В. Шекспир. Макбет. Акт I, сцены 4-7

Дата: 11-01-2017 | 23:58:49

АКТ ПЕРВЫЙ

Сцена четвертая.

Форрес. Зал во дворце.

Входят Дункан, Малькольм, Дональбайн, Ленокс, свита.

Дункан

Ну, что?! Казнен Кавдор? Гонцы вернулись?

Малькольм

Пока не возвращались, государь.

Но рассказал один свидетель казни,

Что осознал Кавдор свою вину,

Покаялся, просил у вас прощенья.

Он неудачно прожил эту жизнь,

Однако принял смерть с таким искусством,

Как будто век учился умирать,

Легко отбросил жизни дар бесценный,

Как вещь, которой вовсе нет цены.

Дункан

Жаль, не умеем мы читать по лицам!

Его я верноподданным считал,

И доверял мерзавцу безгранично.

Входят Макбет, Банко, Росс, Ангус.

А, ты, мой самый преданный слуга!

Из-за тебя я стал неблагодарным.

Но в этом сам же ты и виноват:

Занесся высоко. Уж слишом резво

Летаешь. Воздаяние моё

Куда медлительней. Я всё запомню

И ты получишь должное. Хотя,

Когда твои заслуги непомерны,

Какою бы награда ни была,

Она для этих подвигов мала.

Макбет

Не может быть отраднее награды,

Чем преданная служба королю.

Повелевать – забота господина,

Повиноваться – долг его рабов

И сыновей. Мы то лишь исполняем,

Что делать нам велят любовь и честь.

Дункан

Так в добрый час! Я начал, как садовник,

Тебя растить и приложу труды

К расцвету твоему. – Ты, Банко, тоже

Мне хорошо сегодня послужил.

Дай обниму тебя.

Банко

Я в вашем сердце

Укоренюсь и принесу плоды,

Лишь вам принадлежащие по праву.

Дункан

Хоть я и торжетсвую, но смущен.

Мои глаза слезами увлажнились,

Как будто от печали. Сыновья,

Сородичи, соратники и таны!

Вам надлежит узнать: мой сын Малькольм,

Мой первенец, наследует корону,

И я его тем самым возвожу

В сан принца Камберленда. И, конечно,

Он будет самой яркою звездой,

Но не единственной: взойдут созвездьем

Все те, кто возвышенья заслужил.

Макбет, мы в Инвернесс к тебе поедем

В знак вечной дружбы.

Макбет

Я обременен,

Когда вам не служу. Мне нужно ехать,

Чтоб поделиться радостью с женой.

Так поспешу.

Дункан

Достойный тан Кавдорский!

Макбет (в сторону)

Принц Камберленд! Передо мной стена,

Что выстоит иль будет снесена.

Нет, звезды, я от вас мечту мою

В душе, в потемках, лучше утаю.

И если мне глаза мешают ныне,

Я ринусь в ослеплении – к вершине!

Дункан

Да, Банко, чествовать таких людей –

Не менее, чем пировать, приятно.

Последуем за ним. А он меж тем

Сумеет нас принять во всеоружье.

Слуг не найдется преданней его.

Уходят.


Сцена пятая.

Инвернесс. Замок Макбета.

Входит леди Макбет, читая письмо.

Леди Макбет

Я встретил их в день, когда я произвел фурор.

[Примечание.

Я понимаю искусственность этого слова (хотя стиль Шекспира не отличается особой простотой и безыскусностью). Мне хотелось подчеркнуть двойственность победы Макбета. Латинское furor — это не только безумный успех, но и само безумие, неистовство, сумасшествие и т.п. (срав. со значениым макбетовским sound and fury) — А.Ф.]

Я убедился, что они знают больше, чем люди. Я хотел расспросить их подробнее, но они растаяли в воздухе. Не успел я прийти в себя, как появились королевские гонцы и величали меня Кавдорским таном, совсем как эти вещие сестры, которые даже приоткрыли мне будущее словами «Хвала тебе, Макбет, король грядущий!». Я почел своим долгом сообщить обо всем тебе, участница моего триумфа, чтобы не лишать тебя доли предназначенного тебе величия. Скрой это в своем сердце, а пока до свидания».

Да, ты Гламисский и Кавдорский тан

И будешь тем, что суждено. Однако

Ты с материнским молоком впитал

Смирение такое, что не сможешь

Избрать наипростейшую стезю

К величию, которое желанно.

