Стефан Малларме "Лазурь" и другое. Цикл.

Дата: 08-01-2017 | 01:10:49

Стефан Малларме Лазурь
(С французского).

Насмешливый покой незыблемой лазури,
давящий взгляд с небес, бесстрастный, как цветы, -
добавочный упрёк в моей душевной буре,
что гибнет гений мой в бесплодности мечты.

Бегу, закрыв глаза. А совесть непослушна.
Надеюсь обрести хоть ночью забытьё.
Куда бежать ? Лазурь преследует бездушно.
Каким тряпьём заткнуть презрение её ?

Туманы ! Я вас жду ! Вы, будто пепел, серы.
Заройте всё вокруг в лохмотья облаков.
В болотные цвета окрасьте все пленеры,
устройте над землёй сплошной беззвучный кров.

С озёр летейских в мир явись, глухая Скука;
сбери камыш и мхи, сотри румянец с лиц
и, не жалея сил, сшивай меж туч сторуко
все дыры, что творят в полётах стаи птиц.

К тому же пусть дымят тоскливые камины,
из сажи сотворят бродячую тюрьму.
Пусть реют над землёй ужасные картины.
Пусть тонут горизонт и свет небес в дыму.

Погибли небеса. Вернусь в земное лоно.
Презревши Идеал и Грех, ведущий в Ад,
как Мученик приду, не встретивши препоны
в благой приют людских довольных жизнью стад.

Мой бренный котелок*, без дела холодея,
походит на пустой флакон из-под румян.
Пытался восхвалять плачевные идеи
и просто попадал в погибельный капкан.

Всё попусту. Лазурь вещает о победе.
На башнях в честь неё раскачивают груз.
Мне страшен звонкий шум во всю гудящей меди.
Живой металл поёт в Лазури Анжелюс**.

Он слышен сквозь туман, и дрожь родится в грунте.
Глазурь и сталь блестят сквозь порванную хмурь.
Куда бежать теперь, упрямясь в жалком бунте ?
То гонится за мной Лазурь ! Лазурь ! Лазурь !

Stephane Mallarme "L'Azur"

De l'eternel azur la sereine ironie
Accable, belle indolemment comme les fleurs
Le poete impuissant qui maudit son genie
A travers un desert sterile de Douleurs.

Fuyant, les yeux fermes, je le sens qui regarde
Avec l'intensite d'un remords atterrant,
Mon ame vide, Ou fuir?
Et quelle nuit hagarde
Jeter, lambeaux, jeter sur ce mepris navrant?

Brouillards, montez! versez vos cendres monotones
Avec de longs haillons de brume dans les cieux
Que noiera le marais livide des automnes
Et batissez un grand plafond silencieux!

Et toi, sors des etangs letheens et ramasse
En t'en venant la vase et les pales roseaux
Cher Ennui, pour boucher d'une main jamais lasse
Les grands trous bleus que font mechamment les oiseaux.

Encor! que sans repit les tristes cheminees
Fument, et que de suie une errante prison
Eteigne dans l'horreur de ses noires trainees
 Le soleil se mourant jaunatre a l'horizon!

- Le Ciel est mort. - Vers toi, j'accours! donne, o matiere
L'oubli de l'Ideal cruel et du Peche
A ce martyr qui vient partager la litiere
Ou le betail heureux des hommes est couche.

Car j'y veux, puisque enfin ma cervelle videe
Comme le pot de fard gisant au pied d'un mur
N'a plus l'art d'attifer la sanglotante idee
Lugubrement bailler vers un trepas obscur...

En vain! L'Azur triomphe, et je l'entends qui chante
Dans les cloches. Mon ame, il se fait voix pour plus
Nous faire peur avec sa victoire mechante,
Et du metal vivant sort en bleus angelus!

