В. Шекспир. Макбет. Акт IV, сцена 3

Дата: 04-02-2017 | 06:40:13

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

Сцена третья.

Англия. Перед дворцом короля.

Входят Малькольм и Макдаф

Малькольм

Идемте в парк. Уж если горевать,

Тогда не на глазах у посторонних.

Макдаф

А может, лучше взяться за мечи

И родину спасти, как подобает

Мужчинам? Что ни день, то новый стон

Вдовы иль сироты по небу хлещет

Пощечинами. Скорбный небосвод

Рыдает над Шотландией.

Малькольм

Я тоже.

Я знаю, что когда мой час пробьет,

Я выполню свое предназначенье.

Но можно ли поверить вам, Макдаф?

Вы были другом ирода, чье имя

Нам изъязвило и язык, и слух,

А ведь его всегда считали честным,

Так почему вы лучше быть должны?

Еще он вас не притеснял. А если

Меня, что так неопытен и слаб,

Вы в жертву принести ему хотите?

Макдаф

Я не предатель.

Малькольм

Может быть, и так.

Но ваш король – изменник, а вассалу

Приходится приказы исполнять.

Куда вы денетесь? Не обижайтесь.

Я просто рассуждаю. Хоть светлы

Все ангелы, но самый светоносный,

Как вам известно, пал. Так зло порой

Бывает от добра неотличимо,

С одною разницей, что это зло!

Макдаф

Умри, моя последняя надежда!

Малькольм

Она во мне и породила страх.

Ведь вы покинули свою отчизну,

С женою не простились и детей

Не приласкали. Самое родное

Оставили на произвол судьбы –

И для чего? Я вас не уличаю,

А просто беспристрастным быть хочу.

Макдаф

Тогда пускай Шотландия погибнет,

И произвол, царящий на крови,

Придет на смену кроткому закону,

Что сам ему сдает свои права.

Прощайте, принц. По-вашему, я куплен,

Хотя всех вотчин в северных краях

И роскоши Востока будет мало

Для этого.

Малькольм

Не обижайтесь. Вам

Не доверять – лишь полбеды. Я помню:

Шотландия томится под ярмом.

Она истерзана, и ежедневно

Ее страданья множатся. Еще

Я знаю, что найдется много тысяч

Отважных, благородных англичан,

Оружьем поддержать меня готовых.

Когда тиран лишится головы –

Лишь времени вопрос. Но кровопийцу

Тогда заменит кто-то пострашней.

Он и добьет несчастную отчизну.

Макдаф

Кто ж это?

Малькольм

Кто? Помилуйте! А я?

Во мне зародыши таких пороков,

Что если все они произрастут,

Тогда Шотландии многострадальной

Покажется чудовищный Макбет

Невинней белоснежного ягненка.

Макдаф

Не думаю, что сатане служил

Хоть кто-то омерзительней Макбета.

Малькольм

А почему? Он вероломен, подл,

Жесток, во всех семи грехах повинен,

Но ведь моё растление границ

Не знает. Я способен обесчестить

Всех женщин, от младенцев до старух,

Нимало не насытив вожделенья.

Ничто не в силах удержать меня.

Нет, пусть Макбет на троне остается!

Макдаф

Распущенность, конечно, говорит

О склонности к жестокому тиранству.

Она низвергла многих королей,

На первый взгляд, вполне благополучных,

Но вы не бойтесь удовлетворять

Свои... потребности. Вам не придется,

Я думаю, к насилью прибегать:

Найдутся верноподданные леди,

И ястреб похоти не заклюет

Всех, кто захочет стать его добычей.

Малькольм

Слыхали вы о жадности моей?

Своими загребущими руками

Я отберу поместья и дворцы

У самых состоятельных баронов,

Которых я немедленно казню,

А будет конфискованного мало,

Начну тягаться с лучшими людьми

И разорю их дочиста: ведь алчность

Не угасает, a, наоборот,

Лишь разгорается при утоленье.

Макдаф

Средь низких человеческих страстей

Не многие так выжигают душу,

Как жадность. Это – многих королей

Сгубивший меч. Но вы не беспокойтесь:

Шотландия откупится от вас,

Ее пока еще не разорили.

Простительны пороки, если их

Уравновесят доблести.

