek, but not his heart

Cleopatra’s Majesty:

Attalanta’s better part,

Sad Lucrecia’s Modesty.

Thus Rosalinde of many parts,

By Heavenly Synode was devis’d,

Of many faces, eyes, and hearts,

To have the touches dearest pris’d.

Heaven would that shee these gifts should have,

And I to live and die her slave


С наступающим Праздником, дорогие женщины!

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!