Il roule par la brume, ancien et traverse
Ta native agonie ainsi qu'un glaive sur
Ou fuir dans la revolte inutile et perverse?
Je suis hante. L'Azur! L'Azur! L'Azur! I'Azur!
1864
 
Примечание.
Стихотворение "Лазурь" известно в русских переводах А.Ревича, Романа Дубровкина, Вадима Алексеева и других.
*Котелок - чтобы не было сомнений, имеется в виду голова звонаря.
**Анжелюс - имеется в виду церковный благовест.

Стефан Малларме  Звонарь
(С французского).

Над долинами звон колокольный струится.
Изобилье цветов, в чистом воздухе - мёд.
Там лаванда, тимьян, ребятня веселится.
Добрый благовест вширь что ни вечер плывёт.

А звонарь, как толкнёт налетевшая птица,
по латыни её от досады ругнёт.
Сам всё тянет канат, напрягается, тщится;
камнем прочным, как медь, в гулкий колокол бьёт.

Это я - тот звонарь. Даже жаждущей ночью
понапрасну стучу, расточая свой раж,
чтоб с царящих грехов снять обманный плюмаж -

вместо звона летят только всхлипы и клочья.
Я устал, Сатана. Бьюсь зазря, но упрям.
Снявши камень, вцеплюсь: билом стану я сам.

Варианты: 
понапрасну стучу как хранитель и страж...
ради вечных идей я вхожу в эпатаж...
защищая добро, я вхожу в эпатаж...
ради целей святых я вхожу в эпатаж...
-----------------------------------
Stephane Mallarme Le sonneur

Cependant que la cloche eveille sa voix claire
A l'air pur et limpide et profond du matin
Et passe sur l'enfant qui jette pour lui plaire
Un angelus parmi la lavande et le thym,

Le sonneur effleure par l'oiseau qu'il eclaire,
Chevauchant tristement en geignant du latin
Sur la pierre qui tend la corde seculaire,
N'entend descendre ; lui qu'un tintement lointain.

Je suis cet homme. Helas ! de la nuit desireuse,
J'ai beau tirer le cable a sonner l'Ideal,
De froids peches s'ebat un plumage feal,

Et la voix ne me vient que par bribes et creuse !
Mais, un jour, fatigue d'avoir enfin tire,
O Satan, j'oterai la pierre et me pendrai.

Примечание.
Стихотворение "Звонарь" переведено на русский язык Романом Дубровкиным, Александром Ребриковым, Вадимом Алексеевым, Марком Таловым, З.Берёзкиной, Юрия Михайловича Ключникова.


Стефан Малларме  Весеннее обновление
(С французского).

Недужная весна пришла и прогнала
дни творческих трудов, сверкающую зиму.
Зеваю, ослабел, как будто принял схиму.
Задав мне мрачный тон, кровь тише потекла.

Рассудок мой - во мгле. Мой череп, как в оковах.
Они ржавее скреп на дедовском гробу.
Я, словно в полусне, бреду, кляну судьбу...
Поля вокруг горды приливом соков новых.

Пьянея от цветов, устав, прилягу в тень.
Отрою для мечты под деревом могилу,
кусая тёплый грунт, где расцвела сирень,

раз справиться с тоской иначе не под силу.
- Но вижу на заре Лазурь с её ухмылкой,
и птичий хор им рад: встречает песней пылкой.
----------------------------------
Stephane Mallarme Renouveau

Le printemps maladif a chasse tristement
L'hiver, saison de l'art serein, l'hiver lucide,
Et, dans mon etre a qui le sang morne preside
L'impuissance s'etire en un long baillement.

Des crepuscules blancs tiedissent sous mon crane
Qu'un cercle de fer serre ainsi qu'un vieux tombeau
Et triste, j'erre apres un reve vague et beau,
Par les champs ou la seve immense se pavane

Puis je tombe enerve de parfums d'arbres, las,
Et creusant de ma face une fosse a mon reve,
Mordant la terre chaude ou poussent les lilas,

J'attends, en m'abimant que mon ennui s'eleve...
- Cependant l'Azur rit sur la haie et l'eveil
De tant d'oiseaux en fleur gazouillant au soleil.