Ты хочешь согрешить, но не греша.

Ты жаждешь власти только непреступной:

Без преступленья грезишь вознестись.

В самой игре, конечно, ты не шулер,

Но разживешься шулерством чужим.

Пусть ты пока не совершил злодейства,

Но ты отнюдь не отрицаешь зло.

Гламис, спеши ко мне и стань великим!

О! Я смогу внушить тебе свой дух,

[Примечание: ... внушить тебе свой дух — буквально: передать тебе свой дух через уши (I may pour my spirits in thine ear).]

Искусством языка снесу преграды

Между тобою и златым венцом,

Что роком на тебя уже возложен.

Входит слуга.

Ну что?

Слуга

К нам направляется король.

Леди Макбет

Что ты несешь? Известия такие

Передают заранее. Супруг

Меня предупредил бы.

Слуга

Но хозяин

И сам сейчас прибудет. Скороход

Его дорогой обогнал, а больше

Не в силах был добавить ничего.

Леди Макбет

Ступай к нему. Он прибыл с важной вестью,

Слуга уходит.

Охриплый вран надрывно проорал

Нам про приезд Дункана злогрядущий.

Ко мне, химеры, нежить, духи тьмы!

Пускай отныне стану я бесполой.

В пустую грудь мою налейте желчь,

Сверните кровь, прочь изгоните совесть,

Захлопните пред состраданьем дверь.

Чтоб я в решенье не поколебалась.

Слетайтесь отовсюду мне на грудь

Невидимые духи истребленья!

Я до отвала ядом вас налью.

Ты, мрак полночный, стань непроницаем

От адского тумана, чтоб кинжал

Не видел ран, которые наносит,

И с неба сквозь завесы тьмы густой

Не донесется приказанье «Стой!»

[Вариант:

Пускай же сквозь кромешной тьмы завес

Слова «Не сметь!» не долетят с небес.]


Входит Макбет.

Великий тан Гламисский, величайший

Кавдорский, наивеличайший в том,

Что предстоит! Письмо я прочитала

И в будущее, как по волшебству

Из настоящего переселилась.

[Вариант:

Письмо я прочитала

И с настоящее порвала я связь

Я всё его ничтожество презрела,

Величием грядущего пленясь.

Теперь живу я в будущем всецело.]

Макбет

О будущем, любовь моя: Дункан

Приедет вечером.

Леди Макбет

Ну, а уедет?

Макбет

С восходом солнца.

Леди Макбет

Может быть, восход

И будет, только солнца не увидит.

Твоя физиогномия, Кавдор,

Напоминает книжную обложку:

По ней и содержанье угадать

Нетрудно. Так нельзя. Уподобляйся

Другим. Встречай улыбкою гостей.

Всех привечай, всем удели вниманье.

Гляди цветком, будь аспидом под ним.

И чтоб победой увенчалось дело,

На эту ночь доверься мне всецело,

Чтоб остальное время ты один

Царил как полноправный властелин.

Макбет

Потом.

Леди Макбет

И прогони с лица все тени,

Как будто бы с собою ты в ладу.

Задумчивость внушает подозренье.

Не бойся, я тебя не подведу.

Уходят.


Сцена шестая.

Перед замком Макбета.

Трубы и факелы. Входят Дункан, Малькольм, Дональбайн, Банко, Ленокс, Макдаф, Росс, Ангус, свита

Дункан

А славно здесь. Как дышится легко!

Тут даже воздух напоен покоем.

Банко

Примета верная: гнездо стрижа.

Он, летний гость и житель стрех церковных,

Ручается, что сами небеса

Благословили этот край. Повсюду,

На всех уступах люльки птиц видны.

[Вариант: зыбки этих птиц. Обыгрывается ассоциация с зыбкостью (благополучия).]

Давно замечено: стрижи гнездятся

На чистом воздухе.

Входит леди Макбет.

Дункан

А вот сама

Хозяйка. – Ты должна быть тем счастливей,

Чем больше мы тебя обременим.

Всегда любовь чревата беспокойством,

Но благотворны тяготы ее.

Леди Макбет

О, ваш приезд для нас такое счастье,

Что дважды мы удвоим все труды!

И да поможет нам святое небо!

Дункан

Но где наш верный раб, Кавдорский тан?

Мы мчались по пятам, но чудо-всадник

В любви к тебе пришпоривал коня,

И мы остались позади. Хозяйка,

Не стой, встречай гостей!

