Книга живых. Рэй Брэдбери

Дата: 19-02-2017 | 18:23:42

Визит 27


А вчера Брэдбери приземлился. Не в прямом смысле, конечно. Это я так, для красно-планетного словца написал. Смотрит на меня сквозь толстые очки, улыбается. Я здороваюсь по-марсиански: «Илла Пао!» Он кивает соответственно. Очень доволен. Я говорю: «Что ж вы, Рэй Леонардович, всё в очках-то ходите? Ведь давно уже никакой необходимости нет. Глаза-то теперь как новые делают. Гомер себе сделал». Он головой качает: «Э, - говорит, - Срулик, нет!..» (Сруль - это моё имя так по-марсиански звучит). «С новыми глазами сплошная чёткость. А мне иногда и размытость необходима. Вот снимаю очки… (он снял очки) - и как будто в другом измерении, которое только пытаюсь постичь». «Всё-таки, вы большой ребёнок, Рэй Леонардович», - улыбаюсь я. «Очень большой!» - бодро отвечает он. Очки надел и достал из чудесного кожаного рюкзака, похожего на сумку марсианского почтальона, бутылку с золотисто-жёлтой жидкостью. «Из одуванчиков?» - интересуюсь. Он глаза закатывает от наслаждения. «А як же ж! Специально для меня в Крыму вырастили татарско-украинские товарищи. Клуб поклонников. Приличные люди. Там у них плантация целая. Под энергетическим куполом. Причём, одуванчики не простые, а со всем сопутствующим букетом, как в той известной английской микстуре, и даже больше. А меня зовут, когда пора вино делать. Рецептом-то я один только владею. Ну вот и делаю на всю честную компанию». Я бутылку в руки взял, на свет посмотрел. А в бутылке, в густой солнечно-жёлтой жидкости плавают парашютики одуванчиковые, целые. Красиво. Я говорю: «Давно поинтересоваться хотел… А оно правда из одуванчиков? Или как каша из топора-с? А, Рэй Леонардыч?» И смотрю на гостя с лукавинкой. Он игру подхватил. «Как вам сказать, Сруль Вильямович, скорей из косы, - и хохочет. - Она ведь тоже стальная!» Достал он из рюкзака штопор серебряный, бутылку ловко открыл. Из горлышка парашютики полетели по гостиной моей. Садясь на потолок, стены, пол, они делались звёздочками и мерцали золотисто и будто бы пели, тихонько, печально. Или мне эта печаль лишь почудилась, потому что я грустно подумал: Одри бы эти огоньки восхитили... Брэдбери сходил на кухню, принёс два узких высоких бокала, вина налил. Мы бокалы взяли, осторожно содвинули, послушали тонкий звон и пригубили. Вино было терпким и чуть сладковатым, очень лёгким и очень живым. Помолчали, послевкусие переживая. Брэдбери сел за стол и снова на меня посмотрел. Предельно серьёзно. «Я вот что пришёл… - начал он. - Мне тревожно». Поставив бокал на стол, я и сам сел, уже понимая примерно, что он скажет: «Вот и вы… Что случилось?» Он ещё помолчал, отпил вина, поставил бокал. «Непонятное, Серёжа, творится. Кто-то начал жечь книги». Я расхохотался: «Серьёзно? И что? Мы все, пишущие, этим занимаемся время от времени. Проверяем. А вы разве нет?.. » Он насупился, от прямого ответа ушёл, кашлянул и сказал: «Массово!» «Что?!» - я резко поднялся и стал по гостиной ходить. Такого я не ожидал. «Вы уверены?» Он печально головой покачал. «Не знаю… Не хочется верить. Но факты...» «Какие?» «Мне протелефонировал Борхес. Сказал, что из его Библиотеки пропало около трёхсот книг. А через тридцать дней в Буэнос-Айресе, на одной из площадей, в три часа ночи вспыхнул огромный костёр. Это книги горели. Там такие шедевры были!.. И современные тоже. Нет, конечно, основная часть книг не сгорела. Думаю, тот, кто это сделал, не знал, что не горят настоящие книги-то...» Я сел на диван, ноги отказывались слушаться… «Триста тридцать три... Господи, полуапокалипсис какой-то... Ничего подобного ведь с Последней Войны не бывало. Неужели опять?..» Он покачал головой. «Версию возвращения Гитлера Агата отвергнула сразу. И правильно сделала. Не может он в наш мир вернуться. Даже мёртвым не может». Я киваю: «Не может. Но кто?» Он плечами пожал, допил вино из бокала, налил ещё и мне немного плеснул. Я кое-как с дивана поднялся, подошёл, бокал взял ослабевшей рукой и, боясь уронить, быстро выпил до дна. Он тоже выпил. Одуванчики всё ещё светились по комнате, но мне показалось, что слегка потускнели. «Ничего неизвестно, Серёж, ни-че-го! Ни одного следа нет, ни единой улики. Борхес горько пошутил, что книги мог вынести только Человек-невидимка». Я говорю: «Так он персонаж… А Егор Егорыч пожилой человек. И зрением слабоват. И тоже, как вы, всё упрямится, глаза не хочет менять. Не желает чужие, к своим, мол, привык...» Брэдбери только кивнул: «Уэллс меня высмеял, когда я ему рассказал про версию Борхеса. Сказал, дескать, заснул, проворонил...» Я вздохнул: «Ну смешного тут нет… Даже если и так...» Он тоже печально вздохнул. «Самое скверное, что, при всей трагичности момента, у меня новый замысел сразу проклюнулся. Повесть о том как жгут книги». Я не сдержался: «Новый?..» Он посмотрел удивлённо. Я язык прикусил. Сколько раз себе запрещал эти вещи разоблачать!.. Ну не помнят они своих книг, что написали в Старую Эру... Давно бы привыкнуть к этому должен... Брэдбери нахмурился, снял очки, посмотрел медленно по сторонам. «Да, - сказал он. - И люди в моей повести постепенно придут к мысли, что лучший носитель для книг - это мозг. У кого он есть, конечно». Я чуть-чуть помолчал и говорю, стараясь хотя бы казаться бодрым: «Так и напишите! Название есть?» Он кивнул: «Есть конечно. У меня сразу есть. «Пожарный». Очки надевает и смотрит на меня выжидающе. Я помолчал. «Неплохо...» Он: «Но?..» Я прокашлялся. «Остроты не хватает. Ну и… «Почтальон» есть у Брина. Созвучно. Кстати, а при какой температуре бумага воспламеняется?» Он очень долго на меня смотрел, минут десять наверное, ничего не говорил, только думал. Мне показалось, что он считает в уме, губы его слегка шевелились. Наконец он поднялся. «Вы, Сергей, голова». Я тоже встал. «Поверьте, Рэй Леонардович, не в этом случае». Он рюкзак свой стал закрывать, а сам бормочет: «Двести тридцать три градуса Цельсия. Пятьсот шесть по Кельвину… Нет, всё не то... Четыреста пятьдесят один градус по Фаренгейту… А в этом что-то есть… что-то есть». Наконец он справился с застёжками, рюкзак надел, смотрит на меня и улыбается грустно. «Очень надеюсь, что повестью всё и закончится. Или романом. А то что в Аргентине произошло - какая-то нелепая случайность». Я эхом подхватил: «Будем надеяться». Он на бутылку недопитую рукой показывает: «Если ёмкость есть большая, стеклянная, перелейте. Оно ещё растёт, живое... Будет запас, для вдохновения. Или для другого чего». Он подмигнул заговорщицки, руку мне пожал крепко и быстро ушёл. Я полез в свой подпространственный погреб, искать четверть стеклянную, а сам всё думал: «Что-то тут, право, не складывается. Ну кто из ныне живых может всерьёз книги жечь? Да никто!»