Малькольм

Какие?

То, что приличествует королям:

Великодушие, храбрость, милосердье,

Правдивость, мудрость? У меня их нет.

Я – воплощенье всех противных качеств.

Я молоко согласья вылью в ад

И погублю Шотландию.

Макдаф

О небо!

Малькольм

Ответьте: вправе человек такой

Быть королем?

Макдаф

Он быть – и то не вправе!

Ты обречен, затравленный народ!

Под узурпаторской пятой погибнешь!

Король законный, свергнувший себя,

На голову свою навлек проклятье

И опозорил предков. – Постыдись!

Отец твой набожностью был прославлен,

А мать была монахиней в миру,

Весь век жила коленопреклоненной.

А ты!.. Мне больше нет пути домой.

Потеряна последняя надежда.

Малькольм

Макдаф! Благочестивый этот гнев

В душе моей сомненья уничтожил.

Мне очевидна чистота твоя.

Макбет своею хитростью змеиной

Не раз меня пытался оплести,

И вот теперь я всем не доверяю,

Но не тебе. А если я теперь

И ошибусь, суди тебя Всевышний.

Так знай, что я себя оклеветал:

Я целомудрен, верен обещаньям,

Своим добром – и то не дорожу,

Куда там покушаться на чужое!

Я щепетилен: чёрта не предам.

Неправда для меня страшнее смерти.

Впервые в жизни я солгал сейчас,

Себе приписывая прегрешенья,

Которых нет. Я предан и тебе,

И родине. Отважный старший Сивард

И войско в десять тысяч англичан

Готовятся к шотландскому походу.

Мы выступаем. Да пошлет Господь

Победу нам. Что ты молчишь?

Макдаф

Так сразу

От горя к счастью трудно перейти.

Входит врач.

Малькольм

Договорим потом. – Скажите, доктор,

Король сегодня выйдет?

Врач

Да, милорд.

Там немочные жаждут исцеленья.

Не может медицина им помочь,

А он своей рукой животворящей

Снимает их болезнь.

Малькольм

Благодарю.

Врач уходит.

Макдаф

Что за недуг?

Малькольм

Так он сказал же: немочь.

Святой король свершает чудеса.

Я это видел сам. Бог весть, какие

Молитвы он читает, но больным,

Бубонами и язвами покрытым,

Он вешает на шею золотой

И лечит их заветными словами.

Но это, говорят, еще не всё:

Он обладает даром прорицанья.

Он – воплощенье многих совершенств,

Которые потомкам завещает.

Входит Росс.

Макдаф

Кто там идет?

Малькольм

По виду, наш земляк,

А кто, не разберу.

Макдаф

Мой славный родич!

Малькольм

Да, да! Теперь и я его узнал.

Мы все – осколки родины далекой.

Верни, Всевышний, нас домой.

Росс

Аминь.

Макдаф

Ну, как дела в Шотландии?

Росс

Всё то же.

Сама себе Шотландия страшна.

Она не мать-земля — могила наша.

Одним безумцам весело теперь.

Печальны все, в ком сохранился разум.

Отныне скорбь – шотландская черта.

Там воздух разрывается от стонов,

Но люди дышат — чем еще дышать!

И, что ни день, кого-нибудь хоронят.

Но люди, слыша погребальный звон,

Уже не спрашивают об умерших.

Там люди вянут раньше, чем венки,

И без недомоганья умирают.

Макдаф

Ты мрачную картину написал,

Но красок не сгустил.

Малькольм

А кто последним

В опале оказался?

Росс

Нет таких.

Конца не видно жертвам произвола.

Когда бы я последнюю назвал,

То был бы тотчас уличен в обмане,

Меня бы освистали.

Макдаф

Что с женой?

Росс

Всё то же.

Макдаф

А с детьми?

Росс

И с ними так же.

Макдаф

Оставил их в покое душегуб?

Росс

Скорей уж я оставил их в покое.

Макдаф

Да что с тобою? Говори ясней!

Росс

Когда я, согнутый тяжелым грузом

Вестей печальных, отправлялся к вам,

То услыхал, что многие из наших

Восстали. Несомненно, так и есть:

В пути я видел, как войска Макбета

К столице двигались. Пора и нам

Незамедлительно за дело взяться.