Леди Макбет

О нет, господ!

Ведь мы, скорее, гости в этом замке.

Нам ничего здесь не принадлежит.

Мы сами – ваша собственность.

Дункан

Ну что же,

Тогда к супругу ты нас отведи.

Он угодил монарху, мы и дальше

Намерены к нему благоволить.

Пошли, сударыня.

Уходят.


Сцена седьмая.

Замок Макбета.

Трубы и факелы.

По сцене проходят кравчий и слуги с яствами и посудой.

Входит Макбет.

Макбет

Конечно, наши бренные дела

Конец имеют, но не окончанье,

Иначе я покончил бы со всем

Одним ударом! Если бы злодейство

По достиженье цели никогда

Нас более уже не навещало,

Тогда, на зыбкой отмели времен,

На остановке в плаванье вселенском,

Кто б испугался Страшного суда?

Но мы подсудны и на этом свете.

Не рой другому ямы, говорят.

Кровавый ментор учит преступленьям,

Потом его же первый ученик

Наставнику перегрызает глотку.

Порою беспристрастная Судьба

Подносит нам же кубок с нашим ядом.

Я за троих обязан охранять

Дункана: я и подданный, и родич,

И, наконец, хозяин, потому

Мне надлежало бы стоять на страже,

А не подкрадываться к королю,

Сжимая нож. Но есть еще препона:

Дункан так безупречно справедлив

И, при своем всевластье, безгреховен,

Что все его заслуги вострубят,

Как ангелы, возмездье призывая

На голову убийцы, и тогда

В эфирном вихре явится младенец,

Как херувим, летящий на коне,

В глаза людей повеет состраданье,

И ураган потонет в море слез,

Когда убийство это совершится.

Да, честолюбие моё сбоит:

То на дыбы взовьется, то, внезапно

Споткнувшись, падает.

Входит леди Макбет.

Ну, как он там?

Леди Макбет

Заканчивает жрать. Зачем же ты

Внезапно так ушел?

Макбет

А он спросил?

Леди Макбет

А как же!

Макбет

Может, лучше всё забудем?

Король меня достаточно вознес.

Я голосом народа возвеличен.

Я в славу облачился, как в парчу,

Зачем же сбрасывать ее так скоро?

Леди Макбет

Итак, твоя мечта перепила?

Теперь, с похмелья, мутными глазами

Она глядит на прежний свой разгул,

Что так недавно удалью казался.

Ты столь же осторожен и в любви?

В желаньях лев, на деле сущий агнец.

Величье власти мнишь ты совместить

С невинностью и кротостью? Не выйдет!

И рыбку съесть, и в воду не полезть,

Как кот.

Макбет

Молчи! Зачем же так сурово?

Я смею всё, что смеет человек,

Лишь нелюди на большее дерзают.

Леди Макбет

Так кем же обернулся ты в тот час,

Когда мне рассказал о вещих сестрах?

По-моему, ты человеком был.

А если ты достигнешь власти высшей,

То станешь величайшим из людей.

В тот раз и время не было удобным,

Не подходило место. Ну и что?

Ты был готов их изменить. Когда же

Их переправила сама судьба,

Ты оробел? Мне это непонятно:

Ничто не удержало бы меня

От действий на пути к великой цели.

И я когда-то матерью была,

И я познала радости кормленья,

Но если бы мешало мне дитя,

Я вырвала бы грудь из нежных десен

И размозжила голову ему!

Макбет

А если не удастся?

Леди Макбет

Не удастся?

Все силы духа ты скрути в канат,

И всё удастся. Он устал с дороги.

Когда уснет, я стражу подпою.

В их черепах, как в перегонных кубах,

Мозги вскипят и паром изойдут.

Оставшись без естественной защиты,

Два борова у двери захрапят,

И нам уже ничто не помешает

Мертвецкий сон монарха превратить

В сон мертвого и это преступленье

Потом перевались на пьяных слуг.

Макбет

Рожай мне сыновей. В твоей природе

Нет женственного больше ничего.

И правда, мы используем кинжалы

Охранников, которых мы потом

В крови измажем. Их вина, конечно.

Не вызовет сомнений.

Леди Макбет

Громче всех

Оплакивать погибшего мы станем.

Макбет

Желаньем страстным волю я напряг.

Я сделаю опасный этот шаг.

Идем, и, как приличия велят,

Безмасочный продолжим маскарад.

Уходят.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!