Вот, наконец, и поэзия появилась на сайте! Спасибо, Сергей!-:)))

Читается на одном дыхании! А это неотъемлемый признак поэзии. Да, неординарной! Но - поэзии! Сергей, пусть твой талант никогда не изменяет ни тебе, ни нам.  Серёж, мы с Башировым очень хотим узнать, какие именно наши книги сожгли варвары. На предмет восстановления их. Лично у меня есть ещё несколько экземпляров на всякий случай. Я как знал, что будут сжигать. Ох не любит человечество своих гениев!

Узнай, дорогой, пожалуйста. Слава Баширов тоже нервничает.

Ну всё, дорогой! Бегу ставить заработанный тобой ЛАЙК!!!-:)))


Тема: Re: Re: Книга живых 6 (Сергей Буртяк)

Автор: Сергей Буртяк

Дата: 19-02-2017 | 19:09:47

Спасибо, дорогой Вячеслав Фараонович! Очень рад, что вы понимаете и чувствуете. Я стараюсь эти тексты писать как стихи. Это важное условие, часть замысла. А насчет сгоревших книг не волнуйтесь! :))) Ваши, Баширова и прочие указанные - не сгорели конечно же! Это спасибо, напомнили. Я переделал кое-что. Собирался в следующей главе упомянуть, но, думаю, правильно сразу. Во всяком случае, в интернет-журнальной версии. А вообще, чуть-чуть забегая вперед, могу сказать, что злодеи найдут-таки способ уничтожать книги. Но также найдётся и способ их восстанавливать. В общем, там грядёт большая война.

Тема: Re: Книга живых 6 (Сергей Буртяк)

Автор: Вячеслав Баширов

Дата: 20-02-2017 | 00:10:15

Ну, Серёжа, ты и тёзка малость преувеличиваете, по-моему. Чего нервничать-то? поздно уже. Книги, бумажные, горят синим пламенем повсеместно. Я на историческую родину с доисторической ничего, кроме книг не привез. И вот, стоят они, родные, вдоль стенки и, кажется, утирают свои пыльные гутенберговые слёзки, потому что хозяин давно перешел на эл. читалки. И все вокруг впадают в тот же грех. Кстати, лет 12 тому назад я в Буэнос-Айресе разговорился с молодыми людьми, Хорошие такие,  по аглицки бойко, думал я, слово Борхес будет нашим паролем. Увы... 

Да, лайк, разумеется. Забавно, как всегда.

  

Тема: Re: Re: Книга живых 6 (Сергей Буртяк)

Автор: Сергей Буртяк

Дата: 20-02-2017 | 02:39:15

Так же, как слово Гофман, думал когда-то я, будет паролем в Германии :)) Спасибо, Вячеслав. Кое-что приму к сведению. К примеру, напоминание об электронных книгах. Это существенно. Текст в медленной работе, так что всё в пользу. Спасибо!