Ваш взгляд вернет шотландцам дух бойцов.

[Вариант: Один ваш взгляд шотландцев воскресит.]

Там женщины – и те вооружатся,

Чтоб тиранию сбросить.

Малькольм

Я готов.

Утешьте всех. Мы скоро выступаем.

Со мною десять тысяч англичан,

А Сивард, лучший в христианском мире

Военачальник, в бой их поведет.

Росс

О, как бы я хотел за это счастье

Вам радость подарить, но не могу.

То, что я знаю, лучше бы в пустыне

Провыть, чтобы никто не услыхал.

Макдаф

Чье это горе; одного иль многих?

Росс

Оно обрушится лишь на тебя,

Но всех подавит.

Макдаф

Говори скорее!

Росс

Но только ты не прокляни меня.

Язык мой не в ответе за известье,

Страшней которого ты не слыхал.

Макдаф

О, неужели...

Росс

Замок твой захвачен,

И все зарезаны до одного.

Подробней рассказав тебе об этом,

Я увеличил бы мартиролог

Еще тобою.

Малькольм

Господи, помилуй!

Не закрывай лица! Рыдай, Макдаф!

Стенай! Не уходи в себя! Излейся!

Не переносят горя только те,

Что цепенеют в гордой немоте.

Макдаф

Так и детей?

Росс

Жену, детей и слуг –

Всех до единого.

Макдаф

А я их бросил!

Так, значит, и жену?

Росс

Увы!

Малькольм

Держись.

Пускай тебя возмездие излечит.

Макдаф

О да! Но у Макбета нет детей!

Всех! Всех моих цыплят и их наседку

Проклятый адский коршун заклевал!

Малькольм

Веди себя, как подобает мужу.

Макдаф

Что подобает? О жене забыть

И не оплакивать детей убитых?

Но как Всевышний это допустил?

Я негодяй, но их губить за что же?

Так упокой их, Господи, в раю.

Малькольм

Ты скорбью укрепи святую ярость

И о нее точи возмездья меч.

Макдаф

Не стану предаваться пустословью,

Рыдая, словно женщина. Господь!

С шотландским дьяволом меня скорее

Сведи на расстоянии меча,

И если я его не уничтожу,

Прости его!

Малькольм

Достойные слова!

Что ж, армия готова. Остается

Нам только попрощаться с королем –

И в добрый путь. Макбет созрел. Возмездье

Косу над ним давно уж занесло,

Ведь самый черный день, сколь он ни жуток,

Не может продолжаться больше суток.

Уходят.

"Ведь самый черный день, как он ни жуток,

Не может продолжаться больше суток".


Такие слова вселяют оптимизм, помогают не отчаиваться...


Давно хотел спросить Вас, Александр: почему Вы своего замечательного Макбета публикуете не по порядку? Интереснее читать, когда есть развитие сюжета...

С БУ,

СШ

Сергей, спасибо, что назвали «Макбета» «замечательным», это очень приятно.

Лента движется медленно, а мне очень хотелось показать наиболее яркие сцены. Дальше всё пойдет по порядку.

Что касается отмеченной Вами реплики, то она, конечно, внушает оптимизм, но далеко не однозначна. Дело в том, что Малькольм — будущий король — повторяет, сам не зная того, слова, сказанные Макбетом (I, 3) вскоре после предсказания ведьм:

Судьбе доверюсь. Вереница дней

Пускай течет дорогою своей:

Ведь самый черный день, сколь он ни жуток,

Не может продолжаться больше суток.

Это я несколько удлинил и развернул мысль Шекспира, которая выражена значительно короче

Come what come may,

Time and the hour runs through the roughest day.

То есть Макбет решил не поддаваться соблазну, не идти на преступление — и всем известно, чем обернулись эти благие намерения.

Малькольм собирается стать королем и тоже не собирается становиться тираном.

Реплика Малькольма в оригинале:

(...) Receive what cheer you may:

The night is long that never finds the day

Тема в общем та же и рифмы те же.

Я заставил Малькольма повторить слова Макбета буквально. А что это значит: он «перенимает эстафету» у тирана или, наоборот, возвращает словам их настоящий смысл, восстанавливает норму, переводя их в другой контекст, — это уже читатели пусть решают.

С уважением

А.Ф.