Примечание.
В Интернете есть переводы этого стихотворения, сделанные Романом Дубровкиным, Павлом Лавриненко, С.Петровым,  Марком Таловым ("Первина").


Cтефан Малларме  Сонет: Когда пугает тень фатального закона...
(С французского).

За тенью, что страшит, - пророчество времён.
Мечте, в которой цель и страсть существованья,
в конце концов грозит фатальность умиранья;
и горько сознавать, что ты не окрылён.

Соблазны королей: их слава, пышность, трон -
как зелень всех гирлянд подвластны увяданью.
Их гордость - лишь мираж, обманное мерцанье.
Мудрей их всех аскет, что верою силён.

Когда-нибудь Земля, приют наш неслучайный,
проявит весь свой пыл во вспышке чрезвычайной.
Придут века светлей былых во много раз.

Пространство в череде трагичных изменений
к ним властно привлечёт немало зорких глаз.
Пусть в звёздных торжествах заблещет новый гений.

Вариант:
За тенью, что страшит, - пророчество времён.
Мечте, скрепившей в нас костяк и сухожилья,
потом грозит контакт с сырой могильной стылью.
Вся удаль пропадёт от множества препон.

Соблазны королей: любой дворец и трон -
рассыплются в куски и скроются под пылью,
гирлянды из цветов, завянув станут гнилью.
Мудрей их всех аскет, что верой окрылён. (И т.д.)
------------------------------------
Stephane Mallarme Quand l'ombre menaca ...

Quand l'ombre menaca de la fatale loi
Tel vieux Reve, desir et mal de mes vertebres,
Afflige de perir sous les plafonds funebres
Il a ploye son aile indubitable en moi.

Luxe, o salle d'ebene ou, pour seduire un roi
Se tordent dans leur mort des guirlandes celebres,
Vous n'etes qu'un orgueil menti par les tenebres
Aux yeux du solitaire ebloui de sa foi.

Oui, je sais qu'au lointain de cette nuit, la Terre
Jette d'un grand eclat l'insolite mystere,
Sous les siecles hideux qui l'obscurcissent moins.

L'espace a soi pareil qu'il s'accroisse ou se nie
Roule dans cet ennui des feux vils pour temoins
Que s'est d'un astre en fete allume le genie.

Примечание.
Приведённый сонет привлёк внимание многих литературоведов, толкователей, комментаторов, критиков и переводчиков.
Имеются очень любопытные красочные переводы на русский язык Вадима Алексеева и Романа Дубровкина.


Стефан Малларме  Летняя печаль
(С французского).

Под солнцем, на песке, ты в страсти и в томленье,
вся золоте волос, похожих на литьё;
и ладан щёк твоих со влагой слёз в смешенье,
влечёт меня, бодря, как дивное питьё.

В горящей белизне, в затишье без движенья,
сказала ты, прервав лобзание моё:
"Как паре мумий, нам, века отдохновенья
среди античных пальм, не скрасит забытьё"...

А мне б волнах твоей горячей шевелюры
навеки утопить всю дрожь моей натуры,
сыскав Небытие, что снится и тебе.

И сердце всё сильней стучит, вещая бурю.
Пусть вкус твоих румян, что чую на губе,
спасёт - даст мне покой гранита и лазури.
-------------------------------------------------
Stephane Mallarme  Tristesse d'ete

Le soleil, sur le sable, o lutteuse endormie,
En l'or de tes cheveux chauffe un bain langoureux
Et, consumant l'encens sur ta joue ennemie,
Il mele avec les pleurs un breuvage amoureux.

De ce blanc flamboiement l'immuable accalmie
T'a fait dire, attristee, o mes baisers peureux
"Nous ne serons jamais une seule momie
Sous l'antique desert et les palmiers heureux !"

Mais la chevelure est une riviere tiede,
Ou noyer sans frissons l'ame qui nous obsede
Et trouver ce Neant que tu ne connais pas.

Je gouterai le fard pleure par tes paupieres,
Pour voir s'il sait donner au coeur que tu frappas
L'insensibilite de l'azur et des pierre.

