"Обезьяна приходит к охотнику..."

Дата: 01-03-2017 | 14:09:30

* * *

Обезьяна приходит к охотнику – за своей головой.
На часах что-то около двух пополуночи. Город спит.
Просыпается мафия. Грустящий под фонарем постовой
Отдает обезьяне честь – всю как есть, от кокарды и до копыт.
(он потом напишет в рапорте: «Господин окружной комиссар,
Журналисты врут, будто я приссал – я совсем не приссал.
Вы же знаете: чуть заваруха какая – так я на раз
По инструкции, как учили, стреляю преступнику между глаз.
Ну а здесь куда стрелять и какая к черту стрельба?
Рассудите сами: у нее же ни глаз, ни затылка, ни лба!
Соответственно, по инструкции я стрелять не мог. И потом,
Она просто спросила, где дом – и я указал ей дом».)

Обезьяна заходит в дом средь сгустившейся тишины.
Засыпает мафия. Просыпается комиссар и находит след.
В каждой комнате обезьяне подмигивают со стены
Незнакомые и знакомые головы. Нужной нет.
Обезьяна проходит в спальню – и ощущает взгляд,
А точнее два: со стены на нее бесстрастно глядят
Ее собственные глаза, а с кровати – точнее уже из-за –
Господин охотник выпучивает обычно прищуренные глаза.
(он потом расскажет: «А чего вы хотите? Мой ручной пулемет,
Как назло, на прошлой неделе сдан в долгосрочный ремонт.
Карабин, как должно, находится в сейфе – поди достань!
Да, конечно, ковер украшают кинжалы, мачете и сумпитан.
Но вы только представьте: вот я стою с кинжалом в руке,
А на мне – ночнушка в цветочек, колпак и пумпончик на колпаке…
Это так непрофессионально! Так глупо! Поверьте, друзья,
Что в таких условиях уважающему себя человеку работать нельзя!
Другое дело, если я в камуфляже и с пулеметом, а у врага –
Ничего. Тут я справлюсь хоть с кем! У меня же стальная рука,
Стальные нервы, и в глазах моих – убедитесь! – мерцает сталь.
Вот теперь вам, конечно, ясно, почему я и связываться не стал
С этой жалкой мартышкой – я, руки скрестив, стоял в стороне,
И, как римская тога, моя ночнушка сияла на мне».)

Обезьяна пристально смотрит на голову, ни слова не говоря.
Комиссар засыпает. Горожане цепляются за последние сны.
Мошкара за окном увлеченно дымится вокруг фонаря,
И куда-то туда, за окно, голова обезьяны глядит со стены.
(комиссар, проснувшись, в протоколе запишет: «Все как везде,
И иные приматы на голову выше иных людей…» –
Но потом очнется, страницу вырвет и отправит в утиль,
Обругав себя за минутную слабость и неподобающий стиль.)
Обезьяна снимает голову. В щели струится неоновый свет.
Говорит: «Я ее забираю» – охотник часто кивает в ответ.
Обезьяна сдувает с макушки пыль, смиряет печаль,
Целует голову в лоб и приставляет ее к плечам.
Голова молчит, равнодушно пяля пустые глаза.
Она будто чужая, и будто бы хочет скорей назад –
На стену, и как будто бы стесняется обезьяньих рук.
И тогда обезьяна издает какой-то невнятный звук,
Прижимает голову к сердцу, как ребенка, выношенного с трудом,
И покидает дом.

Я этот стих прочитал сразу как только он появился. Думаю -- ну сейчас будет шквал откликов. Шиш...

А в чем дело? Я за прочих не скажу, но меня стих завораживает.

Подтверждаю это и ставлю ЛАЙК!

+10!

Пишите. Это настоящее -- и скелет, и мускулы!

С уважением, Виктор. 

Вы удачно проиллюстрировали мои, например, недоуменные попытки понять, какой конкретно смысл вложил Домбровский в название романа.

При том, правда, что к самому роману это стихотворение не имеет никакого отношения. Просто название сидит в голове.