Книга живых. Вальтер Скотт

Дата: 02-03-2017 | 19:03:56

Визит 55


А вчера Скотт прицокал.

 Слышал я, коня привязал под окном и давай в подъезде по лестнице топать металлом.  

 Дверь распахнулась.

 Огромный рыцарь в сверкающих латах с трудом протиснулся через дверной проём, двуручным мечом и латами всё вокруг задевая.

 Шлем снимает, лицо под ним мокрое от пота, пунцовое, но сияющее почище лат.  

 «Здравствуйте, сэр Вальтер Вальтерович!» - говорю я радушно.

 Он улыбается.

 «И я, мой друг, всегда рад вас лицезреть! Но лучше, сэр Берг, зовите меня Ваджи. Вы ведь, насколько я знаю, против Шотландии ничего не имеете?»

 «Как можно, сэр! - вскричал я. - Напротив! Шона Коннери очень люблю, со Стивенсоном дружу, Конан Дойла почитываю до сих пор, Барри считаю волшебником, Бёрнса наизусть знаю кое-что, МакГрегор и МакЭвой душки, каких свет не видел! Ещё…»

 «Ну довольно!» - с улыбкой сказал Вальтер Скотт. - Убедили».

 Он поднял свой холщовый мешок, похожий на старый советский армейский рюкзак, и вывалил на стол его содержимое - а именно - объёмистый бумажный пакет.

 От пакета вкусно пахло и шёл пар.

 «Хаггис. Будем обедать».

 И продекламировал:


 «Прошу я, Господи, еды

 не из отваренной воды -

 шотландцы не едят бурды, -

 но в наш оазис

 подай - молю на все лады! -

    любимый Хаггис!

 

 Молодец ваш Лифшиц! Изрядно перевёл Бёрнса! Вообще, хорошо он переводит. Меня только не торопится почему-то... А я бы не возражал!»

 Я рассмеялся: «Передам Юрию Иосифовичу непременно. Он тут часто бывает. Хотя, у Шекспира чаще последнее время. Новую пьесу Уилла переводит, про дворцовый переворот на Марсе. Этакая смесь "Ромео и Джульетты" и "Гамлета". Гениальная вещь. Трудно у них идёт работа, то ссорятся, то мирятся...»

 Скотт вздохнул с пониманием и вернулся к хаггису насущному.

 «Давай, блюдо неси. Хаггис настоящий, домашний. Из дикого хаггиса. Сам лично поймал, освежевал и приготовил у себя в Эбботсфорде».

 Я улыбаюсь насмешливо.

 «Вальтер Вальтерович! Ваджи, то есть... Нет никакого дикого хаггиса. Легенда это».

 Он рассердился шутливо: «Сам ты легенда! Вывели зверя недавно. По усиленным просьбам трудящихся. Дикий хаггис. Как есть. Я лично в проекте участвовал. Так что, еда настоящая. Не то что этот ваш консервированный из «Вкусного алфавита»! Скотч-то есть у тебя? Или «Гиннесс» один?»

 Я бар открываю, достаю односолодовый и говорю: «Да я пиво-то не особо, Вальтер Вальтерыч. Даже «Гиннесс». А виски люблю. Иногда. Только вы меня простите, но ирландский мне нравится больше».

 Он скривился: «Позор и безвкусица! Клевер сплошной!»

 Я хмыкнул.

 Он прошёлся по комнате, гремя латами.

 «Как тебе?»

 Я налил нам виски, понемногу, по стакану всего и посмотрел.

 «Замечательно! Как у Айвенго!»

 Он нахмурился, но видно, что доволен реакцией.

 «Бери выше! Как у Ричарда Львиное Сердце!»

 Я поставил стаканы на стол.

 «Полноте, сэр, пошутили и будет. Я историю знаю немножко. У ваших героев двенадцатого века были кольчуги и шлемы. Максимум. А такие вот латы появились веке в пятнадцатом, вряд ли раньше».

 Скотт слушал молча, потом увидел скотч, какую-то кнопку на поясе своём нажал, и латы вдруг убрались в маленькую блестящую коробочку, закреплённую у него на ремне. Как в «Дюне» у Линча практически.

 «Так они энергетические! - я удивился. - От реальных не отличишь!»