Примечание.
Сонет "Летняя печаль" привлекло внимание нескольких лучших переводчиков.
В Интернете его можно найти в русских переводах Романа Дубровкина, А.Ревича, Вадима Алексеева, Светланы Командровской.

Стефан Малларме  Сонет. Победный суицид.
(С французского)

Победный суицид. Нырок в пучину вод.
Угасла головня, и море заштормило.
И золото и кровь. Всё пурпуром цветёт.
То в воду канул царь. То не моя могила.

Хоть ярко взорвалось, ни щепки не плывёт.
И в полночь, погодя, весь праздник тень накрыла.
Один бесценный дар оставило светило:
Твоё чело светло - и будто нет забот.

Как взглянешь на тебя - восторг и наслажденье.
В тебе весь свет небес в беспечном отраженье.
Тобой он отражён, как в юном торжестве.

Мне нравятся твои застенчивые позы:
как будто царский шлем одет на голове,
и, сыпясь из него, вокруг ложатся розы.
--------------------------------------
Stephane Mallarme  Victorieusement fui ...

Victorieusement fui le suicide beau
Tison de gloire, sang par ecume, or, tempete !
O rire si la-bas une pourpre s'apprete
A ne tendre royal que mon absent tombeau.

Quoi ! de tout cet eclat pas meme le lambeau
S'attarde, il est minuit, a l'ombre qui nous fete
Excepte qu'un tresor presomptueux de tete
Verse son caresse nonchaloir sans flambeau,

La tienne si toujours le delice ! la tienne
Oui seule qui du ciel evanoui retienne
Un peu de pueril triomphe en t'en coiffant

Avec clarte quand sur les coussins tu la poses
Comme un casque guerrier d'imperatrice enfant
Dont pour te figurer il tomberait des roses.

Примечание.
В Интернете можно найти другие переводы этого сонета, в частности перевод Краснова.

Стефан Малларме Сонет: Ониксовый блеск ногтей Афродиты
(С французского).

И ониксовый блеск, и нервный звучный микс,
и лампы зажжены, покуда спит Аврора.
У всей лавины грёз в любой ночи журфикс.
И Феникс их дотла все жжёт без разговора.

А в зале - пустота, беззвучный скучный ПТИКС.
В нём ни игрушки нет. И двери - без запора.
Хозяин, урну взяв, отправился на Стикс,
чтоб там начерпать слёз. Небось вернётся скоро.

Но в северном окне - сияющий простор;
как в зеркале, блестит тускнеющий декор:
рогатое зверьё палит наяду-никсу.

Став облаком, она умчалась выше гор.
Агатовым огнём весь пух его проникся:
то светит ковш из звёзд, семь братьев и сестёр.
---------------------------------------------
Stephane Mallarme Ses purs ongles tres-haut ...

Ses purs ongles tres-haut dediant leur onyx,
L'Angoisse, ce minuit, soutient, lampadophore,
Maint reve vesperal brule par le Phenix
Que ne recueille pas de cineraire amphore

Sur les credences, au salon vide : nul ptyx,
Aboli bibelot d'inanite sonore,
(Car le Maitre est alle puiser des pleurs au Styx
Avec ce seul objet dont le Neant s'honore.)

Mais proche la croisee au nord vacante, un or
Agonise selon peut-etre le decor
Des licornes ruant du feu contre une nixe,

Elle, defunte nue en le miroir, encor
Que, dans l'oubli ferme par le cadre, se fixe
De scintillations sitot le septuor.

Примечание.
В Интернете можно найти переводы этого сонета, сделанные Вадимом Алексеевым,
Романом Дубровкиным, Марком Таловым.
Из письма Стефана Малларме другу: поэту Анри Казалису:
"Данный сонет - запланированный эксперимент над словом. Он составлен, насколько возможно, для излучения из пустоты и сна. К примеру: окно, распахнутое в ночь;
в комнате никого нет; ночь, сплетённая из отсутствия вопроса; в комнате нет мебели, может быть, только смутные консоли; в глубине - угасающее зеркало,
которое отражает свет Большой Медведицы, соединяя покинутое пространство с небом".


