Невезучий «Винни-Пух»

Дата: 03-01-2017 | 09:26:56

Невезучий «Винни-Пух»

 

В начале 90-х меня угораздило перевести «Винни-Пуха». По ходу дела обнаружились кое-какие «тайны». Оказалось, Милн написал не одну книжку, а две: собственно «Винни-Пуха» и «Домик на Пуховой опушке». Блистательный переводчик Борис Заходер почему-то выбросил из каждой книжки по главе и объединил оба текста в один. Неожиданным для меня было наоичие в книге Кристофера Робина, не вписавшегося в потрясный советский мультфильм. Еще выяснилось, что у Милна все персонажи, кроме Кенги, были мужского рода, в том числе и заходеровская Сова. У меня, естественно, появился филин, и тут я малость похулиганил, снабдив его именем Фелини и домиком под названием «Фелинятник». Вместо Пятачка у меня образовался поросенок Хрюки, вместо Тигры — Тигыр, ну, и т. д.

 

Издатель, на удивление, нашелся быстро — в тогдашнем Свердловске. Не помню, как я на него вышел, но я съездил туда, заключил договор — все честь по чести — на крупную по тем временам сумму в рублях и уехал ждать книжки домой. Ожидание (и гонорар) затянулось. По телефону всячески обещали. Через пару месяцев я набрался наглости приехать к издателям снова: дескать, где деньги, Зин? Они там изумились, начали бегать из кабинета в кабинет, кося в мою сторону лиловым глазом. Я невозмутимо (на самом деле — возмутимо, но я сдерживался) сидел в предбаннике и ждал исхода беготни. Наконец, меня пригласили в кабинет и предложили две трети суммы вместо трех третей. Внутренне я возликовал, поскольку не наделся получить и этого, но виду не подал, изображая из себя матерого писателя (это был первый договор и первый гонорар), подписал бумаги, взял деньги, поблагодарил и уехал домой опять же ждать выхода книжки.

 

Но не тут кобыла! Книга не вышла, ибо издательство... развалилось! Наверное, это единственный случай, не побоюсь этого слова, в мировой литературе, когда гонорар был выплачен, а издание не состоялось вследствие банкротства издательства. На кой им было платить мне даже эти две трети, не постигаю до сих пор. Видимо, ошалели от моей наглости.

 

Деньги, золотое кольцо и золотой же крестик, купленные мною в соседнем со Свердловском Челябинске для Тани, произвели дома необходимый и достаточный эффект. На меня взглянули со стороны, обратной моему тогдашнему безработному статусу. Оказывается, за эту бодягу платят, сквозило в изумленном взоре близких. Увы, следующей издательской манны пришлось ждать лет ннадцать, и она бы совсем не такой питательной, как первая. Зато я тогда же купил в том же Челябинске альбом репродукций Дали.

 

В свое время поэт Олег Асиновский задался вопросом: «Как надо испугать поэта, чтобы поэт устроился на работу?» Я разрешил эту проблему по-своему, а именно — испугался и устроился. Докатился и до журналистики, и до редакторства, но это уже другой мультфильм.

 

Смеркалось, то есть прошли годы, издать «Винни-Пуха» (как и многое другое) не удалось, Сам я не умею это делать, а литагента у меня нет. Впоследствии правообладатели «Винни-Пуха» и наследники Заходера подложили мне очередного Пятачка, выросшего благодаря им в полноценного хряка. Отныне и вовеки «Винни-Пух» в России мог быть только заходеровским, и в подтверждение этого свинского тезиса на обложке свежих изданий появилось двойная фамилия — Милн-Заходер.

 

Пару недель назад я обнаружил в Википедии, что авторское право на «Винни-Пуха» закончилось в 2006 г. Я воспрянул духом и решил опубликовать книжку электронным образом в издательской системе Ridero. Но не тут кобыла! После модерарации мне было недвусмысленно заявлено, что «Винни-Пух до сих пор «правный», что Алан Александр Милн — царствие ему небесное — почил в 1956 году и что, по всем законам, мой перевод не увидит света как минимум до 2026 г. Впрочем, если кто-нибудь договорится с правообладателями, разумеется, за деньги, то, возможно, и раньше. Но надежды на это столько же, сколько шансов на то, что г-н Миллер расскажет правду о финансировании «Зенита». Вот вам и Википедия!

 

Невезучий у меня «Винни-Пух» оказался. Хотя его несчастливая судьба не идет ни в какое сравнение с судьбой сына Милна — Кристофера Робина, которому папины сказки в полном смысле слова сломали жизнь.

 

26 декабря 2016

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!