 «Конечно! - сказал он, виски пригубливая. - На заказ делали с моих коллекционных лат пятнадцатого века Старого Мира, ты прав. Я их очень давно в Нью-Йорке купил. Бешеные деньги отдал».

 Он критически посмотрелся в огромное зеркало.

 Выглядел он забавно. Чёрный сюртук, ярко-красный клетчатый килт, сдержанно-жёлтый жилет, рубашка с высоким воротником, шейный платок, заколкой с бриллиантом заколотый, вязаные гетры в красно-зелёный ромбик, ботинки из оленьей кожи. Франт.

 Он, похоже, остался доволен своим отражением.

 Сел к столу, виски пьёт.

 Тут робот мой появился, быстро сервировал стол, где центром композиционным, естественно, сделался хаггис на огромном фарфоровом блюде. Робот, сверкая латами из космического алюминия, быстро ушёл.

 «Смешные они. На маленьких рыцарей похожи. Ну давай, наливай».

 Я налил ещё вискаря.

 Хаггис призывно исходил ароматом и паром.

 Скотт на меня посмотрел чуть сурово.

 «Я вообще-то и по делу к тебе. Пусть остынет пока. Я его всю дорогу в энерготермомешке вёз, остыть не успел».

 Я приготовился слушать.

 «Так вот… Бриан де Буагильбер».

 Я недопонял.

 «Что Бриан де Буагильбер?»

 Он кашлянул.

 «Появился Бриан де Буагильбер. Антисемит и подонок. Его видели у реки Дон, в той живописной местности весёлой Англии».

 Я рукой махнул: «Да ну бросьте, как такое возможно. Ведь он персонаж!»

 А сам вспоминаю Гагарина и его про Аэлиту рассказ.

 «Мне Вильгельмина сказала. Жена. Она там проезжала. Я ей верю».

 Я головой покачал, но сказать ничего не решился.

 «Скакал на огромном чёрном коне, рассылая проклятия Новому Миру. Как Толстой в молодости».

 «О как!.. - я немного опешил. - Даже звукоряд был?»

 А сам сижу и думаю, откуда это он про молодость Толстого знает? Кто-то проговорился, что ли?..

 «Ещё какой звукоряд! Эхо по горам металось как хаггис!»

 Я уточнил: «То есть, вы хотите сказать, что ваш персонаж воплотился в Англии и рассекает на коне вороном?»

 «Хочу. И сказал. И в Совет доложу. На следующем же заседании».

 Я по-прежнему упирался: «Но ведь это может быть просто чья-то глупая шутка. У нас таких не много, конечно, но есть. Вон, хоть Дали с Бунюэлем. Вечно чего-то чудят».

 Скотт кивнул: «Поначалу и я так подумал. Но Вильгельмина сказала, что после того, как он прокричал это всё, он взлетел и унёсся в небо с первой космической скоростью. Прямо вместе с конём. Вы что, сэр Серлас? Вы побледнели. Воды?..»

 «Лучше виски», - просипел я потерянным голосом и опрокинул полстакана виски себе в рот.

 «И что же, он теперь на орбите болтается? Как брат Хоттабыча?..»

 Несколько минут мы сидели и молча ели хаггис.

 Он был безвкусный.

 То есть, я его вкуса не чувствовал.

 После обеда мы ещё немного поговорили, стараясь свести происшествие либо к чьей-то голографической шутке, либо к недомоганию супруги сэра Вальтера.

 Потом он ушёл.

 Было это всё как в хорошем английском тумане.

 Как в тумане я слышал цокот копыт коня, удаляющийся по старой брусчатке моего переулка, как в тумане доедал хаггис, допивал виски и ложился спать, думая: «Что происходит? Какой к чорту Бриан де Буагильбер? Откуда ему взяться сейчас в нашем мире?..»

По-моему, Сергей, гениально!.. ЛАЙК!!!-:)))

Тема: Re: Re: Книга живых 7 (Сергей Буртяк)

Автор: Сергей Буртяк

Дата: 04-03-2017 | 16:09:27

Ух ты! Вячеслав Фараонович, ну Вы скажете, ей-богу! Покраснел так, что чуть дисплей не спалил! :))) Спасибо, дорогой человек! Радостно, что не проходите мимо! :)))