Стефан Малларме    Другой веер мадмуазели Малларме
(С французского).

Грезёрка ! Не смотри с опаской,
как я купаюсь в ветерке,
лишь удержи с игривой лаской
моё крыло в твоей руке.

Прохладный воздух, ободряя,
порадует с любым качком.
И так уже большой, без края,
объёмней станет окоём.

В безумии, припав с лобзаньем,
простор - бессчётно и опять -
не сможет справиться с желаньем:
ни взбудоражить, ни унять.

Как диким жителям Эдема,
тебе мой танец будет люб.
Ты будешь радоваться немо,
укрыв улыбку в складках губ.

На влажных берегах - цветенье.
Там золотой вечерний свет.
И я в полётах лягу тенью
на пышущий огнём браслет.

--------------------------------------------------------------
Stephane Mallarme Autre eventail de Mademoiselle Mallarme,

O reveuse, pour que je plonge
Au pur delice sans chemin,
Sache, par un subtil mensonge,
Garder mon aile dans la main.

Une fraicheur de crepuscule
Te vient a chaque battement
Dont le coup prisonnier recule
L’horizon delicatement.

Chaste jeu ! voici que frissonne
L’espace comme un grand baiser
Qui, de n'etre eclos pour personne,
Ne peut jaillir ni s’apaiser.

Sens-tu le paradis farouche,
Ainsi qu’un rire enseveli,
Se couler du coin de ta bouche
Au fond de l’unanime pli !

Le sceptre des rivages roses
Stagnants sur les soirs d’or ! ce l’est,
Ce blanc vol ferme que tu poses
Contre le feu d’un bracelet.
1884

Примечание. В Интернете можно найти переводы этого стихотворения на русский язык,
сделанные Марком Таловым (два варианта), Юрием Денисовым, Романом Дубровкиным
и другие.

Стефан Малларме  Альбомный листок
(С французского).

Сказали: "Чтоб развлечь дитя,
урок повеселей затейте..."
Ты, кстати, молвишь мне, шутя:
"Сыграйте врозь на каждой флейте !".

Пейзаж был просто very good,
я - стар, но вовсе не уклончив.
Как мог, исполнил свой этюд
и на тебя взглянул, закончив.

Запас дыхания был мал -
не помешала бы подмога.
Я пальцы слабо прижимал.

Но звук мой походил немного
на твой весёлый детский смех,
чарующий меня и всех.
-------------------------------------
Stephane Mallarme Feuillet d'album

Tout a coup et comme par jeu
Mademoiselle qui voulutes
Ouir se reveler un peu
Le bois de mes diverses flutes

Il me semble que cet essai
Tente devant un paysage
A du bon quand je le cessai
Pour vous regarder au visage

Oui ce vain souffle que j’exclus
Jusqu’a la derniere limite
Selon mes quelques doigts perclus
Manque de moyens s’il imite

Votre tres naturel et clair
Rire d’enfant qui charme l’air


Примечания.
Стихотворение было вписано в альбом Терезы, дочери провансальского поэта Жозефа Руманиля (1818-1891)  - по её просьбе.
Над переводом этого стихотворения работали разные авторы. В Интернете можно найти
тексты Марка Талова, Романа Дубровкина, Андрея Кроткова, Светланы Командровской.
Отдельные переводы выглядят весьма экзотично.


Стефан Малларме Веер мадам Малларме.
(С французского).

Взмах за взмахом. В небе трепет.
Так родится новый стих,
будто рвётся первый лепет
вон из складок кружевных.

С тем стихом в эфире плещет
веер - чем он не крыло ?
И бодрящий взор твой блещет,
как зеркальное стекло.

(Только пепельная дымка,
вдруг темнит его слегка:
тень - почти что невидимка,
но тогда во мне тоска).

Только веер, будто птица,
не ленясь, всё в лёт стремится.
--------------------------------
Stephane Mallarme Eventail de Madame Mallarme

Avec comme pour langage
Rien qu’un battement aux cieux
Le futur vers se degage
Du logis tres precieux

Aile tout bas la courriere
Cet eventail si c’est lui
Le meme par qui derriere
Toi quelque miroir a lui

Limpide (ou va redescendre
Pourchassee en chaque grain
Un peu d’invisible cendre
Seule a me rendre chagrin)

Toujours tel il apparaisse
Entre tes mains sans paresse.
1891

Примечание.
В Интернете можно прочесть блестящий перевод этого сонета, который сделала Ирис
Виртуалис и интересные переводы Романа Дубровкина, Марка Талова, Юрия Михайловича Ключникова.
Сонет был положен на музыку Клодом Дебюсси.



Блестяще!

С Новым годом, Владимир! И с Рождеством!

Храни Вас Господь!

С БУ,

СШ

Сергею Шестакову

Сергей !  Большое спасибо за поздравление. И Вам желаю счастливого Рождества и весёлого старого Нового Года !  Боялся взяться за Малларме, он сложноват для понимания. Кроме того не очень люблю переводить уже переведённое другими, но - вникая в то, что нахожу в Интернете - прихожу к мысли, что не всё переведено достаточно ясно и даже верно. Пришлось взяться самому.

ВК

Владимир, переводы хорошие. Но всё же есть разговорные слова, которых нет в оригинале. Приведу пример.


у Вас

понапрасну стучу, расточая свой раж,

оргинал

J'ai beau tirer le cable a sonner l'Ideal,


Малларме пишет об идеальном звучании, как я понимаю, когда звонарь прекрасно натягивает верёвку колокола. Вы пишите - раж. Это разные вещи. Раж - это состояние возбуждения (разг.) . Идеал - это состояние чего-то наилучшего. Сверхсостояние.


Я давно Вас призываю избегать жаргонизмов, разговорных слов при переводе, если таких слов нет в оригинале. Меняется сильно стиль, интонация, поэтический облик. Малларме -  высокоинтеллектуальный поэт.

Александру Лукьянову

Александр !   У меня нет никакого желания и причин, чтобы оспаривать

Ваши замечания. Отмеченные Вами недостатки исправимы. Я привожу

здесь варианты.  С творчеством Стефана Малларме я знаком ещё

недостаточно. Особенности его творческой манеры и мировоззрения

изучаю параллельно с работой над конкретным произведением. Знаю,

что своим поэтическим вождём его признавали такие противоречивые

и ершистые гении как Верлен и Рембо.  С Вашей помощью буду

разбираться, что допустимо, что недопустимо. К сожалению, пришёл к

выводу, что внешне блестящие переводы других мастеров, даже

самых признанных, на поверку иногда вовсе не идеальны по верности

оригиналу.

Хочу вернуться к стихотворению, герой которого назван "паяцем".

Паяц - это шут, фигляр. Я употребил слово "штукарь". Обратился к

словарю Даля. Там указано, что одно из значений слова "штукарь" -

именно то же самое: паяц, шут. Словарь Стефана  Малларме богат и разнообразен.  Пока ещё не знаю, с какими словесными вывертами

придётся встретиться дальше.  Достаточно ли дистиллирован его язык,

мне предстоит выяснить в дальнейшем.

С уважением

ВК

Александру Лукьянову

Александр !   У меня нет никакого желания и причин, чтобы оспаривать

Ваши замечания. Отмеченные Вами недостатки исправимы. Я привожу

здесь варианты.  С творчеством Стефана Малларме я знаком ещё

недостаточно. Особенности его творческой манеры и мировоззрения

изучаю параллельно с работой над конкретным произведением. Знаю,

что своим поэтическим вождём его признавали такие противоречивые

и ершистые гении как Верлен и Рембо.  С Вашей помощью буду

разбираться, что допустимо, что недопустимо. К сожалению, пришёл к

выводу, что внешне блестящие переводы других мастеров, даже

самых признанных, на поверку иногда вовсе не идеальны по верности

оригиналу.

Хочу вернуться к стихотворению, герой которого назван "паяцем".

Паяц - это шут, фигляр. Я употребил слово "штукарь". Обратился к

словарю Даля. Там указано, что одно из значений слова "штукарь" -

именно то же самое: паяц, шут. Словарь Стефана  Малларме богат и разнообразен.  Пока ещё не знаю, с какими словесными вывертами

придётся встретиться дальше.  Достаточно ли дистиллирован его язык,

мне предстоит выяснить в дальнейшем.

С уважением

ВК

Владимир, что Вы имели в виду, оставив без перевода "Лазури Анджелюс"?


У Ревича: "И благовест парит над миром голубой!"

У Алексеева: "Молитвенную синь струит живой металл!"

У Дубровкина: "Гудит в торжественно синеющих псалмах". 


И еще вопрос. "Мой бренный котелок" - это голова?

Для ясности исправил строку.  Читайте: "Живой металл поёт в Лазури Анжелюс.

ВК

Увы, никакой ясности не наступило. "Анджелюс" остался непроясненным. Я понимаю, Вам нужна рифма на слово "груз". Но нельзя же рифмы ради создавать дополнительные ребусы для читателей и в без того сложном тексте. И что там с "моим бренным котелком"? Если это все-таки, голова, как я подозреваю, то мог ли так сказать изысканнейший Малларме, вроде бы не знакомый с советским городским сленгом? Ваше "разъяснение" в примечании положения не спасает.


Кстати, angelus - это не церковный благовест, как Вы указали в том же примечании, а прежде всего католическая молитва Angelus Domini. В католических храмах чтение этой молитвы действительно сопровождают колокольным звоном, каковой едва ли можно назвать церковнославянским словом "благовест".

Юрию Лифшицу

Уважаемый Юрий !  У меня к Вам просьба:  внимательно прочтите другие переводы из Малларме на русский язык. Переводы Романа Дубровкина многими считаются эталонными. В связи с тем, что Вы заинтересовались стихами Малларме, буду рад увидеть Ваши  переводы "Лазури" и других стихотворений.  С различием православных и

католических церковных обычаев я не знаком.

ВК 

Уважаемый Владимир! Я нисколько не заинтересовался стихами Малларме и переводить его "Лазурь" и другие стихотворения вряд ли стану. А Вам, чтобы понимать, о чем идет речь у Малларме, все-таки стоит понять разницу между православным и католическим богослужением.

Юрию Лифшицу

Другие критики предлагали мне проникнуться буддистской

мудростью... Я так и не уверился, что мне это необходимо.

Теперь Вы пишете:

"Я нисколько не заинтересовался стихами Малларме " - ?!

Так к чему же Вы заводите о них разговор ?

Ощущаете ли Вы, в чём разница между товарищеской

критикой и простым занудством ?

Ответа на мой вопрос я не требую.

ВК


Владимир, если Вы считаете занудством вполне справедливое замечание насчет не переведенного Вами "Лазури Анжелюса", то тут уж ничего не попишешь. Тем более что ниже у Вас же пребывает не переведенный же "беззвучный скучный ПТИКС". Тенденция однако. Что такое птикс и почему он набран у Вас заглавными букавами, я не постигаю. Ясно одно: вместо кропотливой исследовательской работы по изучению оригинала Вы облегчаете себе жизнь, создавая ребусы для возможных читателей. Желаю всяческих успехов на избранном Вами поприще, и пусть его осенят изобретенные Вами анджелюсы и птиксы. Всего доброго!

Юрию Лифшицу

Вы способный поэт и трудолюбивый переводчик, но

в том, что касается творчества Малларме, Вы абсолютно не осведомлены (как это видно из Ваших

настойчивых и самоуверенных реплик).  Я уже писал Вам, что после известного Вам инцидента

с "Веком Перевода" у меня нет особого желания с Вами общаться - тем более разговаривать о

Малларме, которым Вы не интересуетесь.

Излишний гонор превращает даже достойного и

талантливого человека в невыносимого зануду.

ВК